news

Разбор полетов: Элена Ферранте «Моя гениальная подруга»

История о дружбе сквозь года, которая больше похожа на поле битвы. История о форменном плебействе и о том Неаполе, который нам неизвестен. В конце осени Паоло Соррентино представил сериал из 8 серий, снятый по первой книге Элены Ферранте. Всего в культовом «Неаполитанском Цикле» 4 тома. Сегодня мы говорим о первом – «Моя гениальная подруга».

Неаполь, 60-е годы. Мафия уже процветает, а до понимания бедных семей к чему их детям образование – еще далеко. Представь себе замкнутый мир, в котором ты с раннего детства знаешь о том, что тебе уготована судьба своих родителей. Представь себе мир, где все твои мечты укомплектованы в рамки двора-колодца, в котором ты живешь. Но некоторые продолжают мечтать.

Лену – талантлива. Лила – гениальна. Лену усердно учится, идеально выполняя программу и ужасно завидует Лиле, которая не имея тех же возможностей, откуда-то знает все наперед. И пока весь класс только начинает читать по буквам, Лила вычисляет корень и говорит на латыни. А что дальше? Зависть и обожание, состязание и бессилие. Лену до смерти старается обогнать свою подругу, отчаивается, но продолжает учиться. 

А потом классическая история: Лила и ее таланты медленно утопают в подготовленной ей жизни. Не сумев довериться чутью, она выбирает более надеждый вариант – удачное замужество. Как часто мы наблюдаем эту картину в жизни, не правда ли? Когда обладая уникальными навыками, мы слишком страшимся или ленимся, и в итоге предпочитаем идти протоптанной дорожкой, лишь бы не думать о большем. Лишь бы не принимать решения, исход которых нам неизвестен. Как часто..

А Лену продолжает учиться. Первая в классе, последняя в глазах матери, которая ненавидит дочь за школу. И здесь как нельзя кстати всплывает тема плебейства, что красной нитью проходит сквозь весь сериал. Соррентино акцентирует внимание на том, что матери не хватает помощи Лену по дому и средств из-за трат на обучение. Отец же остается на стороне дочери. Только вот почему на самом деле  Сеньор Греко так агрессивно поддерживает Лену, а жена бьется в истерике перед каждым переходом в следующий класс?

Все просто и оттого грустно. Для бедного швейцара переход его дочери в старшую школу – событие, которым можно хвастаться на работе в бесконечной надежде обратить на себя внимание. Он давно понял, какая жизнь ему уготована, но так и не смирился. Будучи глубоко слабым человеком, все что он может – торговать успехами Лену в кругу сотрудников, словно овощами в тележке у дома. Громко и чванливо. А что же до матери? Зависть. Лоб в лоб мы встречаемся с этим чувством, которое парализует возможные теплые отношения в этой семье. Ее мать не получила образование и даже не научилась читать. Разве может она искренне желать для дочери лучшей жизни? Ответ очевиден.

И пока Лену уже сама не зная зачем продолжает завидовать Лиле, которая все больше становится блестящей снаружи и пустой внутри, она встречает свою первую любовь – Нино. Сын писателя, он в дестве покинул «колодец» и успел избежать печальной участи, которая ждала всех тех, кто остался. 

Тебя учат принимать правильные решения. Сначала люди извне, потом ты сам. Потом снова извне. Ты живешь в рамках безупречно правильной реальности, считая, что все верно. Ты думаешь: «Младенцы понимают где «хорошо», где «плохо», хоть и не знают наверняка». Ты думаешь: «Вот и мне понимать необязательно. Я же знаю..». А потом появляется он – человек, который говорит: «Нет, не знаешь».

Именно таким человеком для нее становится для Нино.

Хотя на самом деле он и не говорит особо. Просто берет за руку, смотрит в глаза и ты понимаешь, что ничего до этого и не знал вовсе. От страха бросает в холод, понятия о правильности утеряны, а рука все больше утопает в его, и, кажется, совсем не хочет останавливаться.

Такие люди остаются шрамом в сердце. С ними почти никогда не бывает хэпи-энда, к которому тебя приучили книги. Но с ними бывает жизнь. Кипящая, страстная и такая настоящая. Эти люди становятся уроком, отпустить и принять который больно. Без лишних эпитетов. Просто чертовски больно.

А потом ты сам становишься этим человеком. Просто потому, что теперь ты обо всем знаешь по-настоящему. Знаешь цену чувствам. Знаешь цену черной бездне, в которую больше никогда не упадешь сам, но обязательно разок затянешь другого. Чтобы научить.

У настоящего нет правил. У настоящего есть эмоции. У настоящего нет слабости или силы. У настоящего есть ты и твое решение быть счастливым именно в этот момент. О том, что дальше – думать нельзя. Здесь так не принято.

И вот ты снова один. Пробираешься на ощупь к правильному. Только в этот раз свое «правильно» ты выбрал сам. И впервые по-настоящему.

 

Быть счастливым, что может быть проще?

Другие материалы