Книжная полка шеф-редактора Cultprostir.ua Игоря Панасова
Next

Книжная полка / среда, 04 мая

Книжная полка шеф-редактора Cultprostir.ua Игоря Панасова

Благодаря Игорю Панасову в этой стране существует музыкальная журналистика и ее интересно читать. Его слог захватывает и после уже первой статьи литературную “дозу” придется только увеличивать. Сегодня шеф-редактор интернет-ресурса Cultprostir.ua Игорь Панасов рассказывает о дорогих его сердцу изданиях, истории из которых он бережно оберегает годами.

У меня был период спокойного отношения к книгам, был период поглощения их в диких количествах и охлаждения к этому занятию. Но сам процесс контакта с книгой всегда был и остается для меня опытом жизни в нирване. Когда ты теряешь себя среди строчек, тонешь в красоте словесных форм или величии смыслов, впадаешь в блаженство безответственности (потому весь мир вокруг перестает для тебя существовать) и несешься куда-то сквозь световые годы. Каждая книга из моего списка подарила мне эту радость в неописуемой полноте.


 

Водители фрегатов. Николай Чуковский.

Книга о великих мореплавателях (Джеймс Кук, Лаперуз и др.), благодаря которой я путешествовал по планете, не выходя из комнаты. Экзотика, приключенческий экшн, пестрота характеров. Я читал эту книжку в подростковом возрасте раз семь. И готов вернуться к ней в глубокой старости, когда появится время вспоминать детство.

 

Преступление и наказание. Федор Достоевский.

Роман, благодаря которому я полюбил литературу как таковую и который во многом определил мой гуманитарный путь по жизни. До встречи с Достоевским учебник физики мне был дороже любого художественного вымысла. Но история студента Раскольникова не оставила шансов естественным наукам в моем сердце. Перечитал роман пять лет назад – он такой же великий, как и был.

 

Собрание сочинений в 4-х томах. Герман Гессе.

Этот боекомплект попал в мои руки вовремя – в период студенчества. Когда происходит ломка иллюзий и открытие ключевых знаний о мире. На мой взгляд, Гессе – идеальная пища для молодого организма. Его повести и романы помогают трезво смотреть на ничтожность своего места в физической Вселенной и осознавать бессмертие и уникальность духа, клокочущего в твоей груди.

 

Слово о полку Игореве.

Фундаментальная, архетипическая книга, которая содержит в себе много ответов на вопросы о судьбе украинских земель за последнюю тысячу лет. Неумение жить едиными ценностями, радоваться успехам соседа, уважать общие интересы так же, как и личные – об этом "Слово..." и об этом настоящее нашей страны. Считаю, что это должна быть настольная книга украинцев.

 

Эстетика словесного творчества. Михаил Бахтин.

Сборник научных работ одного из величайших мыслителей в истории человечества. Благодаря работе "Автор и герой в эстетической деятельности" я понял не только базовые вещи об искусстве, но и о человеческих отношениях, счастье и горе, временном и вечном. Язык Бахтина непрост, но, однажды попав в резонанс с ним, ты получаешь опыт ментального выхода в открытый космос, где нет границ, а есть только блаженство диалогического контакта со всеми проявлениями жизни.

 

Глазами клоуна. Генрих Белль.

Удивительная книга, одновременно жутко смешная и грустная. Роман Белля для меня – эталонное произведение о творчестве как единственно здоровой форме жизни. История героя, чья стихия актерской свободы постоянно сталкивается с косностью и стереотипами окружающей действительности. После "Глазами клоуна" становится ясно, что есть два пути: либо ты стараешься каждый свой день наполнить творчеством во всех его бесчисленных проявлениях, либо, не делая этого, постепенно задыхаешься и умираешь.

 

Тіні забутих предків. Новели. Михайло Коцюбинський.

Среди украинских писателей с именем – уникальный, на мой взгляд. Проза Коцюбинского дает опыт конструктивной рефлексии – то, чего украинской культуре, я считаю, категорически не хватает. Его герои часто живут на стыке опыта традиции и уникального индивидуального пути. Это конфликтная зона, в которой только и может родиться сильная, достойная, уверенная в себе культура, нация, личность. Сто лет спустя после выхода новелл Коцюбинского мы так и топчемся на этом месте.

 

 Москва – Петушки. Венедикт Ерофеев.

Сакральная поэма о том, что вечность найдет себе место в любой точке пространства и времени. Антология уникального юмора и экзистенциального ужаса. Хроника безумного отчаяния и не угасающей надежды. Одна из самых теплых и бескомпромиссных книг в мире.

 

Твори. Василь Стефаник.

Я не перечитывал новеллы Стефаника со времен университета, но мир его произведений стоит у меня перед глазами, как живой. Хтонический сквозняк, которым веет от его трансовых сочинений, - напоминание о том, насколько могуществен голос земли в украинской культуре. Это о корнях, о силе локальных истоков.

 

Властелин колец. Джон Толкиен.

Профессор полноценно реанимировал жанр сказки для современности, разложив человека ХХ века по полкам во всех смыслах – от морально-этического до геополитического. Думаю, ближайшие десятилетия трилогия Толкиена будет идеальным зеркалом и светской Библией нашей цивилизации. Просто оглянитесь по сторонам: орки, гномы, хоббиты и эльфы – они же здесь, среди нас.

 

Новый завет.

Книга, практическая польза которой для человечества до сих пор не оценена по достоинству и, не известно, будет ли оценена. По сути, это сборник действенных советов о том, как быть счастливым при любых формах жизни. Если реализовать хотя бы половину тезисов Нагорной проповеди, то можно, как минимум, жить без войн. Но что-то мне подсказывает, что у человечества явно другие планы.