спецпроекты

ИНАЧЕ. Евгений Дулин

Делать иначе – стратегия победителей. Именно их мы называем хулиганами, именно их репостим и пишем друзьям: «Ты видел?».  Идеи, проекты и лайфстайл героев нового совместного спецпроекта Maincream и шотландского бленда из солодовых виски Copper Dog противоречат стандартному образу мышления и всякой логике. 15 интервью о тех, о ком важно знать в Киеве.

Следующим героем спецпроекта «ИНАЧЕ» стал сооснователь Hangover одного из самых громких тусовочных мест города, Евгений Дулин.

Почему ты выбрал для себя именно ресторанный бизнес? К чему ты стремился – свободе, независимости?

После получения юридического образования я устроился на работу помощником юриста, где проработал один месяц. Получив первую зарплату, я ушел и решил попробовать себя в ресторанной сфере. Почему именно там? Каждый из нас по-разному видит свою работу. Для меня важно – не просыпаться в 8:00, чтобы ехать в офис. Я искал работу по такому принципу и остановился на ресторанном бизнесе, где нет четкого графика работы.

Моя история – это не старт с нуля и постепенный подъем по карьерной лестнице. Я не был официантом или барменом. В свои 21 или 22 года сразу попал в маркетинг, откуда и начался мой путь в ресторанном бизнесе.

D’lux стал одним их твоих опытов работы в клубной сфере. Чему ты научился, работая в клубе с многолетней историей? 

Я пришел в клуб D’lux не в самом его рассвете, а как раз во время перемен, когда все было сложно. В таких обстоятельствах никто не должен был меня чему-то учить. Наоборот, от меня ожидали, что я принесу свои знания и буду их применять.


В D’lux и сформировалась наша команда: Оля Рыжик, Тимур Трушковский, Борис Глаз и я. Мы проработали вместе три года, показав отличные результаты в не самый успешный для заведения период. После мы нашли помещение будущего Hangover и поняли, что пора идти дальше. 

Ты всегда видел себя владельцем собственного заведения? 

После открытия Hangover, когда наша летняя площадка была уже битком набита людьми, друг спросил меня: «Как тебе в роли собственника?». А я понял, что ничего не изменилось. Я и раньше круто делал свою работу, она приносила доход и удовольствие мне и собственникам бизнеса. В Hangover я продолжал круто делать работу, вот только собственником уже был я сам. 

Так получилось, что в 27 лет мы открыли Hangover и начали зарабатывать деньги не кому-то, а самим себе. Наверное, любой человек, работающий в ресторанной сфере, думает о собственном ресторане, баре или клубе. Главное, чтобы в момент, когда ты будешь внутренне к этому готов, возле тебя находились правильные люди. 

⁣⁣⁣⁣

Совсем недавно я вспоминал наше открытие и поймал себя на мысли, что, если бы четыре года назад кто-то другой, а не Оля, предложил мне открыть на том же месте заведение, я с вероятностью 99% отказался бы. Потому что с Олей у нас симбиоз и полное взаимопонимание. При этом мы абсолютно разные, и в Hangover каждый занимается своим делом. В этом весь кайф. 

То есть на начальном этапе у вас не было готовой идеи? 

Не было, но впереди у нас было 1,5 года стройки помещения Hangover, за которое мы знали, что успеем довести концепцию и формат заведения до идеала. Мы не придумали Hangover за месяц, это проект длиною в 1,5 года. 

Те, кто хотя бы раз были в Hangover, согласятся, что, по сути, в этом месте нет ничего нового. Как удалось настолько удачно совместить разные тренды и создать заведение, которое моментально «выстрелило»? 

Для меня Hangover – то место, которого мне самому не хватало в Киеве. Это мой протест почти 7-летней работе в ресторанном бизнесе, когда я предлагал новые форматы, а меня не слышали. В Hangover я воплотил все то, чего, как мне говорили, делать не надо. 

⁣⁣⁣⁣

Например, еще в 22 года я понимал, что ресторану не нужен сайт. По сей день я не понимаю, зачем он заведению. И у Hangover нет сайта. 


Кайф в том, что мне не нужно никому объяснять, почему я делаю так или иначе в Hangover. Я не пытаюсь никому ничего доказать, но количество людей в Hangover каждые выходные доказывает, что делаю все правильно. 


Многие говорят, что Hangover работает по принципу сарафанного радио. Возможно, но для того чтобы запустилось сарафанное радио, предварительно нужно проделать очень много работы. Перед тем как открывать Hangover, мы по пунктам прописывали, почему гость должен прийти в Hangover, а затем возвращаться снова и снова.

В Hangover кто-то приходит на музыку, кто-то – на людей или еду. Мы до сих пор успешно работаем в будни как ресторан. 


Что такое Hangover? Это похмелье. Чего ты хочешь, когда тебе плохо? Ты хочешь бургер и все, что связано с cheat meals. Так мы и придумали «похмельные» завтраки. Это все мелочи, но одновременно компоненты пирамиды, которые складываются воедино, образуя Hangover. 


То же самое с сарафанным радио. Чтобы оно заработало, его надо запустить. Весь маркетинг и наши усилия были нацелены как раз на то, чтобы запустить сарафанное радио.  

У нас не было рекламы – только страница заведения в Instagram и наши аккаунты. К тому же мы не какие-то селебрити, чтобы к нам сразу бежали толпы людей. Когда я звонил и рассказывал об идеи для Hangover, то слышал в ответ: «Кто вы и что открываете?». Так выглядели все мои переговоры с потенциальными партнерами и спонсорами. Сейчас все изменилось. 

⁣⁣⁣⁣

Ты прогнозировал такой стремительный успех заведения? 

У нас было три бизнес-плана: оптимистичный, пессимистичный и реальный. К каждому прописали соответствующий план действий. Например, как я уже говорил, мы стартовали без рекламы. Но если бы, по пессимистичному прогнозу, к нам не шли люди, мы, естественно, запустили бы рекламу и занимались агрессивным маркетингом. 

В случае оптимистичного плана, который и сработал, нашей задачей было «закрыться» внутри и дотачивать все детали. Мы запустили сарафанное радио – дальше нужно было внимательно прислушиваться к нему, понимать, что не так, и как можно быстрее это устранять. 


Hangover – это стихия. Это живая история. 

Учитывая, что вы готовились к открытию 1,5 года, Hangover – история об идее или бизнес-план?

Это идея, которая приносит деньги. Любую работу и бизнес делают ради денег. Просто есть любимая работа, а есть нелюбимая.

⁣⁣⁣⁣

Для тебя Hangover – это любимая работа? 

Для меня Hangover – не работа. Здесь я себя чувствую, как дома. 

Что ты почувствовал на первых вечеринках с открытием летней террасы, когда увидел «биток» людей?

Я даже не успел получить кайф. Мы тогда были настолько загружены, что буквально «жили» в Hangover. Помню, как проходило открытие террасы. Уже в 10 вечера ко мне подошел бармен и сказал, что они не справляются с потоком людей. Тогда я стал за бар и закончил в 5 утра. Открытия террасы я не видел. 

Так как работы было много, и по ходу появлялись все новые задачи, эти «битки» людей превратились для нас в нормальное явление. Это как с новой машиной: первые несколько недель ты кайфуешь, потом привыкаешь. А потом, спустя ещё немного времени, начинаешь думать, что можно бы и лучше. В тот момент, когда я должен был кайфовать от этого «битка», я был настолько загружен задачами, что просто не успел получить от этого удовольствие. 

⁣⁣⁣⁣

Считаешь себя ответственным за тот образ жизни, который транслируешь? Ведь Hangover – это о вечеринках, алкоголе, танцах до утра и утреннем похмелье. 

Это однозначно мое состояние, это музыка, которую я слушаю, и те напитки, которые я хочу пить. Если бы Hangover не был моим заведением, я бы все равно только сюда и ходил в Киеве. Я не говорю, что Hangover – эталон заведения. Просто, видимо, со многими людьми мои вкусы совпали. Сыграла ностальгия – и Hangover «выстрелил». 

Чувствуешь, что создал действительно легендарное место для клубной жизни нашего времени? Место, которое никто не сможет повторить, потому что все это будет «как Hangover»?

Уже никто не сможет повторить Hangover, хотя многие пытались это сделать. Мы до сих пор боремся с Hangover-пати по всей Украине. 


«Слизать» идею в тысячи раз проще, чем самому придумать. То же самое с нашей музыкой, которую пытались повторить везде. Но нигде она не заходит так, как в Hangover. Важна атмосфера места и его люди. Я часто сам играю в Hangover и всегда выпиваю. Для меня важно быть на одной волне со всеми гостями. Тогда ты понимаешь, чего хочется людям.

Hangover построен по принципу вечеринки на кухне, когда все выпили, и каждый хочет включить свой любимый трек. В этом и феномен нашего заведения. В Hangover ты знаешь, что на протяжении ночи точно несколько раз попадешь в любимый трек. И так происходит у каждого, кто приходит. 

⁣⁣⁣⁣

Успех Hangover придал тебе уверенности для следующих проектов? Нет страха, что твоей «идейности» хватило на одно заведение, а все следующие проекты будут на его фоне теряться? 

Когда открывался Hangover, никто не верил ни в локацию, ни в само заведение. Сейчас все по-другому. Я однозначно понимаю, что в городе знают, кто я и что могу. Соответственно, у людей будут такие же высокие ожидания и требования к новым заведениям. Именно поэтому очень педантично отношусь к своим следующим проектам. Я так же, как и другие, не застрахован от провала следующего проекта. Hangover не дает мне права считать себя классным и рассчитывать, что, несмотря ни на что, какое бы новое заведение я не открыл, люди в него придут.


За четыре года я видел огромное количество заведений. Я путешествовал и старался впитывать лучшее от тех мест, которые мне нравились. И здесь речь не только о форматах заведений, а обо всех деталях, которые я в них видел.  


Все было придумано еще до нас. Будет неправильно сказать, что в Hangover мы придумали что-то новое. Но почему тогда никто не сделал так до нас? Мы просто смогли правильно собрать пазл. 

Ты знаешь, каким будет следующий тренд в музыке и концепте заведения, после Hangover?

Я считаю, что ближайшее будущее – за рэп-музыкой. 

Когда от тебя ждать нового громкого проекта? 

Мы долгое время думали над новым заведением, но ситуация с коронавирусом внесла свои коррективы. Пока никто не знает, что будет дальше, как изменится культура людей проводить свое свободное время. Надеюсь, вскоре люди будут снова готовы находиться в таком же тесном контакте, как раньше. А пока мы просто взяли паузу во всем, с запуском Hangover в том числе, и ждем дальнейших послаблений карантина.

⁣⁣⁣⁣

На опыте Hangover, есть ли у тебя рецепт, как научиться видеть новые возможности в существующих трендах? 

Я думаю, что здесь важна наблюдательность. Я много созидаю и стараюсь оставаться в тренде. Нужно пытаться увидеть, что будет модно завтра. В основном все пытаются открыть заведение в том концепте, который в тренде сегодня. Я считаю, что нужно открывать не то, что «выстрелило» уже сейчас, а вкладывать деньги в то, что будет актуально завтра. Очень классно, когда получается открыть заведение «завтрашнего дня». 

Успех Hangover делает тебя уникальным?

Все мы уникальны – просто не все успевают найти себя. В чем эта уникальность? Нужно для себя разобраться и постараться в себе ее вырастить. Не каждый солдат рожден быть генералом, но, несомненно, каждый может стать лучшим в своем деле.

История Copper Dog основывается на реальных фактах хулиганских поступков сотрудников вискикурен, которые при помощи устройства copper dog (пер. «медная собака») зачерпывали виски из бочек и выносили домой. Дома – смешивали виски из разных бочек и даже из разных дистиллерий для лучшего вкуса. Сердце этого виски находится в баре гостиницы Copper Dog в городе Крейгеллачи, в Шотландии. Бар до сих пор принимает гостей, наливает напиток и рассказывает легенды о виски. Copper Dog – ЛУЧШИЙ ДРУГ ЧЕЛОВЕКА.⁣⁣⁣⁣⁣⁣⁣⁣⁣⁣⁣⁣

Другие материалы