Мы меняем современных украинцев: интервью с радиоведущей Лерой Чачибая
Next

Интервью / вторник, 13 октября

Мы меняем современных украинцев: интервью с радиоведущей Лерой Чачибая

С первых минут разговора Лера Чачибая завораживает своим голосом, харизмой и целеустремленностью. Благодаря богатому опыту она точно знает, каким должно быть радио будущего: честным, свободным, наполненным интересными людьми и, конечно же, музыкой, которая обнажает лучшие качества человека. Все это и немного больше она реализовала вместе с единомышленниками на радио “Аристократы”.

Редакция Mainpeople не могла остаться в стороне и расспросила Леру о том, что пробуждает в ней жажду жизни, почему слушатели "Аристократов" светятся изнутри и как блестящий радиоэфир может забраться в самое сердце, навсегда меняя наше сознание.

Чего тебе не хватало, когда ты только начала путь радиоведущей?

Я попала на радио, когда мне было 22 года. Конечно, прежде чем выйти в эфир я получила много полезных наставлений, которые про себя называла “дедовщиной”. (Улыбается). Первое время катастрофически не хватало практики и особенных радийных “фишечек”. Например, кратко сформулировать мысль, а не набор слов всего за 16 секунд. Признаюсь, у меня проскальзывала мысль вернуться в университет, чтобы писать научные работы и преподавать, но я быстро поняла, что там нет “воздуха”, музыки и творческих людей. Именно поэтому я с головой окунулась в живую атмосферу радио, о чем, конечно же, ни на секунду не пожалела.

Есть ли у тебя особые упражнения для постановки голоса и речи?

Уверена, что дыхание самая уникальная вещь, благодаря которой мы общаемся со Вселенной. Пока мы дышим - мы живы, когда нам плохо - мы дышим глубже, взволнованы - чаще и так далее. Одним словом, оставить это только в теме радио нельзя, потому что дыхание напрямую связано с нашей жизнью.

Во время учебы на филологическом факультете ХГУ (Херсонского государственного университета - прим.ред.) мне пришлось изучать самые глубинные пласты русского языка, что здорово помогло в постановке и грамотности речи. Я честна с собой и знаю о своих особенностях в дикции, но надобности “ставить” голос нет. В первую очередь я радиоведущая, которая общается в эфире живым языком с живыми людьми.

На одном из городских порталов появился репортаж с тренировки, где ты занимаешься кроссфитом. Расскажи подробнее о своих отношениях со спортом.

Пару лет назад у меня завязались серьезные отношения с йогой. Позже я начала заниматься не в студии, а дома в обустроенной зоне с музыкой и ковриком. Мои близкие знают, что я довольно женственный и мягкий человек, поэтому предложение заняться кроссфитом стало для меня вызовом (смеется). Перед первой тренировкой меня пригласили на соревнования для аматоров. Это было так увлекательно! Я смотрела на ребят и понимала, что если бы им не нравилось, они бы ни за что себя так не мучили (улыбается). Второе, что меня поразило - команда клуба. Они в самом хорошем смысле “болеют” этим видом спорта, создают атмосферу, подбадривая тебя каждое занятие. И последнее - война в нашей стране. Никто не знает, сколько она будет длиться, поэтому я хочу быть в хорошей физической форме, чтобы не быть обузой, а может быть, при надобности, помочь перенести раненого или сделать еще какие-то вещи, требующие физической подготовленности.

К примеру, сейчас стали популярны встречи за завтраком с интересными личностями. Чем для тебя выступление на публике сложнее эфира на радио?

 Одна из причин, почему я люблю радио – я не должна быть "фешн-зависимой супер звездой", я свободна. Но встречи за завтраком для меня очень ценны, потому что если ты не знаешь ничего о людях, ты не знаешь ничего о жизни. А где на них посмотреть, пока ты сидишь целый день в маленькой коморке? Обычно контакт с аудиторией выстраивается с первых минут и чаще всего у меня спрашивают универсальный рецепт создания своего радио. Такие вопросы заводят в тупик, признаться, я считаю их довольно инфантильными. Рецепт - как и в любом другом деле – учиться, приобретать навыки, кристаллизировать их в чутье, искать единомышленников и созидать.

А теперь расскажи о своем отношении к тренингам и бизнес-встречам разного формата.

Механизм подобных тренингов я представляю себе в виде пазла. В нем есть видимая часть, где спикеры  общаются и передают опыт аудитории. Параллельно с ним происходит общение профессионалов, что, в вою очередь, способствует созданию экспертного круга. Прекрасные примеры - Big Media Meeting и Business Camp. Создание экспертного поля выводит любой бизнес на более зрелый уровень.

Как обычно проходит твой день?

 Я обожаю вставать рано. Утро - уникальная часть дня, когда ты можешь побыть наедине с собой и подумать о важном. Мне достаточно проснуться на 30 минут раньше и посвятить это время планированию или йоге. На “Аристократах” у нас жесткий график. Каждый член команды планирует свое время и записывает все встречи в открытый календарь. Так мы проявляем уважение друг к другу. Могу точно сказать, что я практически не отдыхаю и работаю все время пока не сплю. Когда ощущаю, что силы на исходе, устраиваю день лени и с утра до вечера хожу по дому в пижаме, отдыхаю и никуда не выбираюсь.

С чем можно сравнить твою любовь к работе и слушателям?

Я люблю родных, плавать, кошек, море, лес... Работа и слушатели скорее будят во мне большую жажду жизни. Абсолютно непередаваемые ощущения, когда ты выходишь на сцену и видишь темный-темный зал. А потом свет пробегает по людям и тебе кажется, будто они сияют. Кто-то улыбается, кто-то кого-то обнимает. Именно за эту атмосферу лучистых людей я обожаю слушателей “Аристократов”. Они совершенно другие люди - люди будущего.

Еще со времен работы на “Просто Радио” ты ведешь музыкальный проект “The Selector”, где представлены самые свежие подборки британской музыки. Чем он тебе нравится?

 Осенью исполнится 6 лет с первого момента нашего сотрудничества. Тогда ко мне на позиции программного директора “Просто Радио” обратились из Британского Совета, предложив вести “The Selector”. Я с огромным восторгом согласилась и рада этому факту до сих пор. Пока все ноют о курсе валют, Британский совет устраивает вечеринки и привозит “Young Fathers” с билетами за 200-250 гривен. Разве это не успешно реализованная культурная миссия, пока у всех депрессия?

Где твое место силы?

Мое место силы - Ровенская область, деревня Рафаловка. Там живет моя бабушка. Недалеко от дома есть старый тенистый лес, куда я стараюсь приезжать каждый год в сезон грибов. Там я чувствую себя достаточно отдаленной от суматошного мира, чтобы перезагрузиться. И еще одно место силы – Грузия. Это поразительно как быстро течет кровь в моих жилах, когда я там.

Последняя книга, которая произвела на тебя впечатление?

 Из-за колоссальной загруженности, у меня все меньше времени для чтения. Когда есть минутка, читаю книги по менеджменту, экономике или что-то документальное. Недавно приобрела “Историю Европы” в издательстве Основы. Это роскошная книга британского профессора Нормана Дейвиса, переведенная на украинский язык, где он объясняет исторические процессы доступным языком. Я уже готова к тому, что буду читать ее несколько лет, потому что кроме осознания написанного, многое нужно дополнительно гуглить. Параллельно с ней я читаю “Как устроена экономика” Ха-Джун Чанга. А из последних книг меня впечатлила работа Наталки Гуменюк "Майдан Тахрір. У пошуках втраченої революції". Это подборка дневников ее путешествий во время Арабской весны.

Откуда появилось название “Аристократы”?

Во время эфира на утреннем шоу “Просто Радио” мы пытались быть лидерами. Часто аргументом того, кто круче, становилось наличие якобы аристократичных корней. Однажды Ярик (Ярослав Лодыгин – прим.ред.) даже в Википедии нашел статью о благородном происхождении фамилии Лодыгин (смеется). Даня (Данила Хомутовский – прим.ред.) тоже придумывал свои истории, а я скромно помалкивала, потому что мой дед и так был грузинским аристократом (улыбается). В итоге, мы сошлись на том, что аристократы - это образованные люди с чистыми помыслами и благородными поступками. В ответственный момент это слово вышло на поверхность. Впрочем, у парней (Ярослава и Данила) своя версия. Они любят эту скабрезную американскую шутку про "аристократов". Посмотрите в youtube.

Было ли что-то за время существования Аристократов, что тебя разочаровало и порадовало?

 Да, меня разочаровал рост аудитории. Я думала, мы сделаем миллион в первый же год, а не 250 тысяч уникальных пользователей за тот продукт, который мы создаем. Мечтаю, чтобы все интеллигентные люди Украины хотя бы знали о радио “Аристократы”. И это не только для того, чтобы мы были сказочно богаты и купили себе яхту. Мы меняем современных украинцев. Мысль о том, что в нашей стране есть только 250 тысяч интеллигентных людей, меня убивает. Я уверена, что их гораздо больше.

Сейчас нас слушает 136 стран по всему миру, все украинские города и даже 0,01 % слушателей в Севастополе. Харьков, Одесса, Днепропетровск, Киев, Львов - наши столпы. Это безумно вдохновляет.

Расскажи о планах “Аристократов” на новый сезон.

Новый сезон будет сезоном “Доверия”. Обычно мы придумываем название исходя из отношений в команде. Когда между нами было много разногласий, Ярослав Лодыгин предложил сезон “Любви”, чтобы мы чаще демонстрировали любовь, заботу друг о друге и слушателях. Получилось круто!

В сезоне “Доверия” появится несколько новых программ, а старые получат обновленный формат. Наконец-то мы четко разделили уровни ответственности и компетенции. Задача Ярослава Лодыгина, как генерального продюсера, - “собрать” этот сезон. Задача Данилы Хомутовского, как главы  рекламного департамента, - привлекать больше денег для проектов, в которые мы верим, а моя задача, как директора радио “Аристократы”, - сделать проект коммерчески выгодным для всех участников. Цели амбициозные, поэтому мы готовы много работать.

Кроме радио вы устраиваете знатные вечеринки. Чего ждать от “Аристократов” еще?

 Бессонные ночи появились по достаточно банальной причине. Мы мало видимся с друзьями и придумали повод, чтобы повеселиться вместе с ними и нашими слушателями. Мы готовим Джазовый Вечер вместе с Алексеем Коганом, чтобы порадоваться запуску потока "Аристократы Джаз". И, конечно, вручим премию Лучшим Начинаниям Года, как и в прошлом году. А там Новый Год – мы всегда рады круто потусить, вы же знаете!..

Чего не хватает другим киевским радиостанциям?

Думаю, не хватает правильного менеджмента. Когда ты нанимаешь специалиста, платишь ему зарплату, но постоянно контролируешь и не даешь творчески проявить себя, начинаются сбои. Ключевыми на радио, как ни крути, остаются музыка и собеседник. Если в коллективе нет свободной творческой среды и достойного менеджера, радиостанция перестает быть честной со слушателями.

Как происходит измерение аудитории на вашем радио и что произошло с динамикой слушателей за год?

 Упрощая алгоритм подсчета, в месяц у “Аристократов” около 250.000 уникальных пользователей. У нас есть радиопоток, вещание на TuneIn, проигрыватель и приложения, которые после скачивания живут своей жизнью. Чтобы честно и обоснованно дать ответ о нашей аудитории, необходимо создать специальное системное решение, над ним сейчас работают наши партнеры Klaxon Studio. Это трудоемкий и дорогостоящий процесс, но без него не обойтись. Пока мы ежемесячно следим за аналитикой и выписываем все данные, чтобы со временем соединить их вместе.

Где вы находите новых героев и темы для разговоров?

Сначала нас было трое, потом шестеро, потом двенадцать и сейчас около пятидесяти авторов. Интересные спикеры появляются благодаря каждому члену команды. Один человек не покрыл бы все наболевшие темы, так что это заслуга коллективного разума. И, повторюсь, правильного менеджмента. Ведь когда ты доверяешь автору, он самостоятельно принимает решение о новом госте. Например, последний эфир  правозащитницы Валерии Новодворской в Украине вышел именно у нас. Жизнь расставляет акценты и, оглядываясь назад, я понимаю, что мы имеем сумасшедший список гостей. Хотя организация подобного эфира всегда связана с хлопотами, наши авторы подходят к этому очень ответственно. Качественные эфиры и радио - магическая вещь, ведь они могут забраться человеку в самое сердце и повлиять на его мироощущение и сознание.

Какие отношения сложились у радио с рекламодателями?

 Раньше отношения с рекламодателями напоминали торговлю сумасшедшим изобретением с миссией изменить мир (смеется). Когда на встрече ты описываешь аудиторию, несопоставимую с аудиторией крупного холдинга, никто не задается вопросом: “Oткуда у них такие цифры?”. Ты приходишь со своими гордыми 250 тысячами “умниц” и пытаешься объяснить, зачем тебе нужны эти деньги. Но, к моему удивлению, многие рекламодатели как будто ждали интересных предложений, где не будет места билбордам, уродующим наш город. Например, Remy Martin (бренд элитного коньяка - прим.ред.) сразу же захотел с нами сотрудничать, когда услышал, что мы намерены вернуть популярность среди молодежи классической музыке. Более того, наши слушатели с радостью откликнулись на инициативу, поскольку любой человек с хорошим вкусом поймет, что классическая музыка прекрасна и ее нельзя умертвить в пыльных залах филармонии.

Мы ненавидим заявления “самый первый”, “лучший” и тому подобное. Это пустые слова и обман. Ведь круче, если ты возьмешь продукт и по-честному напишешь свое впечатление. Уверена, это принесет гораздо больше пользы производителю. Те марки, с которыми мы сотрудничаем, нравятся каждому из нас, поэтому мы не лжем нашей аудитории и отказываемся от сомнительных брендов. Нам доверяют, а это бесценно. Мы очень дорожим этим.

Какой опыт зарубежных радиостанций вы мечтаете перенять?

Мы были, есть и остаемся фанатами радио BBC. Это самая грамотная радиопанель, где работают боги радиоэфира, несмотря на то, что они сейчас волнуются из-за конкурентов в лице Spotify и iTunes music.  Культура потребления музыки меняется и молодое поколение уже не воспринимает классическое радио, где общаются со слушателями, поскольку их жизнь давно превратилась в бесконечную компиляцию любимой музыки. Современное радио станет квинтэссенцией хорошей старой и новой музыки без лишнего снобизма. Уверена, что вскоре определенное количество групп уйдет в небытие, а Марвина Гэя и Гил Скотт-Хирона полюбят вновь. И с этой музыкой мы пойдем в будущее.

В одном из интервью ты сказала, что абсолютная поддержка и доверие - главный принцип отношений в вашей команде. Этот принцип вы сохраняете до сих пор?

Безусловно, наши отношения меняются, но это происходит естественно. Вспоминаю, как нам было морально трудно во время Майдана, потому что до того момента мы никогда, например, не плакали вместе. До этого мы веселили друг друга, хорохорились, типа “я умнее”, “я красивее” и “я всех вас лучше”. Вместе мы пережили серьезный перелом, стали напористей и увереннее. Мы осознанно поддерживаем друг друга. Понимая, что теперь от нас зависят люди, дорогие нам люди (наши сотрудники). Вместе мы обязаны сделать серьезный рывок вперед, чтобы новые смыслы и новые ориентиры родились и сдвинули наше общество с мертвой точки. Появилась четкая мысль, что мы не просто радиостанция, а важная часть будущего страны. Возможно, это звучит пафосно, но теперь у нас нет права на ошибку.