Тренд на практичность: За что мы любим Демну Гвасалию?
Next

Fashion&Beauty / понедельник, 25 марта

Тренд на практичность: За что мы любим Демну Гвасалию?

В честь дня рождения талантливого дизайнера мы рассказываем как Демна Гвасалия меняет время, а время – его.

Бесстрашная оригинальность и смелость за несколько лет сделали Гвасалию одним из самых влиятельных людей мира моды. Каждая его коллекция для Balenciaga становится главным предметом обсуждения в Нью-Йоркском офисе Vogue, а звезды вроде Рианны, встречают свои дни рождения в худи Vetements. Как всего за несколько лет некогда никому не известный парень стал знаковым инфлюенсером мирового стрит-стайла? И если все гениальное – просто, то почему никто не сумел так красиво ввести тренд на практичность до прихода Демны на рынок? Разбираемся.

 

«Не знаю, как я выжил» – с этой фразы начинается одно из немногочисленных интервью Демны Гвасалия. В Антверпене, во время обучения в Королевской академии изящных искусств, дизайнер знал, что купив 5 метров ткани, вероятнее всего, он останется без обеда. Нетрудно догадаться, выбор в пользу чего он делал. Позже он скажет, что именно это в последствии помогло ему научиться создавать вещи из ничего.

 

Вещи, создаваемые Демной, не всегда были такими прагматичными и в то же время провокационными, как сегодня. На втором курсе первые эскизы дизайнера были похожи скорее на музейные экспонаты, которые вряд ли в последствии стал бы носить кто-либо. Наставления Линды Лолпы помогли изменить отношение Гвасалии к моде. Примерно в те же года и выработался фирменный почерк, по которому мы теперь без труда узнаем вещи Vetements и Balenciaga. 

 

Словно Антонио Лопес когда-то, Демна Гвасалия приехал в Париж с целью хорошенько вытрясти из него эту мещанскую «закостенелость». А потому, новость о том, что первые показы тогда еще абсолютно анонимного бренда Vetements будут проходить в гей-клубе, а затем в дешевом, засаленном китайском бистро, стала сюрпризом разве что для тех, кто был совсем далек от окружения Демны.

Название Vetements по задумке должно было говорить само за себя – просто вещи, которые ты надеваешь. Так и случилось. По словам дизайнера он не стремился к тому, чтобы сделать бренд очередным представителем высокой моды. Главной целью было сделать из Vetements тренд уличной моды. Марку, которую полюбят стрит-стайлеры. 

 

Буквально за несколько месяцев после запуска бренд превратился в настоящий феномен современной fashion-индустрии. В ходе создания коллекций, Демна с братом Гурамом постоянно переосмысливают реальность, наделяя вещи четкими, фактурными линиями и замысловатым кроем. И, конечно, нельзя не упомянуть тщательно продуманную систему ресайклинга. К слову, последнее стало сумасшедшим трендом на рынке именно благодаря братьям Гвасалия. Отныне каждый сам способен создать свой собственный haute couture без излишних затрат. 

 

А в 2015 случилась должность креативного директора в модном доме Balenciaga. И вот уже 4 года мы наблюдаем за тем, как эксцентричный грузин делает из некогда замшелого бренда абсолютно успешную, коммерческую историю. 

Если и пытаться разбирать феномен Демны Гвасалии, то вероятнее всего, все дороги приведут нас к умению выживать в трудных ситуациях. Об этом говорит все: от «голодного» студенчества в Антверпене до первой серьезной работы, когда для того, чтобы суметь коммуницировать с новым окружением во Франции, Демна за полгода выучил язык.

Время, в котором мы сейчас живем, очень требовательно и взыскательно несмотря на поверхностную простоту. Однако, Демна его чувствует, как никто другой. Благодаря своему природному чутью и умению делать все из ничего. Сделав своим главным коньком андерграунд, дизайнер коллекция за коллекцией удивляет нас иным взглядом на одну и ту же реальность. Элегантная асимметрия и переосмысливание вечной классики в новых «релизах» – вот за что мы так любим дизайнера. И если у любого инфлюенсера срок не вечен, то пускай срок Демны длится как можно дольше. 

С днем рождения, гений!