fashion&beauty

ИНАЧЕ. Денис Музыка

Делать иначе – стратегия победителей. Именно их мы называем хулиганами, именно их репостим и пишем друзьям «Ты видел?». Идеи, проекты и лайфстайл героев нового совместного спецпроекта Maincream и шотландского бленда из солодовых виски Copper Dog противоречат стандартному образу мышления и всякой логике. 15 интервью о тех, о ком важно знать в Киеве.

Новым героем спецпроекта «ИНАЧЕ» стал украинский дизайнер ювелирных украшений, основатель бренда своего имени «Denis Music Jewellery» Денис Музыка.

Ты начал заниматься ювелирным делом, только преодолев рубеж 35-летнего возраста. Чем старше мы становимся, тем сложнее идти на риск и отдаваться новому для себя занятию. Что для тебя стало стимулом поменять свою жизнь? 

Это действительно так. До того, как я пришел в ювелирное дело, я работал в рекламных агентствах. На самом деле, я ни о чем не жалею. В моем случае возраст — это опыт и приобретенные навыки, что точно играет в плюс в концептуальном искусстве.

Как я решил изменить свою жизнь? В рекламных агентствах достаточно скучно. Когда-то это было модно, но со временем я понял, что это – чистая коммерция и выполнение бизнес-целей других. Я начал чувствовать нереализованный потенциал в себе и сделал шаг навстречу изменениям. 

Это не было сиюминутным решением, это история длиною в полгода или даже год. Я начал заниматься украшениями, еще работая в агентстве. Сделав первую коллекцию, я продал ее коллегам. В какой-то момент я просто начал уделять больше внимания работе над украшениями. Тогда решил уйти из Fedoriv Agency, где на то время работал, и сосредоточиться на том, на чем я в последнее время уже делал главный акцент.

Спустя еще немного времени пришло осознание, что нужно идти учиться, приобретать новые для себя навыки — физические. Я хотел самостоятельно производить украшения, а не воплощать свои идеи руками других людей. 

Почему ты решил пойти в университет обучиться на ювелира, если мог ко всему прийти на практике или попросить помощи у других мастеров? Образование как-то повлияло на твое восприятие и отношения к ювелирному делу? 

Для меня было важно получить технические знания. У каждого свой путь. Можно учиться у мастера, можно получить образование или разобраться по роликам в YouTube. Но ни один из этих путей не дает понимания работы с концептом и идеей. Для меня ценность украшения заключается в идее. Поэтому, в первую очередь, я продумываю идею, а потом работаю над ее физическим воплощением. 

В твоих украшениях чувствует фирменный «почерк». Как много времени у тебя ушло на то, чтобы его выработать, и в каких деталях он прослеживается?

Я не пытался найти свой «почерк», это моя рефлексия. В украшениях я воплощаю то, что мне нравится — черный и белый, грубые поверхности. Мои работы и есть я — мое творчество, мой взгляд на все, что я вижу. 

⁣⁣⁣⁣

Чтобы творить тебе нужно определенное состояние или место, или для тебя творческий процесс – хаотичен? 

На самом деле, место не имеет значения. Творческий поиск может быть везде и во всем. Идея одной коллекции меня посетила на пляже, когда я собирал кораллы. А однажды — в мастерской, в процессе наблюдения за тем, как работает 3D-принтер.

Вначале ты ищешь идею, а потом начинается эксперимент. Ты непосредственно приступаешь к процессу изготовления украшения, ищешь форму. В процессе находишь какую-то мелочь, возможно, в которой ты допустил ошибку. Но иногда это совсем не ошибка, а особенность, которая даже играет в плюс.

У меня так было неоднократно. Вначале я в панике искал, что пошло не так, а потом начинал в этом видеть какую-то глубину. В результате ты получаешь то, что ранее никто не делал и вряд ли сможет повторить. В основном все идут технологически правильным путем и не нарушают его. А ты случайно нарушил — и получил «вау».

В чем главная сложность работы ювелира? Насколько длительный и кропотливый процесс создания коллекции? 

Здесь нет бизнес-константы. Есть коллекции, где от идеи и концепта до формы проходит несколько месяцев или полгода.

 

Сейчас думаю над продолжением последней коллекции COPYism. Я представлял ее в Барселоне, после чего получил приглашение принять участие в коллективной выставке на тему новых технологий в искусстве. Но так как сейчас выставки приостановлены, у меня есть время «докрутить» идею и дольше поработать над коллекцией.

Сейчас, когда у тебя было много времени для творчества, чем ты занимался и над какими идеями работал? 

Я поднял старую идею, которую когда-то не реализовал, потому что на тот момент она мне казалась мейнстримной. Во время карантина многие переосмыслили свои ценности, поэтому сейчас, мне кажется, эта тема снова зазвучала актуально. Продолжу думать над ее реализацией. 

Как твое окружение восприняло выбор бросить работу со стабильным заработком ради попытки «удариться в творчество»?

Все-таки мои коллеги — это творческие люди. Многие креативщики хотят сменить работу, поэтому я чувствовал от них поддержку. Они и стали моими первыми клиентами.

Популярность твоего бренда наступила не сразу. Сколько раз тебе пришлось услышать «нет» от дизайнеров, модных журналов и медиа до того, как твои работы оценили по заслугам? 

Начну с того, что у меня не было цели стать популярным или печататься в журналах. Скорее, моя цель войти в историю. 

 

Единственный известный журнал, с которым у меня сложились отношения — это Vogue. Вначале они мне отказали, сказав, что я не формат. Через два года мне перезвонил их фешн-редактор и предложил интервью. После этого глянец постепенно начал посматривать в сторону contemporary направления. 

⁣⁣⁣⁣

Какой была первая реакция, когда ты начал выводить свои коллекции на европейские выставки? 

Концептуальное искусство в Европе и Америке зародилось намного раньше, чем у нас. Поэтому такие художники, как я — для них не что-то новое, а уже, скорее, понятное искусство. Есть рынок, который работает по устоявшимся правилам.

Для того чтобы представлять из себя что-то интересное на европейском уровне, ты должен соответствовать нескольким критериям. Важны актуальная идея и концепт, инновационность материалов, должен читаться «почерк» автора и многое другое. Я считаю, что последняя моя коллекция была сильной. Поэтому много известных в узком кругу медиа-источников писали о ней, и достаточно хорошо.

К тому же четыре украшения из коллекции COPYism я продал прямо с выставки. Важно отметить, что их купили ювелиры. Когда профессионал покупает у профессионала — для меня это показатель высокого уровня мастерства. Это подтверждение того, что я делаю. 

Сейчас ты больше ориентируешься на европейских или украинских покупателей? 

У меня нет амбиций — быть популярным в Европе или Украине, или стать вообще популярным. Популярный бренд — это коммерческий бренд. Я не ориентируюсь на спрос и бренды. Для меня важны идея и эксперимент. Если они находят отклик, я продолжаю работать дальше. 

Видишь ли ты свои украшения на ком-то из знаменитостей? Были мысли о коллаборациях с другими дизайнерами?

Я думал, но концептуальных брендов одежды, с которыми я бы хотел создать коллаборацию, не так много. Возможно, это будет следующим этапом.

Как ты считаешь, творчество должно вкладываться в понятие коммерции или это скорее история об идейности и концептуальности?

В первую очередь, концептуальное искусство — это об идее и концепте. Но и без коммерческой составляющей нельзя. Ведь если нет отклика, то и нет возможности продолжать работать.

Мне бы хотелось выйти на уровень, когда твои работы покупают музеи и частные коллекции. Это совсем другой вид коммерции. 

У тебя был страх, а, может, он до сих пор присутствует перед выходом новой коллекции, что тебя не поймут, а твоя идейность не найдет отклик среди людей? 

Поначалу, перед выпуском первых коллекций, у меня был такой страх. Но, по моим наблюдениям, большинству людей нужно время, чтобы увидеть и переосмыслить коллекцию. Через полгода или даже год они начинают по-другому смотреть на мои украшения и покупать. А пока люди думают, я уже создаю новые коллекции (смеется). 

В чем твоя уникальность, как ювелира и дизайнера, и твоего бренда? Что помогло тебе обрести свой стиль?

Я не считаю себя брендом — я, скорее, artist.

Без зазрения совести могу сказать, что я первопроходец в этом направлении в нашей стране. Такого не делал никто, даже в Европе. Для меня важно делать нечто новое. После проработки идеи я всегда стараюсь смотреть на работы других авторов, чтобы не повторяться. Ведь, по сути, люди мыслят одинаково в разных уголках планеты.

Своими работами я опровергаю убеждение, что ценность украшения — в материалах или в физической форме. Для меня украшения — малая форма искусства, которое несет в себе актуальную идею. Думаю, что мои украшения не украшают — ими делают заявление этому миру. 

История Copper Dog основывается на реальных фактах хулиганских поступков сотрудников вискикурен, которые при помощи устройства copper dog (пер. «медная собака») зачерпывали виски из бочек и выносили домой. Дома – смешивали виски из разных бочек и даже из разных дистиллерий для лучшего вкуса. Сердце этого виски находится в баре гостиницы Copper Dog в городе Крейгеллачи, в Шотландии. Бар до сих пор принимает гостей, наливает напиток и рассказывает легенды о виски. Copper Dog – ЛУЧШИЙ ДРУГ ЧЕЛОВЕКА.⁣⁣⁣⁣⁣⁣⁣⁣⁣⁣⁣⁣⁣⁣⁣⁣

Другие материалы