"Слушай папу, козлик!": интервью с Даниилом Корогодским
Next

Интервью / вторник, 27 октября

"Слушай папу, козлик!": интервью с Даниилом Корогодским

Бизнесмен, сын известного бизнесмена улыбчивый, предприимчивый и бесконечно обаятельный Даниил Корогодский живет на две столицы: получает образование в Лондоне и ведет бизнес Киеве. Кроме того, он увлекается автоспортом и ведет активный образ жизни, любит вечеринки и умеет радоваться самым простым вещам. Предельно откровенно, но не без иронии, в интервью Maincream Даниил рассказал о бизнесе, друзьях, тусовках, отношениях с деньгами и алкоголем, любимой женщиной и известным папой.

Даниил, ты – бизнесмен, сын известного бизнесмена. Когда впервые проклюнулась твоя бизнес-жилка?

Я думаю, это началось с папиного сперматозоида. Папа до сих пор ко мне так относится, как к пророщенному сперматозоиду. В принципе, он тоже заслуживает уважения, прорвался же один из миллиона! (Смеется). Еще папа любит вспоминать, как в двенадцать лет я брал из дома батарейки и продавал их в два раза дороже во дворе. Шикарный, кстати, был бизнес, так как у него не было себестоимости, ведь закупки делали родители.

На что ты тратил вырученные деньги?

У нас семейный талант – тратить! Как папа, так и я, можем спустить любую сумму, так и не поняв, куда она исчезла. Зарабатывать у нас получается тоже неплохо, но, к сожалению, не так хорошо, как тратить.

Каким был максимум твоих трат?

Максимума нет, потому что он ограничивается тем, что заработал. Год назад я участвовал в сделке по недвижимости и получил довольно приличную сумму, которую спустил на свою любовь — автоспорт. Я увлекаюсь дрифтом. Видела “Форсаж-3”? Вот это та самая история. На дрифт я трачу много времени и почти все свои деньги, те, которые не проедаю. (Улыбается). В этом году мы собираемся командой участвовать в чемпионате Украины по дрифту, и в соревнованиях в Европе.

Откуда это увлечение?

Я всю жизнь любил автоспорт. Когда был совсем маленьким, увлекался картингом. Участвовал в чемпионате Европы, и даже занял третье место по Украине. Потом моя семья решила, что это слишком опасно, искали менее рискованный вид спорта… чтобы, в результате, в 17 лет я пришел обратно к дрифту. Еще до учебы в Лондоне мы договорились: я - хорошо учусь, папа - финансирует мое увлечение. Сегодня я по-прежнему хорошо учусь, но на дрифт уже зарабатываю самостоятельно.

Любишь рисковать?

Как приличный еврейский мальчик, обычно я этого не люблю, но автоспорт – это какое-то нездоровое проявление моей генетики.

У тебя за плечами волонтерская работа в министерстве. Волонтерство – это же не про приличного еврейского мальчика?

Ну как это? Я еще молодой, жадничать мне рано. Мне нужно научиться, понять, себя показать. Вот, собственно говоря, так мы и пришли к этому интервью для Mainpeople: денег я сегодня не получаю, но себя показываю. (Улыбается.) Я работал в Министерстве Инфраструктуры на волонтерской основе на позиции советника первого зам-министра. Работать было очень интересно – я узнал о многом, что у нас происходит в стране, точнее, что у нас не происходит. Был крайне впечатлен своей командой – толковые люди, причем, половина из них пришла за правое дело. Я понял, что с такими людьми у нашей страны возможно светлое будущее.

У тебя была возможность остаться заграницей, но ты вернулся в Украину. Это потому, что ты веришь в светлое будущее?

Я люблю Украину, считаю ее своим домом. У меня была возможность начать и построить карьеру в хорошем банке в Лондоне, все-таки у меня образование в престижном университете Англии, но… я выбрал Украину. Сейчас, кстати, я продолжаю жить между Лондоном и Киевом. Я уже сдал диплом, осталась последняя сессия и пара экзаменов, которые поеду сдавать через месяц в Англию. А живу и работаю в Украине. У меня здесь свое предприятие – кальян-бар «GozaSmokeBar». Это заведение европейского образца – у нас меньше гламура, но больше качества за умеренные деньги. Также есть сеть по аутсорсингу кальянов в ресторанах «OK-bar», «Zuma» и множестве других. Летом поедем делать кальянные бары в Эмираты, как бы это странно ни звучало. Арабы делают кальяны на порядок хуже, чем мы, в частности, и чем в Украине, в целом. Украина и Россия, кстати, лидируют по производству качественных кальянов на мировом рынке. А мы будем продвигать собственный бизнес среди арабов, потому что они богатые и поэтому ленивые, а мы жадные и голодные. (Смеется.)

Какими из своих достижений на сегодняшний день ты гордишься более всего?

Тяжелый вопрос. Меня воспитали так, что я не испытываю особой гордости по поводу того, чего я достиг на данный момент, я ожидаю более значимых результатов. Кстати, за это понимание я благодарен родителям. Если бы я гордился чем-то из того, что у меня есть на данный момент, то, возможно, у меня было намного меньше желания что-либо менять, двигаться вперед.

У тебя есть ключевое жизненное правило?

Не врать. Кстати, достаточно тяжелое правило.

Какую самую тяжелую работу тебе приходилось выполнять в жизни?

Я работал на полную ставку помощником повара в ресторане. Со стороны отца это был элемент моего воспитания, когда я оказался на грани между поступлением в Суворовское и математической школой. Папа поставил условие, если я не подтяну свои оценки выше «десяти баллов» по всем предметам, то следующим этапом моей карьеры станет Суворовское. Пришлось развить недюжинные навыки в умении засыпать во время чистки чеснока в любой позе, ну и подтянуть оценки, разумеется.

У тебя много друзей?

Думаю, что настоящих друзей – трое, остальные – знакомые-приятели. Мои друзья из разных сфер деятельности, жизни, общества, я приобрел их уже в сознательном возрасте, они не из детства.

Еще бы, ты же втюхивал им батарейки втридорога!

Ну, а что делать! (Смеется.) На тот момент, дружба была не самой важной, надо было батарейки запихнуть. Все равно, мне нужно было переезжать из Израиля. Я за свою жизнь прошел школ десять, если не больше.

Ты долго жил в Израиле?

Лет семь-восемь. В 90-х папа отправил маму и меня с сестрами в «ссылку» в Израиль, а сам остался в Москве бороться за выживание. Когда мы вернулись в Киев, я «папой» называл нашего соседа Сашу Меламуда. (Смеется.) Сейчас я хорошо помню, что моего папу зовут Гарик, и что он ответственен за мое производство.

Ты читал книги своего отца?

Читаю редко и мало, за что мне очень стыдно. Наверное, это связано со складом ума. Если я читаю, то это учебники по физике или математике, которые мне действительно интересны. За всю жизнь я прочел книг двадцать, до отцовских книг я добрался, и был крайне удивлен: это отличное чтиво! Обычно беру его книги, когда лечу на учебу в Лондон. Это единственное, что может меня расслабить в самолете. Это даже лучше, чем кино!

Любишь кино?

А кто не любит? Не могу сказать, что я гурман, мне нравятся фильмы Тарантино. Люблю черный юмор, не смотрю хорроры. В идеале, это должно быть кино, которое не напрягает, и в тоже время заставляет подумать.

Какой фильм ты посмотрел миллион раз, и еще миллион раз посмотришь?

«Криминальное чтиво».

Какие самые простые вещи приносят тебе подлинное удовольствие?

Я считаю, что залог счастливой жизни — это умение получать удовольствие от всего происходящего вокруг, собственно, поэтому меня целиком устраивает Киев. Мы все понимаем, что на данный момент, я живу на свои деньги и пока не заработаю ничего сверхъестественного, не куплю себе 3-х этажную виллу, не поеду жить в Монте-Карло, поэтому надо наслаждаться пением птичек, общением с замечательными людьми, автоспортом.

Где тебя можно встретить в Киеве?

Рестораны «Under Wonder», «Пантагрюэль» - они по-европейски хорошие, тихие и спокойные. Если говорить о прогулках, то мне нравятся Воздвиженка, Пейзажная Аллея. Люблю выезжать на природу – это единственный момент, где я эксплуатирую своего отца, он живет красиво за городом. Под предлогом любви к семье я общаюсь с природой.

Твой папа известный тусовщик, у тебя на страничке на Facebook он написал «… я знаю и уверен – если в клубе мне сзади на плечо ложится тяжелая рука, она дружественная». Вы вместе тусите?

Ну, обычно я его хватаю за «булочку», видимо, ему было неудобно это написать на Facebook. (Смеется) Мы часто встречаемся в каком-то из клубов под утро.

Какой твой любимый алкогольный напиток, и с кем он особенно любимый?

Я пью очень редко, но если это делаю, то люблю себя побаловать какими-то редкими напитками. Мне нравится ром. А с кем? С кем уже как пойдет. Обычно уже после принятия определяется, с кем будет продолжение.

Какая из твоих дурных привычек помогает тебе в жизни?

Привычка подшучивать. Этот условный рефлекс выработался у меня в ответ на ту домашнюю обстановочку, в которой я вырос. Если ты не шутишь на протяжении часа, тебя могут лишить семейного членства.

А с кем ты не шутишь?

Обычно с теми, с кем мне неинтересно разговаривать. Это как анекдот. Девушка хочет познакомится с парнем, а он ей отвечает: «Вы знаете, мне с вами будет неинтересно, а вам со мной будет непонятно». «Что вы имеете в виду?», - недоумевает девушка. «Вот видите, вам уже непонятно, а мне неинтересно», - слышит в ответ.

Что ты искал в девушках и нашел в своей?

Идеальную, прекрасную, восхитительную, само воплощение женственности и женской мудрости, и я ее нашел.

Где ты смог откопать это сокровище?

Все было так же просто, как и с папой – я подошел к ней в клубе и схватил ее за «булочку».

И получил оплеуху?

Нет. Я успел увильнуть. Уже потом вывел ее на интеллигентный разговор и реабилитировался в ее глазах.

Кто обычно готовит завтрак: ты или она?

Она. Это единственное, что она готовит. Я очень люблю готовить, и не признаю в доме ничьих поварских талантов, кроме своих.

Что ты готовишь по особому случаю?

Карри, рыбу, мясо, пасту — что угодно! Я никогда не готовлю по рецептам. Один из моих близких друзей жил у меня в квартире в Лондоне, спал на матрасике на полу. Он отучился в лучшей кулинарной школе планеты — Le Cordon bleu, и вот на его фоне я чувствовал себя неполноценным. Но теперь, когда мы разъехались, и я живу, как и положено взрослому мальчику, с девушкой, я восстановил в себе уверенность и с удовольствием готовлю.

Как выглядит твой сон-кошмар?

Что я не получу диплом! Я объективно понимаю, что знания, которые я получаю в престижнейшем университете Cass Business School на одном из сложнейших факультетов — инвестиции и финансовый риск-менеджмент, скорее всего никогда не пригодятся мне в жизни. Но эти знания развивают скорость моего мышления. Я получаю диплом, скорее чтобы утвердить свое, независимое от отца, существование в обществе. Но, несмотря, на сны-кошмары, и то что, я, пожалуй, самый нетрудолюбивый и далеко не «звездный» ученик на факультете – свой диплом с отличием я получу!

Твой папа совместно с институтом менеджмента МИМ-Киев запускают бесплатный курс подготовки политической и бизнес-элиты Украины Generation.ua. Почему твое имя не значится в списке будущих студентов?

У меня израильский паспорт, а одно из условий прохождения этого курса – наличие украинского гражданства. У папы все жестко, он не привык  делать поблажки кому-либо. Буду подслушивать под дверью. (Смеется).

Даешь ли ты отцу советы, и прислушивается ли он к ним?

Однозначно, даю, чтобы почувствовать себя важным. Отец однозначно не слушает. Сам я много советуюсь с отцом и очень ценю его мнение. Я знаю, что с ним можно спорить, иногда он бывает не прав, как он говорит о себе: “В 10% я буду не прав, но мне насрать”. В принципе, это очень хорошая погрешность, поэтому лучше к отцу прислушиваться, чтобы ошибиться только в 10%. Сейчас я формирую свою позицию, понимание и отношение к жизни, но все равно опираюсь на отцовскую школу, и за многое я ему бесконечно благодарен!

Какой самый ценный совет ты получил в жизни?

«Слушай папу, козлик!». Этот совет я получил от отца.