интервью

«Для меня главное – видеть, как я продолжаю улучшать «все компоненты» своей игры»: интервью с теннисистом Эриком Ваншельбоймом

Еще совсем недавно Эрик Ваншельбойм покорял высоты юниорской теннисной лиги. По случаю перехода на профессиональный взрослый уровень Maincream встретился с молодым и перспективным теннисистом, чтобы поговорить о том, какого это – делить дом на три страны, оправдывать ожидания в спорте, возложенные на тебя семьей и тренерами, и узнать о мечтах, которые не заключаются в одних только кубках и победах.

⁣⁣⁣⁣

Ты начал играть в теннис в возрасте 7 лет, что по меркам профессионального спорта, – достаточно поздно. Было ли ощущение, что тебе приходится «догонять» других? Как боролся со своими внутренними страхами? 

Когда я начинал играть, я не сильно думал о результатах. Это был скорее способ правильно направлять свой запас энергии. Через год-два, тренера заметили мой прогресс и сказали, что стоит попробовать поучаствовать в соревнованиях. Тогда в Дании все играли «взрослыми» матчами и все официальные турниры начинались с группы не старше 12 лет. Я начал играть в этой категории со старшими ребятами примерно в 8,5 лет.

В национальных турнирах у меня не было ощущения, что я отстаю, но это чувство появлялось достаточно быстро и долго не уходило, когда начинались международные турниры, хотя внутренних страхов особо и не было, поскольку от меня никто не ждал серьезных успехов за пределами Дании.

Только когда мне исполнилось 16 лет, после долгих и серьезных обсуждений с тренерами и родителями, мы решили попробовать улучшить результаты в другой обстановке. Я пообещал перестать лениться и «отбывать номер» на корте и в конце концов начать серьезно работать на тренировках. Родители согласились какое-то время спонсировать мой переезд в Испанию вместе с моим тренером.

Первые результаты пришли достаточно быстро, хотя я до сих пор сожалею, что на начал выкладываться на полную на тренировках лет так на 5-6 раньше. Игра в догонялки стала получаться лучше и последние два года в Юниорах прошли совсем неплохо. Мне даже удалось в 17 лет выиграть первый профессиональный турнир среди взрослых: этого от меня точно никто не ждал, в том числе и я сам.

Многие у тебя спрашивают, какого это – родиться в одной стране, представлять другую, а жить и тренироваться в третьей. Интересно другое – какие это дало тебе преимущества? Где все-таки зона твоего максимального комфорта? 

В этом есть однозначно свои плюсы и минусы. Я рано начал ездить по миру, познакомился со многими культурами и освоил пол дюжины языков. Теперь меня сложно чем-то удивить, поскольку я видел и крайнюю роскошь, и жуткую бедность на всех континентах.

На сегодня мне комфортнее всего в Испании, но только из-за того, что, что у меня там тренировочная база, все знакомо и располагает к работе. Но это не значит, что меня не тянет в другие места, где мне очень комфортно – это Дания: место, где я вырос и проживают мои родители; Украина, где они выросли; Америка, где живут некоторые близкие родственники и много других стран, где мне просто нравится. Готов посоревноваться со своим отцом, ведь в силу работы он побывал примерно в 140 странах, а я пока только подбираюсь к цифре 40. Но время точно на моей стороне (смеется).

То, что многие украинские спортсмены уезжают тренироваться за границу или даже представляют другие страны можно назвать скорее тенденцией, чем случайностью. В чем главная причина? Смог бы ты вернуться в Украину, чтобы представлять в спорте именно эту страну?  

Для того, чтобы играть за Украину, совсем необязательно жить там 365 дней в году. Когда меня пригласили играть за Юниорскую или Взрослую сборную, я жил на тот момент то в Дании, то в Испании, и это не стало помехой. Как оказалось, тренера на протяжении длительного времени следили за моими результатами, хотя вживую меня и не видели.

Я думаю, что уезжают с Украины те, кто могут себе это позволить, потому что создать базу для серьезных теннисных успехов в Украине достаточно сложно. Нужны спарринг-партнеры высокого уровня, а в Украине игроков профессионального уровня от силы два десятка, при этом живут они в разных городах и часто в разъездах. Для сравнения, в Испании, там, где я тренируюсь, сейчас можно найти тех же 20 игроков высокого уровня в пределах часа езды на машине. к тому же уровень многих местных турниров не уступает некоторым международным. 

Как юниор, ты очень многого достиг в профессиональном плане, даже несмотря на то, что поздно «стартовал». Что помогало не зазнаваться и стремиться быть лучше, быстрее и сильнее?

Не могу сказать, что мне удалось достичь многого. Конечно, было приятно сыграть во всех четырех турнирах серии Grand Slam, но не более того. Я всегда знал, что результаты в юниорах абсолютно ничего не гарантируют при переходе во взрослый теннис. Я знаю немало ребят, которые в какой-то момент были #1 в мире в юниорах, но не смогли пробиться даже в ТОП 200-300 среди взрослых. 

Юниорская и взрослая лига в теннисе, как и в других видах спорта, – это совсем разный уровень, престиж, репутация и финансы. Как ты ощутил на себе переход в высшую лигу? Что-то поменялось? 

Сходу получилось очень даже неплохо: я выиграл свой первый PRO-турнир со второй попытки. В самой первой игре, в основной сетке взрослого профессионального турнира, я обыграл теннисиста, который на тот момент был на три головы выше меня (его имя и опыт), но так как от меня никто ничего не ждал, я вышел на корт счастливый и спокойный, мой мозг «уснул» и у меня вдруг стало получаться (теннисисты говорят – вошел в зону), а соперник наоборот – начал нервничать и не смог показать свою лучшую игру.

После этого начались настоящие сложности, ведь повторить успех намного сложнее. Тебе кажется, что за тобой следит весь мир и а публика ждет только хороших результатов и побед. Не буду скрывать: очень трудно играть под постоянным психологическим прессом. В юниорах ты всегда приблизительно знаешь, чего ждать от соперника, а игра среди взрослых – другая: здесь хорошо играть умеют абсолютно все и на определенном уровне, поэтому предугадать кто же выиграет – очень сложно. Среди взрослых больше разных стилей игры, игроки опытнее и умнее, и к тому же на одной технике не выедешь – нужна очень серьезная физика.

Ни для кого не секрет, что и финансы играют важную роль. Поездки стоят дорого, а заработки в начале карьеры совсем небольшие, в то время как расходы чаще всего превосходят премиальные за турниры. Здесь без спонсорской помощи никак не обойтись, даже очень талантливым ребятам.

Сейчас ты часто сомневаешься в своих силах? Боишься не оправдать ожидания тренеров и семьи? 

Есть такой момент. В детстве я играл в соревнованиях намного лучше, чем на тренировках. Возможно, потому что ленился на практике, но по большей части из-за того, что еще не научился стрессовать.

Во взрослом теннисе с этим намного сложнее и выключить мозг очень сложно. Безусловно, не хочется еще и подвести тех, кто много в меня вложил. Особенно сложно играть, когда до матча я считаюсь фаворитом – это очень давит!

⁣⁣⁣⁣

Есть ли место страху и сомнениям в спорте? Или теннисист должен оставлять всё за кортом? У тебя есть твой личный рецепт, как справиться со стрессом и волнением перед матчем?

Переживания и эмоции – неотъемлемая часть любого вида спорта. Тяжелая работа на тренировках очень помогает, особенно если ты осознаешь, что довел определённый удар до автоматизма на тренировках, то можно рискнуть и применить его в игре. Если же такой уверенности нет – легко перейти в пассив и тогда соперник тебя наверняка «дожмет».

Также и с физической подготовкой: если знаешь, что готов носится по корту три часа и больше почти без перерыва и не редко при самой неприятной погоде – это придает уверенности. Отчасти, справиться с волнением мне помогает рутина. Например, лечь спать в определённое время; приготовить на завтрак что-то согласно моему рациону и прочие мелочи, которые настраивают на борьбу твой мозг – это главное оружие теннисиста.

Кто для тебя сегодня является главной поддержкой? На чье мнение, в первую очередь, ориентируешься или ты привык быть сам за себя? 

Это, наверное, самый просто вопрос для меня: точно семья и тренер. Они искренне за меня переживают и во всем поддерживают, что совсем не исключает изрядную долю критики, если я недоработал. 

Этот год для многих теннисистов стал трудным, так как, по факту, весь весенний сезон выпал из-за мировой пандемии. Как это на тебя повлияло и что помогало поддерживать себя в форме до нового теннисного сезона? 

Этот год, и вправду, оказался неожиданно очень сложным: многим было очень тяжело найти возможность потренироваться; практически все турниры были отменены почти на полгода и даже когда они возобновились несколько месяцев назад, их стало намного меньше чем раньше. Я считаю, что мне очень повезло. Отмена всех турниров застала меня в Индии за несколько часов до того, как я должен был играть четвертьфинал. Так как у моего тренера были коллеги с Сербии, мы успели прилететь туда до того, как почти все страны закрыли границы, а также доступы на корты.

В Сербии у меня была возможность тренироваться, а потом начались местные турниры, к которым я за три месяца успел подготовиться. К лету я вошел в хорошую форму. Меня стали приглашать на показательные турниры, где я получил возможность сыграть с теннисистами, у которых раньше мог только автограф попросить и то, если бы охрана пропустила (смеется). Все это здорово добавило мне уверенности в том, что когда ты выкладываешься на полную на тренировках, ты получаешь заметные результаты! 

Какие цели в теннисе ты ставишь на следующий год? У тебя есть твоя заветная мечта или место в турнирной сетке, на котором ты себя видишь в ближайшем будущем?

У меня нет цели занять определенное место в рейтинге. Самое главное – это видеть, что я продолжаю улучшать «все компоненты» своей игры – такие инвестиции точно окупаться, если удастся избежать травм, ну и конечно же новых мировых катаклизмов.

Если же говорить о заветной мечте, то, конечно, хотелось бы когда-нибудь сыграть во взрослых турнирах Grand Slam.

У тебя есть признание, рейтинг, спортивные победы, успешные спонсорские коллаборации с брендами. Что делает тебя по-настоящему счастливым?

Самое приятное – видеть то, как тяжелая работа приводит к результатам, при чем это даже не всегда победы, а иногда просто осознание, что определенные аспекты игры, которые казались недостижимыми, «вдруг» начинают получаться. Мы все стремимся к совершенству в избранной профессии. И хотя мы знаем, что оно недостижимо, даже небольшие успехи на этом пути приносят кусочки счастья.

⁣⁣⁣⁣

Другие материалы