На Западном фронте перемены или старость Карла Лагерфельда
Next

Fashion&Beauty / вторник, 01 марта

На Западном фронте перемены или старость Карла Лагерфельда

Новая концепция в мире моды гласит: отныне вещи с подиума будут направляться прямиком в магазины, в то время как классическая система предполагает, что вещи могут продаваться только спустя полгода. Это вызвало шквал эмоций как у мастодонтов, так и у новичков фешн-индустрии. Традиционно, лагерь поделился на сторонников и противников ноу-хау. Король моды Карл Лагерфельд оказался яростным антагонистом нововведения, назвав концепцию "бардаком" и предсказав, что "миру моды придет конец".

Старая система была правильной в своем времени. Показы были только для инсайдеров, воротилы модного мира приходили на закрытые дефиле для того, чтобы впоследствии сделать заказы для продажи или для съемок, и заодно подтвердить свою приналеджность к тусовке "высокой моды". После окончания Недель моды, фешн-критики готовили материал для журналов. Весь процесс был медленным и скрытым, что придавало фешн-тусовке особую статусность. Тогда был смысл демонстрировать коллекции задолго до продаж. Неспешность и закрытость модного мира выглядела органично. 

Но затем появлись гаджеты и технологии, которые посягнули на знания узкого круга посвященных. И теперь нет ни первых, ни последних, кто бы мог подумать, но всех уравнял Инстаграм. Если семиклассница с провинциального городка видит новую коллекцию одновременно с акулами модного мира в первом ряду - сражаться за пальму первенства - это фарс. 

У новой системы "подиум - продажа" есть несколько основательных преимуществ. Во-первых, это убережет дизайнеров от плагиата. Кропотливо разработанные дизайнером модели копируют в первый день, мгновенно отшывают и зарабатывают на этом мешок денег. В то же время оригинальная одежда попадает на прилавки спустя полгода, когда эти силуеты не носит только ленивый, не стоит говорить о том, какой урон получает дизайнер. Во-вторых, это повысит статусность мероприятий. Предпоказ действительно станет закрытой площадкой для избранных без права на преждевременную публикацию. В третьих, если все срастется - то полноценные показы станут частью интертеймента, и каждый желающий сможет прийти, а не пялится в Инстаграм. И последнее, новая система изменит темп моды, ускорит его. Новые луки будут показаны байерам раньше показа, соответсвенно будут и доставлены раньше, колесо моды начнет вертеться быстрее. Весь мир ускорился, нельзя игнорировать основной фактор среды. Это как раз и значит "идти в ногу со временем".

Но идальго дон Карл Лагерфельд оказался непреклонен и никакие преимущества его не убедили: "Это бардак. - заявил он - Людям нужно время для выбора одежды. Иначе миру моды придет конец". Он, конечно, не единственный, кто негативно высказался о моментальной продаже новых коллекций, которой прорачат большое будущее. Но Лагерфельд слишком громкая, слишком культовая фигура, мнение которой никак нельзя обойти стороной. 

У этой новой системы, безусловно, есть недостатки, самым существенным из которых является неизвестность. Пока "see now, buy now" -  это еще не система, это концепция с несколькими удачными примерами. Единичные случаи выгорели, но пока все участники процесса гадают, как запустить целый механизм и что из этого получится. 

Это интересное новшество в мире моды, но самое удивительно здесь, конечно, другое. Это радикальное высказывание Карла Лагерфельда о страшной смерти всего модного сущего, если они не одумаются.

Нежелание креативного директора Chanel отдавать мир моды в чудовищные лапы прогресса отчетливо демонстрирует неофобию, то есть страх перемен. Чтобы быть рисковым парнем, преломняя модные тенденции, нужно иметь большую смелость. И большой талант, как доказательство того, что рисковать стоит. Карл Лагерфельд обладает этими качествами, они, собственно, и сделали из него короля индустрии. Но, как оказалось, намного легче быть новатором, определяя свое время, чем принять новшества самого времени.

Для того, чтобы понять позицию противника новой концепции, нужно выйти за рамки Лагерфельд-дизайнер и войти на поле Лагерфельд-человек. Дизайнер родился в 1933 году, сейчас ему 83 года, 61 из которых он провел в мире моды, заслужив статус одного из самых значимых модельеров века. В сущности, одним словом он может вершить судьбы людей, решая есть ли у них перспектива. Авторитетное мнение Лагерфельда может повлиять на дизайнера или дизайнеров, он может задавать тенденции сезонов, может собрать знаменитостей на показ на Великой Китайской стене или в аэропорту, он может многое, но он не может изменить ход времени, потому что именно время - не люди, не гаджеты, не плагиат - заставило всех задуматься о целесообразности классического устава. В философии "время" определяют как необратимое течение, и что важно - протекающее лишь в одном направлении — из прошлого, через настоящее и в будущее, но Лагерфельд пытается остановить течение времени, причем самым банальным способом:  не допустить изменений и тянуть за собой старый уклад, как мертвую лошадь. Здесь, он ничем не отличается от обычных стариков, которые брюзжат и сопротивляются переменам. Назвать безупречного Карла Лагерфельда обычным стариком тянет за собой целый шлейф обвинений в кощунстве, но правда в том, что пока он продолжает эпатировать общество и держаться молодцом, мы не заметили, как Лагерфельд действительно постарел. Это уже не седые волосы и подтяжки на лице, это ностальгические приступы и капризная сентементальность за право оставить все, как есть. В его глазах, трансформация системы это -  насмешка над его молодостью, над славными и великими временами. Лагерфельд больше полувека создавал фешн, трудно переоценить его вклад в индустрию. Но время не щадит никого, превращая в стариков, которые помнят, что в их молодости мороженое было вкуснее, люди честнее, а коллекции продавались только спустя полгода.  Как говорил Нобелевской премии по литературе Джон Стейнбек: "Самое удивительное в будущем — это мысль о том, что наше время будут называть старыми добрыми временами".