PROкино: 1895–1909
Next

Кино / вторник, 21 июня

PROкино: 1895–1909

Редакция Maincream обратилась к киноведу и главному редактору Moviegram Лукьяну Галкину с целью выяснить, что же превратило кино из аттракциона в культурный феномен. Этим материалом мы открываем цикл о самых значительных фильмах каждого десятилетия с момента зарождения кинематографа. На очереди – начало прошлого века. Поезд прибывает, Мельес отправляется на Луну, а злодеи стреляют прямиком в зрительный зал.

_________________________________

 

«Прибытие поезда на вокзал Ла-Сьота» (1896, братья Люмьер)

Пусть неучи и дальше думают, что этот фильм был первым в истории – мы-то с вами знаем, что днем рождения кинематографа считается сеанс 28 декабря 1895 года, который был открыт «Выходом рабочих с фабрики Люмьер». А вот поезд прибыл с небольшим опозданием, лишь через девять дней, но вспоминают об этом крайне редко. Почему? Ответ на поверхности: эффект, который произвело «Прибытие поезда», скорее преуменьшают, чем преувеличивают. Пятидесятисекундный шедевр принялись цитировать сразу после выхода и не прекратили по сей день – вспомните хотя бы «Хьюго» Мартина Скорсезе («Хранитель времени» в убогой локализации). Этот фильм первым свел на одном экране общий, средний и крупный планы, а также продемонстрировал чудеса перспективы, но любят его в первую очередь за некую культурную автономию. Ведь образ поезда, который направляется в зрительный зал, сея по пути страх и трепет, вполне может претендовать на универсальный символ кинематографа в целом.

 

 

«Поцелуй» (1896, Уильям Хейз)

Первый скандальный фильм в истории вышел на экраны меньше, чем через год после сеанса на бульваре Каппуцинок. «И впрямь, чего ждать?» – решил Томас Эдисон, несколько безосновательно считавший себя отцом кинематографа. По его заказу и был снят «Поцелуй», демонстрировавшийся в индивидуальных просмотровых кабинках: кинетоскоп Эдисона не предполагал проекции, а значит, и милых сердцу вещей наподобие большого экрана и полного зала. По сути, «Поцелуй» нельзя даже в полной мере считать фильмом – на пленку была отснята финальная сцена мюзикла «Вдова Джонс». Картина пользовалась феерическим успехом, который вполне предсказуемо привлек внимание ханжей-хейтеров: ленту окрестили порнографической и разжигающей низменные чувства. К слову, поцелуй в оригинальном мюзикле никого не смущал. Двойные стандарты – они такие.

 

 

«Фауст и Маргарита» (1900, Эдвин С. Портер)

Вечные образы табуном перекочевывали на экран с самого зарождения кинематографа, и Фауст не стал исключением: фильм, о котором пойдет речь, стал уже второй экранизацией знаменитой истории. Эдвин Стэнтон Портер, легендарный пионер американского кино, не очень-то озаботился философской проблематикой Гете – его куда больше привлекала фантастическая основа сюжета. В результате картина выглядит весьма сюрреалистично – Мефистофель, похоже, еще не знает, какой-такой силы он часть, и попросту велит Фаусту прикончить Маргариту. После чего следует череда несколько наивных обменов местами, а завершается все… свадьбой. Жорж Мельес был первым режиссером, решившим, что рефлексирующему ученому самое место на большом экране, а последовал за ним не только упомянутый Портер, но и Фридрих Вильгельм Мурнау, Ян Шванкмайер и Александр Сокуров, которые больше ста лет не дают тренду утратить актуальность.

 

 

«Озадаченный Шерлок Холмс» (1900, Артур Марвин)

Первая эксплуатация образа Артура Конан-Дойля со временем привела Шерлока Холмса прямиком в Книгу рекордов Гиннесса благодаря количеству экранных воплощений. Работа Артура Марвина будто открыла ящик Пандоры, из которого врассыпную кинулись Шерлоки самых разнообразных мастей и десятилетий. А началось все с этого фильма, где сыщика грабил злодей, умеющий эффектно растворяться в воздухе – уж не Мефистофель ли из прошлой картины? «Озадаченный Шерлок Холмс» был сделан для мутоскопа, предназначенного для одиночного просмотра коротких роликов, вариации кинетоскопа Эдисона. Есть нечто ироничиное в том, что за первой экранизацией Шерлока каждый наклонялся к окуляру по отдельности, а новейшие адаптации сплачивают миллионы в кинозалах и у телевизоров.

 

 

«Путешествие на Луну» (1902, Жорж Мельес)

Помните Тот-Самый-Кадр, где в глазу у несчастной Луны оказался космический корабль? Он именно из этой картины, популярность которой вполне может соревноваться с «Прибытием поезда». «Путешествие на Луну» – первый фильм в жанре научной фантастики, а по совместительству – настоящая антология кинематографических приемов того времени. Создатель «Путешествия», Жорж Мельес, был горячим энтузиастом своего дела и, по мнению исследователей, снял от одной до четырех тысяч (sic!) фильмов, абсолютное большинство которых не дожило до наших дней. Да и эту картинку восстанавливали по кусочкам – наиболее полный вариант был обнаружен лишь в 2002 году. В вышеупомянутом «Хьюго» Мартин Скорсезе рассказывает более полную историю Жоржа Мельеса, которого там сыграл Бен Кингсли. К слову, у «Путешествия» есть раскрашенный вручную цветной вариант, так что колоризация – вовсе не тренд недавнего времени. Иными словами, простите за каламбур, ничто не ново под Луной.

 


«Большое ограбление поезда» (1903, Эдвин С. Портер)

Сохранились свидетельства, что на создание «Ограбления» Портера вдохновило как раз «Путешествие на Луну» Мельеса. Заразившись духом новаторства, режиссер во многом превзошел французского коллегу – так, здесь он впервые использовал параллельный монтаж, позже популяризированный Дэвидом Гриффитом и Сергеем Эйзенштейном. Этот прием позволил создать ощущение одновременного действия на экране, однако в первую очередь «Ограбление»  обязано успехом не ему, а впечатляющей концовке. Бандит, списанный с Бутча Кэссиди, несколько раз стрелял прямиком в камеру, а значит, и в зрительный зал. Представляете, какой эффект это произвело на публику, которая не так давно разбегалась от вида пребывающего поезда?

 

 

«Алиса в стране чудес» (1903, Сесил М. Хепуорт, Перси Стоу)

Возможно, Алиса уступает в популярности Шерлоку, но вполне может соперничать с Фаустом по количеству киноадаптаций. За сто с лишним лет до Тима Бертона двоим режиссерам пришло в голову, что на экране эта история будет выглядеть еще более фантасмагорично, чем на бумаге. Так что Хепуорт и Стоу последовали за белым кроликом своей идеи и впервые в истории экранизировали «Алису в стране чудес». Результат их работы время от времени называют первым британским блокбастером, а сохранившиеся фрагменты красноречиво свидетельствуют: литературная основа Льюиса Кэрролла вполне пригодна в качестве готового режиссерского сценария. Чем кинематографисты беззастенчиво пользуются вот уже больше века.

 

 

«Подлинная история банды Келли» (1906, Чарльз Тейт)

Первый в истории полнометражный фильм был снят в Австралии, длился около 70 минут и полностью до наших дней весьма предсказуемо не сохранился. Картина, как непрозрачно намекает название, повествует о Неде Келли, знаменитом разбойнике, пользующемся репутацией австралийского Робин Гуда. Как и ряд предыдущих образов, Келли еще не раз всплывал на экране – в разные времена его сыграли Хит Леджер и… Мик Джаггер.

 

 

«Приключения Долли» (1908, Дэвид У. Гриффит)

Есть свидетельства, что один из влиятельнейших режиссеров мирового кино согласился переквалифицироваться из актера в постановщика лишь ради денег на починку ботинок. Правда это или же легенда, особого значения не имеет – в любом случае, «Приключениями Долли» Гриффит дебютировал в качестве режиссера и столь этим увлекся, что заработал титул отца кинематографа. За что – узнаем из следующего десятилетия, а пока что Гриффит откровенно развлекается. Название фильма не обманывает – история переполнена приключениями: цыгане-похитители, погоня, ребенок в бочке, плывущий к водопаду… Нехитрый протосаспенс массового кино укрепляется в своих правах. Как мы знаем, у него большое будущее.

 

 

«Фантасмагория» (1908, Эмиль Коль)

Вишенка на торте – первый в мире рисованный мультфильм. Режиссер объединил элементы игрового кино с анимацией: дважды в кадре появляется его рука, взаимодействующая с героями. «Фантасмагорией» мультик назван в качестве ироничной дани моде: в те времена французская богема была падка до всего мистического, что каррикатурист Коль просто не мог оставить без внимания. Несмотря на преклонный возраст, его рисовка по-прежнему выглядит актуальной. В том-то и прелесть – анимация в большинстве своем лишена срока давности.