Музыкальный плейлист Александра Вареницы
Next

Музыкальный плейлист / суббота, 04 июня

Музыкальный плейлист Александра Вареницы

Александр Вареница - сооснователь компании Be Management Music & Publishing, главный редактор PromoDJ, музыкальный обозреватель, аналитик и человек, который проводит лекторий о музыкальном менеджменте будущего. Сегодня в нашей пятничной рубрике Саша делится своим ну очень щедрым плейлистом, а мы слушаем, пританцовываем и ждем вечера пятницы.

 

Luciano Supervielle – Miles Dos Pasajeros / Лучано Супервилль – парижский музыкант-универсал, питающий сильную страсть к аргентинскому танго. Судьба свела его с группировкой Bajofondo Tango Club, во главе которой стоит «оскароносный» Густаво Сантаолалья, написавший музыку для большинства фильмов Иньярриту. Супервилль занимается почти тем же, что и знаменитая группа Gotan Project, но чаще позволяет себе выходить за рамки стиля. Например, взять и записать совместный трек с брутальными аргентинскими хип-хоп авторитетами Contra Las Cuerdas. Подобной музыки в мире не так уж много


Matt Cusson – Heaven / Если бы покорять женские сердца можно было одним лишь выбором нужных песен, я бы точно начал именно с этой! Еще круче она звучит в ремиксе от Everybody Loves Velvet, но он слишком раритетный даже для YouTube. Кстати, за этой шутливой вывеской скрываются Тим Мартель и Джесси Феллусс – мастистые ветераны нью-йоркской клубной сцены. Эдиты первого на архивные записи 70-х – чистое золото. Их часто играет модный дуэт Soul Clap и больше, кажется, никто. Ходят робкие слухи, что этим летом мы услышим Soul Clap в Киеве. Если так, я буду на седьмом небе от счастья!


Sam Sparro – In Your Heaven / Сэма я люблю еще с тех давних времен, когда по радио крутили его маршевый электро-поп хит «Black & Gold». После успеха дебютного альбома, Спэрро на какое-то время растерялся, не понимая, куда двигаться дальше. Как и любой уважающий себя певец-гей он записал дюжину болезненно веселых диско-синглов и уже начал было терять мое доверие, как тут – новый ЕР и сингл «In Your Heaven». Сочный хип-хоп бит и светлая меланхолия в каждой строчке. В самое сердце!


Washington – Black Wine /  Такого рода синглы я называю «песни для подоконника». В пучины вселенской тоски я предпочитаю погружаться в дружной компании сигареты и группы Washington. Мне нравится, как развивается «Black Wine». Через боль и страдание лирический герой обретает силу и желание продолжать борьбу. Впечатляет.


Peppino Gagliardi – T’Amo E T’Amero / У многих моих знакомых сформировалось предвзятое отношение к итальянской эстраде, что легко объяснимо. В советскую эпоху к нам отгружали весь неликвид – низкопробный инфантильный трэш формата конкурса Сан-Ремо. Та музыка полностью совпадала со стерильной конъюнктурщиной, которую сочиняли и пели местные ВИА. А значит – всему итальянскому, глупому и пошлому был зеленый свет. Вштырило надолго. Мумии артистов типа Ricci & Poveri до сих пор трясутся под фонограмму перед полным стадионом людей на фестивалях «Авторадио».

Между тем, для психически здоровых меломанов совершенно недосягаемымиоставались гении итальянской поп-музыки вроде Лючио Баттисти (его наследие недавно достала из пыльного сундука Ройшн Мерфи), Пино Д’Анджио и моего личного кумира Пеппино Гальярди. Его балладу «Que Vole Questa Musica Stasera» многие знают по саундтреку к «Агентам А.Н.К.Л.», а вот еще один – не менее выдающийся номер.


Julio Iglesias – Pobre Diablo / Я бы соврал, если бы не взял хотя бы один трек Хулио Иглесиаса – исполнителя, чьими мегахитами я обламываю почти все хоум-пати, на которые приглашают. Не могу ничего с собой поделать! Видимо, где-то в глубине души во мне живет гуманист и гедонист. После первой же рюмки он пробуждается и немедленно требует бархатный тенор маэстро. Женщины за 50 легко поймут, о чем я. Но немного смущает, что только они :)


A Perfect Circle – What’s Going On / В 2014 году, когда было совсем уж невмоготу переваривать ленту новостей, я часто включал эту песню. Она гениальна и в оригинальном исполнении Марвина Гея, но A Perfect Circle всегда были моей любимой группой, поэтому тут я получил двойной эффект. С «What’s Going On» становилось спокойнее и теплее. Мэйнард Джеймс Кинэн удивительный вокалист. Насколько агрессивным и сумасшедшим он может быть в Tool, настолько же нежным и чувственным в некоторых треках своей второй группы. Иногда кажется, будто своим голосом он тебя физически обнимает.


Mariam the Believer – Invisible Giving (Wolf Muller Remix) /  Однажды ко мне в руки попала 4-дисковая компиляция лейбла Soul Jazz Records под названием New York Noise. Это была собранная с умом антология нью-йоркского андеграунда конца 70-х – начала 80-х годов. То есть всей той музыки, чей запах уже витает в воздухе в горячо обсуждаемом сериале «Винил». Там был ранний хип-хоп, странные мутанты панка и диско, фанка и краут-рока, нойза и поп-музыки. Подборка изменила мою жизнь. Я вдруг стал понимать, откуда растут ноги у большинства моих сегодняшних любимчиков от Hercules & Love Affair до, например, Mariam the Believer – шведской певицы и актрисы, постоянной разрываемой на части потоками темной энергии. В шаманском трайбл-ремиксе Вольфа Мюллера ее стенания звучат жутковато, но гипнотически.


Tim Buckley – Chase the Blues Away / Тима Бакли я впервые услышал в студенческие годы. До этого я уже знал и периодически слушал единственный альбом его трагически погибшего сына Джеффа – канонической звезды рок-музыки 90х. Более того, из каких-то архивных интервью Джеффа я знал, что его отец тоже был музыкантом. А еще пьяницей, эгоистом, неудачником и самодуром. После такой «рекламы» сложно было ожидать от Тима Бакли чего-то особенного. Но оказалось, что все было совершенно иначе. Тим не был неудачником (по остальным пунктам можно спорить). Он был большим артистом своей эпохи и настоящим гением.Этот номер моментально вводит в глубокий транс: голос, подача, игра на гитаре. Альбом «Blue Afternoon» 1970 года.


Me’ Shell NdegeOcello – I’m Diggin You /  Королева фанка и нео-соула! Ми’Шель – уникальный музыкант, каких рождаются единицы на поколение. Выжимать максимум возможного из бас-гитары, при этом читая рэп и распевая R&B – куплеты – дело не простое. Но это лишь малая честь ее навыков и талантов. Ми’Шель покорились, кажется, все возможные стили музыки. Сегодня, после 20 лет успешной и бурной карьеры она творит в свое удовольствие, одновременно сочиняя навороченный фьюжн и клубные хиты в компании Мигеля Мигза или Basement Jaxx. Я советую послушать ее первый альбом «Plantation Lullabies». 1993 год. 24-летняя девочка-дебютант из Берлина. У рекрутеров лейбла Maverick волосы встали дыбом от такого демо. Не удивительно, что спустя какое-то время Ми’Шель стала играть в составе владелицы лейбла Maverick Мадонны.


Ninine Garcia – My Dream of Love / Передать такую палитру эмоций и красок одной только гитарой – дорогого стоит. Эту запись парижский музыкант Нинин Гарсия посвятил своей матери. А еще лету. Я же ее нашел в блоге австралийского продюсера Андраса Фокса под названием Motel De Moca. Фоксу всегда везет при поиске такого рода бриллиантов. У него их множество. Что до Гарсии, то он продолжатель семейного дела. Его отец Мондин играл вместе с самим Джанго Рейнхардом и еще в 60х знакомил европейскую публику с джипси джазом.


Jorge Ben – Ponta De Lanca Africana (Umbabarauma) /  Весь мир знает «крестного отца» бразильской музыки Жоржи Бен Жора, прежде всего, как автора песни «Taj Mahal». Преданные фанаты в довесок назовут еще с десяток хрестоматийных хитов 71-летнего классика. Но даже они могут не вспомнить об этой его записи, почти случайно ставшей негласным гимном среди бойцов-танцоров капоэйра (все же помнят этот детский фильмец с Марком Дакаскосом?). У меня с этой песней своя история. В новогоднюю ночь 2008го группа Radiohead, находившаяся на волне популярности альбома «In Rainbows», затеяла праздничный вебкаст Thumbs Down. Все было – проще некуда. Из студии, где участники группы по очереди играли импровизированные диджей-сеты, вещала одна единственная камера. Фанаты у экранов жадно впитывали каждую мелочь из обыденной жизни кумиров. Сеты были так себе. Том Йорк традиционно угорал под IDM, барабанщик томил какими-то арт-рок балладами, Джонни Гринвуд подтвердил мою давнюю теорию о болезненном эгоизме всех гениев: даже в праздничную ночь он не смог пойти на компромисс и загрузил мрачным авангардом. Ситуацию спас Эд О’Брайен с лучшей подборкой афробита из всех, что я когда-либо слышал. Shazam в те годы еще не было, и я потратил несколько лет на поиск всех песен из его сета. Эта - одна из них.


A New Funky Generation – Message / Песня – посвящение. Всему моему поколению, друзьям и знакомым. Всем тем прекрасным творческим людям, с которыми я сделал сотни вечеринок и десятки проектов. Я точно знаю, что ими, как и мной, движет любовь к музыке и желание делать мир лучше. Собрал бы всех, расцеловал и насильно заставил петь хором эти строчки:

We, We got feeling of mystery, 

We got the touch of humanity, 

I know, we can live forever.

We, 

We got the voice of the melody, 

We got the choice of the harmony, 

I know, we can live together.