Любовь 24/7: как сохранить отношения, занимаясь семейным бизнесом – в интервью с Дмитрием Лободом
Next

Интервью / вторник, 20 марта

Любовь 24/7: как сохранить отношения, занимаясь семейным бизнесом – в интервью с Дмитрием Лободом

Вместе дома, вместе на работе – история, которую осилит не каждый. Чтобы узнать о всех подводных камнях круглосуточного пребывания рядом со своим партнером, мы взяли интервью у трех супергероев, а по совместительству спикеров Высшей Школы Коммуникаций – Дмитрия Лобода, Сергея Дидковского и Алексея Яновского.

А если вам интересны не только личностные отношения на работе, но и сама работа, рекомендуем посетить интенсив: Marketing. PR. Digital, который пройдет в ВШК с 22 по 25 марта.

Дмитрий Лобод – сооснователь digital-агентства Lobods и образовательной платформы Lobods School, бренд-консультант, с опытом работы в таких агентствах как DDB&TribalDDB Ukraine, Provid, Leo Burnett и обладатель более 20 наград на международных фестивалях рекламы.

Как долго вы со своей женой состоите в браке?

Женаты мы три года, но я считаю, что пять, потому что пять лет мы живем вместе.

Опишите момент, когда вы начали работать вместе.

У нас была достаточно странная история в том плане, что изначально я понял, как сильно устал от агентской работы и переходов с места на место. Одновременно с этим Зоя, жена моя, забеременела, и мы приняли решение, что она уходит с работы, дабы поберечь нервы. Но одновременно и мне, и ей очень не хотелось, чтобы она превращалась в такую мамку-домохозяйку, которая сидит дома в халате и пушистых розовых тапках, ничего не делая.

Поэтому мы приняли решение, что так как она занималась SMM в одном агентстве, найти ей парочку клиентов на фриланс. Начали искать. Потом клиентов стало все больше и больше. И в момент, когда родился ребенок, я предложил конвертировать все в настоящее агентство, попробовать работать по-взрослому. После рождения ребенка я собрал первую команду. Мы сняли офис и начали полноценно работать как диджитал агентство.

Идея самого бизнеса принадлежит именно вам?

Да. Хотя скорее нам. В реализации идеи была некая поэтапность. И на каждом этапе либо я, либо Зоя принимали какие-то решения. Изначально идея сделать агентство была моя. Но этапы того, как это все развивалось – это уже совместная работа.

Вместе дома, вместе на работе. Не скучаете по личному времени?

Мне кажется,  это какое-то клише, что если люди работают и живут вместе – им сложно. У нас не так. На самом деле мы в офисе практически не общаемся. Бывает, что привезу ее на работу — и погнал по своим делам. И можем увидеться только вечером.

Рабочие вопросы обсуждаете дома или на работе?

У нас есть негласное правило, что дома мы о работе вообще не говорим – об этом не договаривались, как-то само собой так вышло. Я сторонник того, что нужно стирать грань между работой и «неработой»,  тем самым уделяя 100% времени делу. И получилось так, что мы ее адекватно стерли, и у нас нет рабочей передозировки.

Как вы справляетесь со стрессом?

Когда пара начинает работать вместе, это ускоряет их отношения. Они перерастают из букетно-конфетного периода во взрослые, семейные, когда ты должен о чем-то договариваться, что-то понимать, где-то уступать. Некое партнерство. И у нас получилось так, что любые стрессовые ситуации, которые возникают, четко разрешаются.

Нет истеричного состояния, когда мы виним друг друга в том, что произошла какая-то неприятность. У нас есть четкое разделение полномочий – кто что делает. Плюс этого партнерства в том, что ты точно можешь рассчитывать на человека. Она поможет мне, я – ей. Все решается на уровне очень сильных доверительных отношений. Это то, чего сложно достичь между обычными коллегами по работе.

Вы вносите что-то личное в ваши рабочие будни? Или же все строго: на работе только о работе, а дома – это дома.

Мы никаких усилий к этому не прикладываем. Но есть такое, что мы разделяем: само собой, личное и домашнее – остается дома, а на работе есть правила субординации, которые в любом случае должны быть, потому что это коллектив, команда, где каждый должен понимать, как все происходит.

Это на уровне того, что в личные отношения ты посторонних людей не пускаешь. Нужно держать барьер от этой семейности. И все будет работать. Не из-за того, что это работа или личные отношения. Мы просто объективно не любим афишировать личные отношения, то, как мы ведем себя дома. Вот мы это и разделили. Само собой, есть и обратная сторона медали. Периодически, в момент какого-то триумфа. Когда радостная атмосфера, проявляются семейные моменты. Изначально, когда мы выходили на рынок, мы себя позиционировали как семейное агентство. В этом и есть главная история.

Что самое сложное в совместной работе?

Наверное, самое сложное – оставаться холодным в каких-то моментах. Опять же, я не знаю, сложно ли это, потому что мы работаем вместе, или потому что это бизнес, который носит твою фамилию.

Раньше, где бы я ни работал, я мог абстрагироваться от того, что происходит. Отработал, свою функцию выполнил – разруливайте. Сейчас нужно учитывать, что мы работаем вместе, все носит нашу фамилию, и это наше детище, которое мы тащили все это время. И в тот момент, когда возникают из ряда вон выходящие ситуации, в них сложно быть холодным, потому что ты понимаешь, что тебе, так или иначе, придется это разрулить.

Самое позитивное в совместной работе?

Для меня самое важное – это когда вы обо всем договорились, расставили приоритеты, полномочия и т. д. За все мои 9 лет работы у меня ни разу не было партнера, которому я мог бы доверять на все 100%. В любой момент, если я заболею, слягу, я знаю, что Зоя все и разрулит – все будет сделано так, что мне не нужно будет потом доделывать. И так же я могу обеспечить полную поддержку со своей стороны в любой ситуации.

В вашем бизнесе есть распределение обязанностей? Кто за что отвечает?

Да, распределение очень четкое. Я занимаюсь стратегическим и финансовым развитием агентства, а Зоя – тем, чтобы вся работа, которые есть на данный момент, выполнялась на отлично.

Но вы в курсе дел друг друга? Можете подстраховать?

Да, абсолютно. Я четко знаю, что происходит у нее. Но не вмешиваюсь, а слежу. А вмешиваюсь только тогда, когда меня просят. Так же и Зоя. Когда я нахожу нового клиента, на ком-то этапе подключаю ее. И она мне в этом помогает. Если у жены возникает проблема с клиентом, и она не может ее уладить, тогда включаюсь я и помогаю это решить.

Плюс ко всему, мы выделили два направления: одно – чисто дизайнерское, второе – контента и текста. Зоя занимается управлением контента и текста, а я – тем, как сделать его красивым и помочь дизайнерам с визуальной точки зрения.

Что значит для вас агентство?

Лично для меня – это ребенок. Очень символично, что агентство открылось одновременно  с рождением ребенка. Открыть свое – это, как мне тогда казалась, некая финальная точка развития. Я четко понимал его концепцию — вольное агентство, у меня в голове оно так и звучало. Сейчас я понимаю, что это некий трамплин. Агентство показало, что это все возможно, и на что способны мы. На что у меня хватило сил, а в итоге – у нас.

Каково это – быть спикером ВШК?

Первые разы, когда я выступал на ВШК, перед более чем 500 человек – было очень страшно и волнительно. Это момент, будто ты готовишься к какому-то экзамену в школе, важному, выпускному. Ты искренне пытаешься подготовиться, но настолько мандражируешь, что не можешь ничего сделать.

Потом это сработало как мотивация. Потому что когда я провел первую лекцию, и пошли отзывы и похвала от незнакомых людей, меня это действительно сильно мотивировало для того, чтобы идти дальше. Только за прошлый год у меня было около 15 лекций. Сейчас я уже это воспринимаю, как момент размяться, почувствовать фидбек и мотивировать себя работать дальше.

Одно из важных качеств человека – брать на себя ответственность. Как вы относитесь к ответственности?

Я очень спокойно отношусь к ответственности. Так сложилось, что с 16 лет, когда переехал из Донецка, я жил самостоятельно. И я буду брать на себя все больше и больше ответственности, лишь бы не раздавать снова газеты, как когда-то. Я не воспринимаю ответственность как что-то из ряда вон выходящее. Потеряю одно – найду другое. Главное – не откатиться назад. Ответственность для меня – своеобразный барьер, который можно применить как мотиватор.

Больше информации о ближайшем интенсиве Высшей Школы Коммуникаций вы можете получить здесь