интервью

«Творчество рождается там, где есть свобода»: интервью с Алиной Диановой

Почему мы влюбляемся в главных героев кино, а какие-то истории из фильма мы будто переживаем в реальной жизни? Как кино может достучаться до самых тонких струн души?

Об этом, а еще о сюжетах из жизни, которые мы видим с «больших экранов», минорном настроении в творчестве, одиночестве и стремлении воплотить свои амбиции, жертвуя личным, Maincream поговорил с режиссером Алиной Диановой.

⁣⁣⁣⁣

Ты режиссер, клипмейкер, постановщик шоу. Что из этого больше всего твоя история?

Еще я люблю contemporary art и классическую музыку, и эти увлечения вплетаю в свою работу – режиссирую документальные фильмы, ставлю постановки и снимаю музыкальные видео для классических исполнителей. Эта история берет начало из PinchukArtCentre, где я 7 лет проработала, как главный режиссер. Современное искусство и классика – это то, что я делаю для себя.

Даже в работе с клиентами я выбираю проекты, которые созвучны с моими внутренними желаниями. Я долго занималась балетом, отсюда и любовь к классике. При постановке шоу или хореографии по классическим сценариям, я в этом нахожу себя и растворяюсь.

Творчество рождается там, где есть свобода. Я люблю, когда мне ставят задачу и приходят уже за результатом, а в процессе только наблюдают со стороны, как прорастает «зерно» творчества. Это очень женская история. Если мужчина говорит «что» и хочет получить конкретный результат, то женщина говорит «каким» она видит процесс, все измеряя качеством. 

Ты ставишь себе планку по количеству проектов, которые ты можешь вести одновременно до наступления критической точки «выгорания»?

Прошлый год показал, что таких проектов может быть очень много. На протяжении года почти каждую неделю у меня была новая сьемка. Я работала с «белой лентой» и снимала промо-ролики для благотворительной женской организации, одновременно занималась артистами и их выездными сьемками по всему миру и ставила классические постановки. И все это в режиме, когда еще сегодня ты в Киеве, завтра – в Париже, а послезавтра – в Майами. Меняя локацию раз в неделю, и переключаясь с проекта на проект, ты понимаешь, что можешь отменеджерить многие процессы, но у тебя начинают заканчиваться твои внутренние ресурсы. Ты начинаешь «выгорать». В такой момент важно не «перегореть», остановиться и сконцентрироваться только на том, что тебе действительно нравится.

В этом году я перешла на новый уровень построения рабочих процессов. Я уже отобрала для себя проекты, над которыми я хочу работать, и уже медленным, но уверенным шагом двигаюсь в правильном направлении. Хотя «медленным» только на словах: если заглянуть в мой ежедневник, там – пожар (смеется).

Как тебе удается найти то самое «зерно творчества», когда у тебя идет огромный «нахлест» параллельных проектов?

У меня всегда есть период планирования. Это творческий закрытый период, когда я несколько месяцев ничего не снимаю, нахожусь дома и работаю над идеями. С такой подготовкой твое ударное время сокращается к 3-4 месяцам и это легче, чем работать в графике 24/7. Но, все равно, на протяжении всего этого времени нужно себя питать силами и энергией, чтобы излучать хорошее настроение, что в принципе невозможно на постоянной основе. К счастью, попадаются такие клиенты, которые сами тебя заряжают. А когда клиенты «тушат», твой внутренний цветочек от колкостей завядает, и ты начинаешь интуитивно отдаляться от этих людей и переносить съемки.

Ты часто говоришь своим клиентам «нет»?

Мне это очень тяжело дается. Я стараюсь не идти в проекты, где изначально понимаю, что ничего не получится. Зачем тратить время? У меня уже есть на все свое виденье. Каждый человек – это набор инструментов и скиллов. И ты либо принимаешь его таким, либо прощаешься.

Другое дело, когда мы говорим о пост-продакшн. Ты передал отснятый материал на монтаж и получил готовую картинку. В этот момент к работе присоединяется клиент со своим виденьем на проект, и начинается настоящая война (смеется).

Именно здесь важно, чтобы вы смотрели в одну сторону. Но в этом, наверное, и заключается работа с клиентом – финальное слово все равно остается за ним. Но побиться за свою историю я всегда готова (смеется).

Ты можешь назвать свою безусловную работу, которой гордишься?

Это документальный фильм «Путешествие в Театр Тишины». Это работа о пути трех легендарных артистов – знаменитого итальянского тенора Андреа Бочелли, американской пианистки Лолы Астановой и легендарного продюсера, шестнадцатикратного обладателя премии «Грэмми», Дэвида Фостера. Мы снимали фильм в сердце Тосканы, в городе, где родился Андреа Бочелли и основал «Театр Тишины», а еще в Лос-Анджелесе прямо в квартире у Дэвида Фостера, где в свое время писались Уитни Хьюстон, Майкл Джексон, Селин Дион и многие другие звезды. Это путешествие длиной в несколько месяцев и знакомство с невероятными людьми. До сегодняшнего времени я даже не думала, что документальный фильм может кого-то так заинтересовать, но у нас уже миллион просмотров и это со старта с нулевого канала. Однозначно, это моя самая любимая работа.

Когда работа над проектом заканчивается, что ты в первую очередь делаешь?

Я сажусь в машину, еду в аэропорт и улетаю первым рейсом туда, где хочу находиться. Это поездка к родителям и семье, а если время с ними не лечит от накопившейся усталости – я отправляюсь в Майами. Это мое ресурсное место, где я набираюсь сил и получаю заряд настроения от людей. Там я могу пропасть на месяц.

⁣⁣⁣⁣

По жизни ты одиночка?

Да. Я безумно люблю людей и от них заряжаюсь, но все-таки дома я нахожусь сама в себе. Мне требуется много времени, чтобы привести свои мысли, тело и эмоции в порядок. Это время, когда ты находишься в тишине, и можешь долго, ни на что не отвлекаясь, анализировать идеи. Я хочу прийти к своей собственной семье, но пока на сегодня я себе ставлю достаточно высокую и амбициозную планку, где я хочу оказаться. И чтобы ее достичь, мне надо быть собранной и находиться в самой себе.

То есть ты подтверждаешь тот факт, что для любого человека, который реализует части себя в своих проектах (читать – творческого), жить с кем-то – энергозатратно?

Я не говорю о том, что это плохо или хорошо. Жизнь с человеком тебя может очень вдохновить. Когда отношения гармонизируют тебя и открывают лучшее  в себе – тебе под силу все. Но когда эта гармония заканчивается, и внутри тебя начинаются «качели», это тебя разрушает изнутри. Я проявляю себя через общение с людьми и через свои работы, в которых читаются все мои эмоции. Поэтому я просто не могу себе позволить такие гнетущие состояния. Надеюсь, что я встречу такого человека, с которым я смогу войти в отношения, где будет больше понимания и любви, чем внутренних баталий.

Когда ты с кем-то делишь пространство, сложно полностью уйти в себя…

Все зависит от людей. С кем-то ты можешь просто сидеть рядом, и их присутствие не создает «шум», то есть не отвлекает тебя от твоего комфортного душевного состояния. Просто зачастую люди требуют внимания, тем самым пытаясь самоутвердиться, а ты не можешь постоянно отдавать другим свою энергию. Женщине вообще неправильно отдавать мужчине все, что у нее есть. Мы должны быть ресурсными внутри, чтобы этим поделиться. Нужно всегда быть «полной чашей», чтобы тебе хватало ресурсов на других, но еще и на себя, свои проекты и желания. Для меня жизнь – это не только работа. 

Вспомни свою первую независимую сьемку, где ты несла полностью всю ответственность за проект. Какие эмоции ты тогда пережила?

Мой первый важный проект, когда я ощутила насколько все, что происходит вокруг меня, серьезно, это телепередача с Валидом Арфушем «Звездное утро». Там снимались все звезды нашего шоу-бизнеса. Это был очень ответственный момент. Я знала, что каждую пятницу новый эпизод выходит в эфир, и у тебя нет возможности не сделать или сделать плохо.

Что касается моего эмоционального фона. Ты знаешь, я пришла в режиссуру из балета. Это школа жизни, где ты работаешь постоянно, независимо от твоих состояний, и учишься быть дисциплинированным. Режиссура заставляет тебя выходить перед людьми и открываться. Наверное, это и есть самый страшный и волнительный момент – ожидание, пока ты не понимаешь, какой будет реакция зрителя.

Сейчас тебе по-прежнему волнует мнение других?

Нет, сейчас я захожу в проект с такой энергетикой, которая чувствуется через экран. Тогда я могла только догадываться, какой будет реакция зрителя, а сейчас, спустя 9 лет, я просто это знаю.

Какой из твоих клипов имеет наиболее глубокий эмоционально-интеллектуальный  бэкграунд, когда нужно смотреть между строк?

Клипы – это в основном, трендовое, легкое, яркое, веселое и хайповое настроение. Это то, что сейчас продается. Глубина не всегда ценится. Но есть такие исполнители, которые просят образные работы, где тебе нужно покопаться внутри самого артиста и достать из него нужную эмоцию. Такая творческая коллаборация у меня была достаточно недавно с исполнительницей Ana White-Rose. Мы нарисовали красивую историю о девочке и волке, где с помощью внутренней хореографии я показала, как девушка достает из закрытого, сильного и одинокого «волка» светлые эмоции. Тем самым она показывает, что мир не настолько жесток, а есть другая сторона луны. Те, кто умеют видеть символы, прочитают историю и в самом вижуале, и в хореографии.

Ты часто закладываешь в свои истории личное?

Да, мои истории – это мое внутреннее состояние. На меня очень сильно влияют люди, которые меня окружают. Меня может тронуть человек, которого я не знаю, двумя банальными фразами, которые я запоминаю и с ними продолжаю жить.

Ты бы могла руководить большой «продакшн-машиной», там, где ты не являешься основой всех сценариев? 

Я сейчас как раз двигаюсь в этом направлении, потому что понимаю, что мой ресурс все-таки ограничен при условии, что я это делаю, как обычно, вдумчиво, качественно и погружаясь в проект.

Шаг вперед – уйти от глобальной ответственности за каждый мельчайший процесс. Ты бросаешь творческое зерно и наблюдаешь, как оно прорастает. Это вдохновляет не меньше. С другой стороны, делегируя задачи другим, ты в этот же момент соглашаешься с тем, что проект не будет «от и до» твоим. Как ребенок: он будет похож сам на себя и будет по-своему особенным.

Какую ближайшую творческую некоммерческую работу ты бы хотела снять? 

Сейчас совместно со своей подругой, писателем и сценаристом, я уже работаю над новым проектом. Это короткометражное женское кино о мироощущении сильной и самостоятельной женщины, которая на самом деле хочет быть слабой и «принадлежать».

Наш фильм о том, как быть сильной и слабой одновременно: тянуться к мужчине и возле него быть «девочкой», но в тоже время прислушиваться к собственному эго, которое заставляет нас двигаться по жизни.

⁣⁣⁣⁣

Если бы ты сейчас снимала короткий метр с самым грустным сюжетом на свете, о чем бы он был?

Даже не знаю и не хочу это представлять. Знаешь почему? Потому что все мои работы со мной происходят в жизни.

А самый счастливый?

О рождении ребенка и новой жизни. В этот момент все вокруг излучают безграничное и безусловное счастье.

Почему сценарии из фильмов, которые нам очень нравятся, мы потом часто сами проживаем в реальной жизни?

Погружаюсь в определенную ситуацию и реальность, мы начинаем ее проживать. На меня слово оказывает не такое сильное влияние, как звук или музыка. А кино – это несколько уровней, которые в тебя входят, и психологически, и музыкально, и визуально, и ты начинаешь проживать увиденный сценарий очень объемно. Либо второе – ты моделируешь ситуацию или персонажей из фильма в свою жизнь. Почему мы влюбляемся в главных героев? Это определенное клише, которому хочется соответствовать. 

⁣⁣⁣⁣

Как режиссер со своим авторским взглядом на кинематограф, какие фильмы обязательно должны быть у каждого зрителя в списке must-see?

Мне нравится абсолютно разное кино: как блокбастеры, которые заряжают безумной энергией, так и тонкие, арт-хаусные ленты и фильмы «на подумать».

Однозначно, я всем советую посмотреть фильмы «Бердмэн» и «Бассейн» с Ален Делоном. Второй – это часть меня – легкая французская жизнь.

Совсем недавно я посмотрела фильм «Джентльмены» Гая Ричи и ощутила невероятный драйв! Хочется верить, что такой может быть жизнь.

Из кино «на подумать» – мне нравятся оба сезона сериала «Молодой папа», это однозначно мое. Есть более старое кино, которое я очень люблю, – «Dolce Vita» (Сладкая жизнь) и «Восемь с половиной» Федерико Феллини. И, конечно, «Крестный отец». Это потрясающее кино.

Из моих рекомендаций – «Куда приводят мечты» с Робином Уильямсом и «Вам письмо» с Томом Хэнксом и Мэг Райан. Это фильм о паре молодых людей, которые познакомились в интернете и влюбились. Современнейшая история, которую мы наблюдаем сейчас.

Мой любимый фильм о любви – «Дневник памяти». Я все еще верю, что такая история может случиться в реальности.

⁣⁣⁣⁣

Может ли быть режиссером или творцом человек, у которого достаточно однообразная жизнь без сложных психоэмоциональных ситуаций?

Нет, нужно копать очень глубоко. Одно дело, можно быть замкнутым интровертом-одиночкой, который у себя дома в голове будет переживать такие сюжеты, что, поверь мне, в них будет заложена огромная сила. Если из этих внутренних переживаний все выплескивается на экран и бумагу – это один тип людей.

Другие люди питаются от социума. Они приобретают опыт, и этот опыт трансформируют изнутри вовне. Это абсолютно две разные модели творчества. Обе могут быть как позитивной прогулкой, так и очень негативным сложным путешествием.

Я стараюсь доставать из себя эмоции и делаю это под фильмы Вуди Аллена. Советую посмотреть «Дождливый день в Нью-Йорке». Это мое кино, мой Нью-Йорк и вообще это место, в котором я была счастлива. Я могу разложить этот город по нотам. 

Какие взаимоотношения между творчеством и политикой?

Чем выше ты поднимешься, тем громче звучишь, тем больше у тебя зрителей, каналов и, соответственно, влияния. Если у тебя есть внутреннее отношение к ситуации, то ты, транслируя свое мнение, становишься заметным. Мы любим писать сценарии на фоне событий – революций, воен. Чем острее мнение и необычней подход, тем сильнее это вскрывает реальные сюжеты. Конечно, если мы говорим о кино без цензуры.

Тебе не кажется, что цензура повлияет на то, что все творческие люди станут космополитами?

Политика не должна диктовать творчество. И есть такая теория, что мы стремимся не к государствам, а городам. Мы же живем между Нью-Йорком и Лондоном, Парижем и Миланом. Мекка моды, искусства, кинематографа…  Это все города.

⁣⁣⁣⁣

Photo: Андрей Корень 
Hair: Maхim Kulikov
MUAH: Maxim Kulikov salon

Другие материалы