Мужчина, которого мы слушаем: Том Форд
Next

Main / понедельник, 03 сентября

Мужчина, которого мы слушаем: Том Форд

Он знает, как рассказать историю одним кадром. Его остроумная провокативность вылилась в создание сверхуспешного бренда, а собственное имя стало синонимом слова стиль. Мужчина, которого мы слушаем, Том Форд, говорит о жизни, смокингах, фильмах и любви.

 

О кино

Очаровательный дилетант – история не о Форде. Первый фильм Тома «Одинокий мужчина» принес номинацию на Оскар Колину Ферту и вечное восхищение Форду. Красивая драма, актеры первого эшелона и безупречные костюмы – почерк дизайнера лаконичен и оттого неповторим. Та же ситуация с психологическим триллером «Под покровом ночи» – эстетический экстаз, тонкие линии и надрывная истерия в каждом полутоне. Фильмы Форда не о коммерции. Они о том, что внутри, с безупречной внешней оболочкой, конечно. Все как в жизни.

 
«В какой-то момент ты понимаешь, что материальные блага не могут дать тебе всего. В этом кроется прямая связь между мной и моими героями. Начинается борьба с абсурдным миром богачей, пустотой, которую мы почему-то называем культурой».

Пронзительная красота и сложный мотив его фильмов выливаются в наших головах лишь в одно определение – изящно.

 
 
«Я люблю снимать настоящих кинозвезд. Первый эшелон – это красиво. Я люблю дополнять реальность – это искусство. Режиссеры чем-то схожи с дизайнерами – диктуют свое видение. Его просто не может не быть. Сначала ты диктуешь свою волю так, как это видишь исключительно ты, а затем собираешь великолепную команду и направляешь ее на съемках так, чтобы в итоге получилось то, что нужно тебе».

 

О смокингах

Ты можешь уйти из архитектуры, но вряд ли возможно перестать мыслить как архитектор. Четкие фактурные линии идеальных смокингов Форда – тому подтверждение. В знаменитом Parsels он научился понимать цвета и именно это стало первым подспорьем для того, чтобы уйти. Вторым – поездка в Киев в 1985 году.

 
«Мне посоветовали обязательно взять в поездку нейлоновые колготки, губную помаду и лак для ногтей в качестве подарков. Я раздаривал их женщинам из отелей, в которых останавливался. Помню, что женщина на ресепшене, которой я подарил колготки, поставила меня в тупик вопросом: на сколько часов их нужно положить в морозильную камеру, чтобы они стали прочнее? Я не нашелся что ответить, поскольку слышал о таких экспериментах впервые. Но что удивительно – именно в этой поездке я осознал, что архитектура слишком серьезна для меня, и мне гораздо интереснее будет заняться созданием одежды».

Так началась эпоха Тома Форда. Не сразу. Сначала были Chloe, Gucci и Yves Saint Laurent. В первом налаживал связи с общественностью, два вторых спас от банкротства. А потом собственный бренд.

 
«Если я собирался стать хорошим дизайнером, я вынужден был покинуть Америку. Американский стиль слишком аляповат. Он претендует на то, чтобы быть слишком актуальным. Европейцы же ценят настоящий стиль».

Его культура всегда ингибировала его. Переехав в Европу, он понял это окончательно. Отсюда – утонченный крой и понимание стиля. Впрочем, понимание стиля было у Форда всегда. Британский GQ назвал Тома «королем кроя». В тандеме с его выдержанной провокативностью, интеллектуальным бекграундом и умным сексапилом мы получили идеальные смокинги и абсолютно новое понимание черного цвета.

 
«О том, что сексуальность – эффективный инструмент маркетинга, было известно и до меня, однако я показал – насколько он эффективен».

Это касается и безупречных смокингов, и эталонных оправ для очков, и в принципе всей линии одежды Форда.

 
«Смокинг – это секретное оружие уверенности и соблазнения. Он провокатирует, сохраняя интригу. Сексуальный костюм просто необходим. Ведь красота в деталях».

 

 

О любви

О том, что Тому не суждено любить женщин, он понял еще во время учебы в Parsons College. Существенно повлияло на это понимание его постоянное пребывание в скандальном клубе Studio 54.

 
«Я думаю, что все мы находимся на скользящей шкале сексуальности. В определенный момент я был натуралом, спал с женщинами и влюблялся в них. Но сейчас мне хорошо с Ричардом. Я могу сказать, что если бы я не был с Ричардом, и случилось бы так, что я встретил женщину, которая подошла бы мне, то я мог бы быть вполне счастлив с ней. Биологически меня одинаково влечет как к мужчинам, так и к женщинам. Но на эмоциональном уровне женщины не привлекают меня так, как мужчины».

Ричард – бессменный партнер Мистера Форда. Любовь без памяти – не красивая легенда, а живая история. Уже 30 лет Том и Ричард идут рука об руку, даже не думая о том, что все могло быть иначе.

 
«Если завтра я вдруг все потеряю, то не стану счастливее или несчастнее, чем сейчас. Недавно я сказал своему партнеру Ричарду: «Наконец-то я чувствую, что сейчас мы так же счастливы, как тогда, когда жили в нашей первой квартире на Манхеттене, и когда у нас не было денег».»

О том, как часто мы становимся жертвами из-за неграмотного воспитания и окружения, Том знает не понаслышке. В детстве он ощущал себя настоящим фриком, а меняя партнеров, утратил верное ощущение своего энергетического баланса. С Ричардом все изменилось.

 
«Ричард – человек, которого я люблю больше всех на свете. Некоторые из самых длительных отношений, которые мне известны, случаются именно у однополых пар. Многие мои гетеросексуальные друзья женились и разводились, женились и разводились, а мы с Ричардом продолжали оставаться семьей. Мне кажется, что это - весьма распространенное и предвзятое мнение, даже у наиболее образованных и либеральных моих друзей, о том, что отношения геев в большей степени строятся на сексе, нежели на эмоциях. И это меня удивляет и шокирует. Я – из породы тех людей, которым нравится быть частью пары, я всегда этого хотел, всегда к этому стремился, и при этом абсолютно не имеет значения, кто я – гей, или натурал. Мы с Ричардом связаны друг с другом, и ты с новой силой осознаешь это всякий раз, когда смотришь человеку в глаза и понимаешь, что знал этого человека всегда. Ты словно возвращаешься домой».

 

 

О жизни

Когда смотришь на Тома Форда, возникает ощущение, что этому мужчине подвластно все. Всему виной безукоризненная галантность, выдержка, интеллект и воспитание. Но ведь всем нам известно одно незыблемое правило – каждый человек, которого мы встречаем, ведет внутри себя битву, о которой мы не имеем ни малейшего понятия. А Том Форд, как и все мы, человек. Да еще какой.

 
«В молодости я был ужасно наивен и верил всему, что показывают в голливудских картинах: в то, что, когда у тебя появляются деньги, мир становится прекрасным и ты счастлив. Вся наша культура учит этому: потребляй больше, будешь счастлив дольше. Я долго верил, что это так. Но лет десять назад словно очнулся и понял: меня не это делает счастливым. Деньги и роскошь, безусловно, приятная штука. Но куда важнее люди и чувства, которые остаются после общения с ними. Это нужно ценить больше всего».

Том мало говорит о себе, но достаточно посмотреть два его, уже культовых фильма, чтобы проследить явную автобиографию персонажей.

 
«В каждом из героев моих фильмов отразились какие-то волнующие меня вещи. Например, создавая мужских персонажей, я исследовал понятие мужественности. В нашей культуре настоящим мужчиной до сих пор считается тот, кто много зарабатывает и обеспечивает семью. О других качествах этого гипотетического мужчины – таких как ум, доброта - речи не идет. Есть и девушки, которых сейчас воспитывают с установкой «Ты должна быть красивой, жить в красивом доме и растить детей». Воспитание, окружение часто делают из человека жертву».

Коснулись подобные установки и Форда. Том рос в Техасе – месте, где по его словам мужчина должен быть альфа-самцом, сильным, жестким, и не дай Бог ему заплакать.

 
«Меня часто дразнили и редко считали образцом мужественности. К счастью, с тех пор стало меньше подобных стереотипов».

Благодаря режиссуре, Мистеру Форду удалось выйти на совершенно новый уровень сознания. Тонкие мотивы вечных вопросов неизменно прослеживаются в каждой его картине. И мы уверены, дальше – только лучше.

 
«Я определенно стал гораздо счастливее. Особенно в последние годы: мне удалось создать нечто стоящее, и это не просто коллекция или аромат. Это опыт, эмоции, образы, которые навсегда запечатаны в двух моих фильмах. И с каждым новым зрителем это кино будет оживать вновь. Подобное я испытал впервые, когда на экраны вышел «Одинокий мужчина». Но сейчас это чувство счастья еще сильнее. И я с уверенностью заявляю: режиссура – лучшая профессия на свете».