Малахова: Секс и еда
Next

Foodstyle / вторник, 03 октября

Малахова: Секс и еда

Если иногда вам кажется, что секс это трах и бах, то — нет. Иначе бы сексом называли салют или гром и молнию. Секс это соблазн, это желание завладеть, слиться с чем-то желанным до умопомрачения. Вот и получается, что секс это не розовый торт с сиськами, а материя, которая заслуживает более подробного разговора.

Для меня секс — это... Свежая жареная курица, которую я жадно ем руками, облизываю пальцы, вытираю руками рот, запиваю вином. Там только чеснок, сливочное масло и лимон.

Утренний кофе дома из кофе-машины, когда ещё можно ходить без трусов. Но, конечно, без трусов можно сидеть и в кафе. С идеальным капучино, тёплым, как настоящий разгорячеённый живот партнёра, а сверху — пенка. Когда живот еле-еле тёплый — плохо, когда слишком горячий — уже не верю, что такие бывают животы. А пенка, с ма-аленькими пузырьками, —  нет, не как пена от шампуня на голове с большими пошлыми бульками, а с очень маленькими, как крем. И вот она, эта идеальная шапочка, или, если хотите, — головка, на моём капучино или макиато. Только не забудьте надеть джинсы.

Салаты тоже могут быть сексуальными, печёные перцы похожи на уставших дам за 50. Они голые, мягкие, податливые, насыщенные вкусом, но уже никогда не будут прежними. Они довольны собой и тому, что сейчас на пике вкуса. Раньше, хоть и были свежими, они были упругими, глупо торчали во все стороны, а когда их кусали — твёрдая кожа нарушалась, и сок бездарно летел во все стороны. Влаги было гораздо больше, чем нужно. Не то, что сейчас — от жёсткой кожи можно избавиться, а мякоть есть губами. И вообще теперь, после этой жизненной духовки, им ничего не страшно. Иногда, они как устрицы, могут, проскальзывая, проникать к нам в глотку даже без нашего согласия. Вот это глубоко и опытно. Вот это я понимаю.

Авокадо — это песня. Две половинки на тарелке с оливковым маслом и морской солью. Ещё и тёмный хлеб. Очень тёмный, как самый красивый бразильский парень. Немного липкий, но упругий. Никогда не замечали, как продукты похожи на людей? Брутально давим вилкой авокадо, он как масло проникает между зубцов вилки и намазывается на хлеб. Вот "бородинский" — точно афроамериканец, и в нем секса гораздо больше, чем в батоне. Человек тоже может быть батоном, кстати.

Очень сексуально формировать блюдо в середине огромной глубокой тарелки, как бы говоря: да еды не много, но эта еда заслуживает лучшие апартаменты на следующий час, пока её не съедят. И мы тоже заслуживаем, чтобы она не теснилась в уродливой пиале, и не провела свои последние минуты в маленькой хрущевке.

Теперь о том, когда "совсем не хочется", пусть тебя даже бьют по лицу бананом или огурцом и, открывая рот, подмигивают в знак того, что "все готово!"

Из самых не сексуальных моментов.

Писать кетчупом на тарелке или омлете "доброе утро!" Трухануть на ободки большой тарелки паприки или куркумы, чтоб всем было понятно, что очень творческий человек тоже может украсить еду. Меня настолько беспокоит этот вопрос, что я бы даже ввела наказание, в виде гильотины для рук, за такой фуд-стайлинг. Это устройство можно ещё использовать для тех, кто втыкает зелень в еду, делает рожицы из продуктов и мнит себя Арчимбольдо.

Ещё пару слов про цветочный куннилингус. Несмотря на то, что я обожаю съедобные цветы — настурцию, флоксы, фиалки, огуречную траву — может уже хватит передавать привет от шефа на тарелке? Безусловно, иногда это очень уместно, но иногда — очень нет. Не нужно крошить букеты при первой возможности. И не стоит засыпать рыбу лепестками, как в фильме "Красота по-американски". Это не хорошо. Это как неуместный и натянутый (в смысле ситуации) оральный секс. Спасибо. Но нет, спасибо!

Так вот. Секс, как мне кажется, это не украшать и не быть украшенным. Секс — это быть таким, каким уж ты получился, когда к тебе добавили два-три ингредиента, и перед тобой невозможно устоять. Никто не хочет трахаться с новогодней ёлкой, даже если на ней последняя коллекция или она будет натерта трюфелем.

Еда — это страсть, это вдохновение, это смысл и аккомпанемент одновременно, это нюансы, это творчество, ситуации, впечатления. Безусловно, здесь нужен опыт, чувство меры и вкуса. Но неопытность имеет свой смысл — дерзость и энергию, что тоже очень зачётно. Еда — точно как секс. Чтоб наслаждаться ею, не нужно быть богатым или успешным. Нужно уметь видеть прекрасное, нужно обязательно уважать природу, слышать себя, осязать партнёра, а не вталкивать в себя что-то, что просто обязано принести удовольствие. Вот такое удовольствие, как персик, с едва уловимым и тонким вкусом. Его можно распарить с белым вином и ванилью. А можно просто quickie откусить, и пусть течёт по подбородку.

Выбирайте свой вариант. Я не хочу указывать, кому и как. Хочу только, чтоб в суете вы не пропустили это чувство, когда хочется съесть что-то до умопомрачения, или сам мечтаешь быть съеденным и вылизанным, как самая вкусная еда ненасытным гостем. Пусть секс и еда будут не про голод, а про желание ощутить вкус. Оставаясь собой до последней капли и до последней крошки.