интервью

«Если бы ограничивал себя в мечтах, сейчас был бы трубачом духового оркестра»: Валерий Харчишин о мужском успехе, ненависти к понтам и выживании сильнейших в шоу-бизнесе

​В эксклюзивном интервью солист группы «Друга Ріка» Валерий Харчишин не пошел по классическому сценарию, когда звезды делятся секретами успеха. Вместо этого он рассказал свою правду: как ценить жизнь, куда приводят мечты и как превосходство убивает людей.​

Сегодня вы успешный артист. В школьные годы вы мечтали о такой славе, звездной карьере, дорогих вещах и обеспеченной жизни?

Мечты современных детей отличаются от моих: не помню, чтобы ассоциировал успех с такими общечеловеческими вещами. Конечно, мечтал заоблачно, чтобы позволить себе все. И если бы мечтал в реальном масштабе – вряд ли бы мой успех зашел дальше хорошего трубача духового оркестра. Я родился в городке Любар, и там труба была одним из инструментов, с которым ты мог попасть на сцену. И я ухватился за медную трубу с уверенностью, что это мой шаг к успеху в реальном мире. Поэтому об остальных ступенях я мечтал очень сильно – но на то оно и детство. Сегодня моя жизнь соответствует тем мечтам, потому что именно они и формируют реальность.

Люди считают, что у мужского успеха есть материальные критерии: часы, яхты, авто. Для вас это также было важно – скажем, в студенческие годы?

Как все ребята, я думал по крайней мере о машине. В моем детстве просто ее наличие было синонимом успеха. Но я не посвящал этому много времени, соответственно и мечтал о такой машине, которая не будет забирать много времени на обслуживание. Наоборот, я хотел сэкономить время, которое трачу в общественном транспорте. Но реальностью были поездки на станцию. Как и другие люди в то тяжелое время, я понимал: путь к новому авто лежит через несколько часов отдыха в радиаторном раю. Но со временем я намечтал такую машину, которая полностью соответствует моим потребностям. И главное – выполняет основную функцию: заботится обо мне, а не наоборот.

⁣⁣⁣⁣

Известно, что вы владелец Volvo ХС90. Ассоциируете эту модель с успехом или были другие причины для ее покупки?

Успехом для меня является то, что мы нашли друг друга. Эту модель я приобрел только в прошлом году, намотав более 500 000 км на других – от С30 до ХС70.

А если говорить о выборе – здесь не все так просто. В 2007 году я заснул за рулем, попал в ДТП и чудом выжил. Но я не боялся вернуться за руль, поэтому спустя несколько недель после больницы пошел выбирать новую машину. Тогда я уже точно знал, что возьму Volvo, потому что это самый безопасный в мире автомобиль. Заодно и совершил детскую мечту! Но я точно понимаю: крепкое железо моего старого авто спасло мою жизнь, но если бы это было Volvo – я бы точно избежал ДТП.

После ДТП вы больше ориентировались в выборе на безопасность?

У меня было 7 Volvo подряд, и всегда самым важным критерием была безопасность. Я любил их всех, а еще любил погонять на «тридцатке» жены с D5-м двигателем... Скучаю по тем временам. Но с ростом под два метра комфортно чувствую себя только в ХС90. К тому же, настоящим кайфом является ночная функция, когда адаптивный свет крутится и переключается при разных дорожных условиях. Это дополнительная безопасность и других водителей: включив автоматический режим, ты никогда не забудешь переключиться с дальнего света на ближний.

О бренде – у Volvo свои ценности, и я не нуждался в лишних убеждениях в пользу бренда авто. В одной из моих машин был только адаптивный круиз-контроль, а я хотел получить обновленный Pilot Аssistant. Кстати, он уже помог мне избежать столкновения. А оно произошло на трассе прямо перед моим носом!

А как же громкое имя и бренд?

Volvo for life – это почти обо мне. После ДТП я почувствовал настоящую цену жизни. Ненавижу лишние «понты», все премиум-бренды меряются значками – реально раздражают. Потому что после аварии ты понимаешь: сначала безопасность, а потом брендовость-трендовость и все такое. И теперь я знаю, что превосходство может убить. Это то высокомерие, которое мы показываем в выборе авто только за высокую стоимость и «понты». Один раз сев в Volvo, ты сможешь пересесть только в новую модель этого бренда. Уже с нетерпением жду первый полный «электрокар» от Volvo [ред. XC40 Recharge P8].

Вы много путешествуете, а часто ли путешествуете с семьей?

Не так часто с семьей: надо, чтобы дети повзрослели. По крайней мере, если говорить о путешествиях по Украине. От таких путешествий, особенно на машине, фанатеем только я и старший сын. Поэтому жду, когда вырастут все, тогда убедим нашу маму уехать вместе. Правда, несколько лет назад с обоими сыновьями съездили в Карпаты, а со старшим – в Вильнюс. Обе поездки были прекрасны, потому что они были спонтанными. То есть, еще вчера мы не знали, что куда-то вообще поедем. Люблю такие незапланированные события – именно тогда по-настоящему чувствуешь жизнь!

А в путешествиях вы поете за рулем? В каких еще неожиданных местах, кроме сцены, можно случайно услышать голос Харчишина?

Конечно пою, а как иначе? В свое время, когда мы решили приглашать людей на наш концерт, объявив промокампанию #трубакличе, я неделю играл на трубе в салоне авто, иногда на светофорах и на ходу. Скажу вам, реакция людей – это было нечто! (смеется)

А вы слушаете собственные треки в дороге, проводите самоанализ?

Только в машине в пути и анализирую, потому что это единственное спокойное место, где можно сосредоточиться, а еще быстро среагировать и отправить пожелания студии. Но заканчиваю композиции в основном на светлую голову, начиная где-то с 5:00 утра.

А как вы пишете песни – "муза" может вас посетить в пути?

Конечно, путь вперед и свобода вдохновляют. Очень удобно, когда ты в машине и никто не слышит. Включаешь фонограмму и записываешь демо вокальной партии и она автоматически летит на e-mail. Кстати, вспомнил еще о музыке – я слушаю не только свои треки. У меня есть несколько настроенных немецких инди-станций, благо в машине установлена замечательная аудиосистема и я могу их без перебоев слушать.

Немецкие станции, хоть и неожиданный, но понятный выбор: Запад затрагивает наши вкусы. В одном из интервью 2016 года вы обратили внимание на творческую трансформацию украинских артистов по стопам западных, например – постепенный отход от корпоративов. Как вы оцениваете наш шоу-бизнес в 2020 году?

К сожалению, из-за карантина концертная деятельность полностью приостановлена. Из-за постоянных онлайн-концертов я не знаю, во что трансформируется весь мировой шоу-бизнес. Хотя прогнозирую, что наш изменится больше. В отличие от цивилизованного мира, в Украине доведена до коллапса сфера выплаты роялти за публичное упоминание и исполнение. Во времена кризиса это были бы неплохие деньги артистам для поддержки. Но однозначно выживут сильные, а кто не закалится – уйдет в другую сферу. Не знаю, к чему приведет такой естественный отбор, но он уже начался.

Но есть и другая очевидная тенденция: становится больше сольных выступлений именно украинских певцов, они дают больше концертов. Может, это заслуга увеличения квот для украинского языка на радио и телевидении?

Квоты действуют, это правда, но это только благодаря радио. У телевидения более серьезное олигархическое лобби, которое трудно поддается корректировке. Но благодаря квотам увеличились и поступления по продаже контента. И вообще, продолжается развитие именно локальной индустрии.

Да, мы заметили, что концертов украинских певцов становится все больше - вы и сами удивляете нас своими последними премьерами. Они вас заряжают энергией?

Концерт – это эмоциональная отдача и тебя, и зала. Я после них еще долго не могу заснуть. Кстати, именно поэтому часто путешествую ночью: точно знаю, что не скоро захочу спать.

Вы с восторгом рассказываете о путешествиях. С Volvo вы вместе уже много лет, были за это время истории из жизни про «выживание»?

Когда-то я достал из снега несколько седанов, и это без шуток. Вот как это было. Привыкнув свободно передвигаться на своем кроссовере, а это все же не внедорожник, – как-то срочно я должен был заехать за новым треком на флешке к Шуре, нашему клавишнику. Он живет за городом, его замело снегом, а интернет пропал. Доехав до поля, я остановился надеть на колеса цепи и, наметив примерное расположение хорошо знакомой летней дороги, поехал. Вернее, поплыл... Снежный пояс заканчивался даже не на капоте, а на лобовом стекле, но остановиться было страшнее! Я же не знал, что под тем снегом! К счастью, доехал без последствий, разве что перенервничал.

Так я проложил временную дорогу, и когда ехал обратно – пришлось доставать из нее несколько седанов, которые решили "покупаться" в снегу.

Другие материалы