Наше влияние меняет культурный ландшафт страны: интервью с Натальей Жеваго
Next

Интервью / среда, 05 апреля

Наше влияние меняет культурный ландшафт страны: интервью с Натальей Жеваго

Хрупкая и утонченная Наталья Жеваго по образованию архитектор, но вот уже семь лет она “строит” организацию “Культурный Проект”, которая проводит просветительские лекции о культуре, искусстве и заполняет пробелы в гуманитарном образовании украинцев. При этом она жена и мама девочек-тройняшек.

О том, как менялся вектор развития проекта, о выходе “Культурного Проекта” в регионы, реформе образования в Украине и балансе между работой и семьей Наталья рассказывает в интервью Maincream. 

Наталья, “Культурный Проект” существует уже 7 лет. Скажите, как он изменился за эти годы?

У проекта поменялась не только форма, но и задумка, с которой он создавался изначально. Масштаб наших амбиций серьезно вырос. Мы перешли из решения очень частных проблем города Киева на культурное пространство всей Украины. Сегодня думаем о том, как можно изменить культурно-образовательную ситуацию в Украине в соответствии с глобальными трендами и верим, что наше влияние меняет культурный ландшафт страны.

Какие направления и инновации ввели за годы существования?

Начиналось все с курса “История классического искусства”, но наш скрытый план был привести людей к пониманию и разделению с нами заинтересованности в современном искусстве. Сегодня у нас есть четыре основных направления: философия, литература, музыка, искусство. Мы отдельно взятый гуманитарный факультет доступный любому человеку в любом возрасте с тщательно отобранными лекторами.

По нашему глубокому убеждению гуманитарное образование нужно человеку после того, как он закончит свое образование в университете. Он получил прикладные знания и должен занять свое место в социуме, понять, чем ему отвечает мир. Этот философский вопрос приводит человека к нам, а мы предлагаем ему большой выбор ответов через тот канал, который для него более понятен.

У нас есть четыре уровня наших курсов и четыре уровня погружения. Самый поверхностный уровень, например, это “История искусства” за 120 минут. Это  означает, что лектор использует специальную оптику, чтобы показать основные процессы и смены парадигм в том или ином курсе или течении за 120 минут.

Есть формат построения собственной экспертности. Когда у человека есть задача точно понять, что он должен знать для того, чтобы разбираться в этом предмете. Это последовательная и достаточно объемная программа.

Есть спецкурсы, когда слушатель опирается на персоналию лектора. Лектор глубоко изучает какую-то тему, а слушателю очень важно, что этот лектор думает по тому или иному предмету. Авторские курсы, с личными взглядами лекторов, которые нам важны.

И есть уровень arts lovers, который помогает прикоснуться к прекрасному и отлично провести время. Он стоит несколько отдельно, потому что он менее всего похож на образовательный. Он помогает принять решение, хочешь ты дальше учиться или нет. Мы стараемся, чтобы все наши курсы были структурными.

 

 

Логично, что проект растёт и развивается. Происходят ли такие же изменения с аудиторией?

Зависит от того какого уровня курс. На разных уровнях плюс-минус разная аудитория. Они не имеют каких-то внешних отличий, но у них разный подход и способность к обучению, разный возрастной критерий. Например, на уровне построения собственной экспертности возраст слушателей 28+. В категории “прикоснуться к прекрасному” больше женщин. Философией традиционно интересуются больше мужчин. Это вообще волшебный курс. После того, как он у нас появился, у всей команды к нему тяготение. Мы пришли к выводу, что это основной предмет, на который можно нанизывать остальные.

Скажите, “Культурный Проект” просто заполняет пробелы в образовании человека и дает ему чувство удовлетворения от получения новых знаний или люди, прошедшие ваши курсы, смогут потом найти работу в сфере культуры?

Мы знаем, что наши слушатели в своих резюме указывают, что они прошли курс или несколько в “Культурном Проекте”. Каким-то образом это возможно и влияет на общую канву резюме, но в целом, мне кажется, что это образование может подойти и тем, кто собирается работать в культуре, например, культурным менеджерам. С другой стороны мы получаем запросы со стороны бизнес-школ, которые встраивают наши гуманитарные блоки в свои программы взращивания руководителей. Фактически этот блок является важным для людей, которые занимают позиции топ-менеджеров, владельцев бизнеса. Не знаю, насколько сертификат “Культурного Проекта” напрямую приводит к работодателю, но если говорить о полезных навыках, то, скорее всего, это люди с определенным уровнем зрелости, но им необходима более полная картина. Они хотят выстроить собственную картину мира.

 

 

Должна ли быть у человека некая база до того, как он решит обучаться у вас?

Это вообще не имеет значения. Но по статистике, у нас 99% людей с высшим образованием или тех, кто еще находится в процессе обучения.

Какая самая молодая аудитория у вас была?

Среди наших слушателей были старшеклассники. На наших курсах они подготавливаются к университетам. “Культурный проект” – новый вид досуга для них. Тут у них появляются новые знакомые, с которыми у них есть о чем поговорить.

Культурный проект ориентирован на массового слушателя, но цены на курсы относительно недешевые. Знаю, что у вас есть бесплатные курсы, но мне кажется, многие о них не знают. Вы можете рассказать, какие занятия у вас можно посещать бесплатно?

Мы точно не настроены на массового потребителя. Это факт. Нашу аудиторию отрезает не кошелек слушателя, а его образование. Слушатели наших курсов это люди, которые жаждут знаний, чтобы выбирать себе качественные фильмы, книги, направления для путешествий.

На сегодняшний день цены на наши курсы обусловлены возможностью людей заплатить, а не себестоимостью наших продуктов. То, что мы предлагаем, стоит дороже, чем мы его продаем. Поэтому мы находимся в постоянном поиске способов финансирования необходимого качества предлагаемого нами продукта.

Бесплатные курсы – это активная практика “Культурного Проекта” на протяжении 7 лет. Но люди, которые ходят на бесплатные курсы это хронические потребители бесплатных продуктов. Им не очень важно, о чем курс, у них такой способ жизни. Когда мы стали узнавать свою аудиторию, то увидели, что одни и те же люди ходят на бесплатные мероприятия  и по литературе и по музыке. Поэтому мы решили по-другому выстраивать бесплатные события. Делать их для определенных категорий, например, для пенсионеров. Это сработало. У нас, кстати, очень активные пенсионеры. На сегодняшний день стратегия “бесплатного/платного”, как мы ее себе представляли, не работает. По нашему опыту порог заинтересованности в курсе и цена на него не очень связанные вещи. Мы каждый год предусматриваем пакеты для людей разных финансовых возможностей. Бесплатные программы также будут в регионах, для того, чтобы создавать сообщество вокруг интересуемого предмета. Бесплатный лекторий – очень хороший инструмент для построения сообщества. Это будут, например, бесплатные трансляции наших киевских программ, отдельные лекции в городах.

 

 

Проект приносит вам доход?

Изначально он был задуман как коммерческая организация. Со временем мы поняли, что это модель социального предпринимательства. Мы хотели создать что-то коммерческое, дабы финансировать не коммерческое, а полезное. Но идея потерпела фиаско. Бесплатный лекторий оказался не таким точным, как мы того хотели. Сегодня у нас нон-профит организация. Все, что зарабатывает “Культурный Проект”, мы вкладываем в его же развитие. Также существует и общественная организация “Культурный Проект”, которая занимается регионами, разного рода сотрудничествами, объединениями научных элит, адвокацией гуманитарных знаний и затрагивает темы организации школьных и университетских программ. Ее задача - оставить в поле общества доступ к гуманитарным знаниям на всех уровнях: в школе, университете, доступные знания в музеях и так далее. То есть сегодня есть две организации: одна занимается коммерческими курсами, и смахиванием пыли с образа вечного и прекрасного, а другая организация занимается непосредственно адвокацией гуманитарных знаний в рамках Украины и глобальном контексте.

Изначально данный вектор развития намечался или он появился позже?

Нет, конечно, нет. Благодаря нашим слушателям и курсам мы каждый раз вдохновлялись и подымали планку.

Случались моменты полного разочарования в работе над проектом?

Нет. В деле, которое мы делаем никогда. Ты сталкиваешься только с собственными ограничениями. Это происходило несколько раз и это сложный опыт. Были управленческие кризисы внутри организации, переосмысление стратегии, но разочарования в деле не было. У меня есть список людей и когда мне очень сложно я вспоминаю, что они этим занимаются и меня это страшно вдохновляет. Например, я часто вспоминаю Дарину Жолдак (Дарина Жолдак – киевский галерист, умерла в 2012 году. Сегодня фундация ее имени занимается проектами популяризации чтения, развития украинского языка, культуры и искусства. – прим.ред.) и нахожу в себе силы двигаться дальше.

Вы следите за реформой образования? Каково ваше мнение о ней? Вы с вашим опытом работы в гуманитарной сфере, могли бы им предложить какие- то идеи.

Одно время следила очень тщательно, сейчас нет. Раньше у меня были сомнения, что эту систему нужно ремонтировать. Потому что все изначально выглядело настолько запущено, что проще казалось вырастить рядом новое живое дерево, на которое перелетят все птицы, а этот трухлявый дуб должен умереть. Раньше у меня была позиция, что мы будем растить это новое дерево. Сейчас же мне стало ясно, что нельзя игнорировать этот дуб. Но лечение ему не помогает и пока не ясно, что с ним делать и как ему помочь. Это не происходит быстро, и мы не можем каждый на своем месте осознать общий вектор движения того, что происходит. Я оптимист и думаю, что все у нас будет, изменения уже происходят.

Я не уверена, что достаточно компетентна. Я могу лишь бросать вызов этой системе. Каким образом? Например, сейчас для одной частной школы я разрабатываю параллельную культурологическую программу, которая работает и с преподавателями и с детьми. Если она себя хорошо покажет, мы сможем предлагать ее и государственным школам. Мы можем быть провокаторами, пробовать на своей площадке самые современные практики, предлагать сумасшедшие вещи и находить людей, которые будут их реализовывать. Можем быть лабораторией для системы – это намного более важная функция. Но если предположить, что Министерство образования захотело взять наше нововведение, то это пластырь на больное место. Мы лучше пока будем нарабатывать свои методы работы.

 

 

Сейчас в Украине набирает популярности онлайн-обучение. Например, курсы Prometheus. У вас же лекции проходят в основном оффлайн. Видела, что некоторые лекции можно посмотреть в режиме онлайн. Планируете запускать курсы онлайн?

Конечно, это ведь самый современный способ донесения информации. Мы пока исследуем, как это работает. Предлагаем людям, которые хотят обучаться дистанционно, видеотрансляции или записи лекций, чтобы человек не пропускал занятия и получал все знания. Но мы укоренены в мысли, что то, что происходит между преподавателем и присутствующими рядом с ним людьми, обладает потенциалом, который настраивает к предмету совершенно иным образом. Этого не произойдет через экран. Хотя бы потому, что у слушателя нет ощущения быстрой обратной связи. Очень здорово, что есть много курсов, но ты все равно принесешь то, что ты знаешь к компетентному человеку, дабы сверить с ним то, как ты понял информацию. Офлайн курсы работают глубже.

Кстати, таким образом, вы могли бы охватить регионы Украины. Есть у вас в планах выход в регионы?

Безусловно. Я верю в смешанное обучение, когда есть человек, который тебе трактует информацию, полученную онлайн. Получение информации онлайн расширит горизонты для слушателей различных курсов.

 

 

Являются ли подобные курсы вашими конкурентами?

У нас в стране пока вообще рано говорить о конкуренции. Мы пока еще все сотрудники, обрабатываем одно поле. Уже когда будем собирать урожай, наверное, тогда мы станем конкурентами. Сегодня мы все датированные организации, которые выращивают себе аудиторию – растим это поле. К тому же, мы все таки делаем основную ставку на офлайн лекции.

Каким образом вы отбираете лекторов для курсов?

Слушаем всем офисом их лекции, а потом обсуждаем – самый эффективный способ. Иногда ходим в университеты в поисках интересных лекторов. Прислушиваемся к рекомендациям людей, которым мы доверяем.

У вас есть любимый курс “Культурного Проекта”?

История архитектуры. У нас там очень своеобразный преподаватель – он никогда не повторяется. Он не может себе позволить читать одну и ту же лекцию дважды.

В разное время вы привозили в Украину Питера Гринуэя, Франсуазу Барб-Галь. Планируете еще какие-то мероприятия с участием иностранных лекторов?

Я думаю, такие события перенесутся в программу регионов и станут партнерскими проектами. Заводить партнерские отношения с другими организациями - это наш новый челендж. Мы можем привезти кого-то специально к определенному событию и с конкретной задачей. Будем выступать культурными менеджерами.

 

 

Расскажите, какой вы руководитель? Как планируете рабочий процесс?

На самом деле, я не руководитель совсем. В том смысле, что у меня в команде всегда есть руководитель. Первый человек, которого я взяла на работу в “Культурный Проект” был директор. Я могу оказывать разрушительное действие, мне всегда нужна связь с реальностью в виде человека, который точно видит все рабочие процессы и умеет их налаживать. Я архитектор системы. Мне интересно заниматься метапланированием, стратегическими вещами, формировать виденье.

Как вы находите баланс между работой и семьей?

Сложно. Все время пытаюсь вовлечь дочек в эту историю, но они сейчас как раз подходят к подростковому возрасту, когда им это все критично не интересно. Поставила себе на гаджете программу, которая меряет время, проведенное на работе и дома. Чтобы хотя бы посмотреть, как оно распределяется. Дети имеют способность вырастать, и это время не вернешь, но и на работу время хочешь найти. Нужно периодически чем-то жертвовать, каяться и жертвовать.

 

 

Ваши дочки посещают какие-то кружки или курсы?

В этом году мы с мужем их немного освободили, сделали посвободней программу. Они ходят в “Культурный Проект” только на курс art for tins -  программу для подростков. Они ищут себе вдохновение в разных курсах детской программы. Ну, и они очень серьезно занимаются музыкой. У нас сразу трио с тремя разными инструментами.

Вы считаете себя счастливым человеком?

Сейчас очень. Прямо до неприличия. Хотя я также бываю и остро несчастна. В целом я считаю, что если бы моя жизнь закончилась сегодня, то я бы назвала ее очень успешной во всех отношениях.