«Мне всегда хотелось вынести действие за пределы сцены»: интервью с Полиной Бараниченко
Next

Интервью / среда, 23 мая

«Мне всегда хотелось вынести действие за пределы сцены»: интервью с Полиной Бараниченко

Насколько украинская публика готова к новым театральным жанрам, что сейчас происходит с «традиционным» театром и что ждет зрителя во время спектакля-променада «Время». Об этом и о многом другом в душевном разговоре с режиссером компании U!Zahvati и автором спектакля-променада «Время» Полиной Бараниченко.

Полина, спектакль-променад – новый жанр в Украине. Насколько украинская публика оказалась к нему готовой?

По моим наблюдениям, наш зритель склонен предъявлять к новому формату слишком завышенные требования. В поведении некоторых из них изначально сквозит скептическое: «А теперь докажите мне, что это художественная форма», либо: «Дайте гарантии, что мне будет здесь интересно».

Почему-то в государственном театре, никто никогда не вызывает режиссера или актеров для выяснения вопроса, почему иx ожидания оказались не удовлетворены либо сюжет развивался тем или иным способом. У нас же встречались такие ситуации.

Сначала я переживала и недоумевала: «Неужели факт выгулянного вечернего платья или выпитый бокал шампанского в стационарном театре важнее первых шагов?». Но к счастью, есть и те, кто пытается понять, услышать. Все-таки глубоких и думающих зрителей намного больше. А интерес ко второму сезону нашего «Времени» говорит о том, что «лед тронулся».

А что вас не устраивает в нашем «традиционном» украинском театре?

Постоянное заигрывание с публикой и при этом абсолютное дистанцирование от зрителя, с одной стороны. Отсутствие понимания, каким образом сейчас развивается современная культура – с другой. Находясь в зрительном зале, зритель пребывает в состоянии какого-то безучастия и даже равнодушия. Так быть не должно.

А чем отличается в этом отношении ваш спектакль-променад «Время»?

В нашем спектакле зритель становится соучастником процесса: он сам создает свои предлагаемые обстоятельства, своих героев, которых он обнаруживает в случайных проxожиx, то есть по сути, свой спектакль! При этом он оказывается помещенным в реалистичные обстоятельства привычной для него жизни, а потому у него открывается дополнительная возможность остановиться рассмотреть в них себя.

А как вообще возникло желание заниматься подобным жанром?

Несмотря на то, что я человек с классической режиссерской школой, мне всегда хотелось вынести действие за пределы сценической площадки. Я даже предпринимала такие попытки, не предполагая, что у них есть название – site-specific (сайт-специфик) театр.

Вообще, нам с командой всегда хотелось заниматься высоко-эмоциональным театральным продуктом и мы его нашли. Посмотрев более 15 самых разных иммерсивных спектаклей в Польше, Вене, Москве, Питере, я осознала – это то самое. Здесь есть все: правда, органика, театральность без театральщины.

Идея поговорить с современным человеком о времени пришла сразу?

Как только я задавала себе вопрос: «Что сегодня волнует лично меня?». Может это эгоистично, но я хотела, оставаясь в профессии, не уходя, к примеру в горы, не улетая медитировать в Индию, настроить свой внутренний камертон, обернув вектор сознания от внешнего к внутреннему. Так и началась история нашего «Времени».

Скажите, а есть ли место в вашей прогулке импровизации? Или запись в наушниках, так сказать, аудио-драматургия этого не предполагает?

У нас есть, как фиксированные, так и импровизационные части. Импровизацию диктует и погода, и количество людей в группе, и, собственно, каждый присутствующий зритель, поскольку все здесь формирует определенное эмоциональное поле. У нас очень большая команда людей, управляющих логистическим процессом. Они всегда держат «руку на пульсе», зная каким образом сделать так, чтоб действие пошло тем или иным путем (я сейчас говорю не о маршруте).

Ведь внутри группы, внутри города возникает огромное количество ситуативныx моментов, которые требуют постоянного контроля. Поэтому несмотря на четкий сценарий, сюжет и запись в наушникаx, у нашего зрителя есть шанс прийти второй раз на «Время», и прожить совсем другую, новую историю.

33 зрителя? Почему именно такое количество? Это что-то значит для вас?

К этой цифре мы пришли в результате тестирования нашего маршрута. В связи с тем, что во время променада группа людей находится в постоянном движении, регулярно меняя локацию, нам было важно создать комфортные условия этого перемещения. Это такие технические моменты, к примеру, есть узкие улочки, небольшие дворики. А есть точки, требующие не только физического, но и особого душевного удобства. То есть это число сформировано согласно комфорта и эмоциональных особенностей нашего спектакля.

Если мы заговорили о технической стороне вопроса. Расскажите о том, что является звуковой партитурой спектакля, помимо песен Сергея Бабкина, которые сложно не узнать?

Да, партитура нашего спектакля действительно очень сложна и богата. Вы только представьте: зачастую одновременно у нас звучит порядка 30-40 звуковых дорожек. Все, что вы слышите в реальной жизни, специально создано для нашего променада и звучит так, что многим зрителям кажется, что это звук реально проезжающего автомобиля и т.д.

Ветер, шум реки, звуки города, все то, что вы слышите в наушниках, кропотливо создавалось моим единомышленником, другом и невероятным композитором, основателем театра «Мизантроп», Дмитрием Саратским. Главная музыкальная тема спектакля, наш лейтмотив – все это дело его талантливых рук.

Мы не можем не спросить о голосе спектакля «Время». Чьим все-таки голосом разговаривает главный герой вашего спектакля?

Да, это актер театра «Мизантроп» Павел Алдошин. И его, также, как и Дмитрия Саратского, я считаю полноправным соавтором «Времени». Перед ним, как перед актером, стояла очень сложная задача, ведь он обладал единственным выразительным средством-голосом, с помощью которого, он должен был передать всю палитру чувств и событий героя.

Это действительно не каждому актеру по силам и Павел, на мой взгляд, выполнил эту задачу на все 100%. Ему удалось создать очень легкого, ироничного, современного и, вместе с тем, глубокого персонажа.

В финале разговора всегда хочется поговорить о планах. Вы уже выпустили в этом сезоне англоязычную версию «Времени», планируете ли вы порадовать зрителя новыми историями?

Да, мы сейчас как раз работаем над новым иммерсивным спектаклем, в котором также будут присутствовать элементы променада и который снова будет сыгран за пределами привычной сценической площадки. Уже осенью мы надеемся презентовать нашему зрителю иммерсивный спектакль «Диалоги», особой гордостью для меня является место действия спектакля – это Национальная библиотека Украины имени Ярослава Мудрого. На этот раз мы поговорим о тишине и очень надеемся, что вы нас услышите.