Книжная полка кинокритика Андрея Алферова
Next

Книжная полка / среда, 20 апреля

Книжная полка кинокритика Андрея Алферова

Автор: Евгения Липская Фотограф: Юлия Вебер

Андрей Алферов признался, что обожает как книжные магазины, где собраны литературные новинки с пылу, с жару, так и букинистические лавочки. И что приобретает книги намного быстрее, чем успевает их читать. Он с удовольствием познакомил нас со своей книжной полкой. А мы в свою очередь совершенно не удивились, что его любимые книги так или иначе связаны с кино и теми, кто его создает.

Биография Чарли Чаплина.

Мое последнее приобретение в Fedoriv Hub. У них хорошая книжная лавка и там еще много всего.

 

 

Экранный мир Сергея Параджанова.

Авторы книги через фильмы Параджанова пытаются исследовать его как художника. Рассказывают про эволюцию творчества Параджанова, как его авторский почерк менялся от дебютного фильма до "Теней" (это одна из переломных картин в его карьере) и что с ним происходило дальше в "Цвете гранат", в том числе, в картинах, которые он не успел снять.

 

 

Разговоры с Мельвилем. Рюи Ногейра.

Эта книга – сборник бесед журналиста и кинокритика Рюи Ногейра с выдающимся французским режиссером XX века, зачинателем направления "Новая волна" Жаном-Пьером Мельвилем. Каждая беседа – это детальное интервью про каждый из его фильмов. Начиная от картины "Молчание моря" до легендарного "Самурая" с Делоном.

Жан-Пьер Мельвиль – человек, который сформировал Вселенную Тарантино. По сути, его фильм "Бешенные псы" вырос из Вселенной Мельвиля. Квентин даже героев одевал так, как Мельвиль одевал в своих фильмах Алена Делона и Жана-Поля Бельмондо.

Ногейра был первым в серии книг-сборников бесед с великими кинорежиссерами. Подобные форматы выходили про творчество Вуди Аллена, Ларса фон Триера, братьев Коэнов, Джима Джармуша.

 

 

Что сказал Заратустра. Фридрих Ницше.

Периодически возвращаюсь к этому произведению, перечитываю. Например, последним поводом перечитать отрывки произведения послужил просмотр документального короткометражного фильма, в котором двое молодых талантливых парней из города Чернигова показывали современный Чернигов. Они накладывали на видеоизображение что-то в стиле "пира во время чумы" - предвыборного агитационного митинга звуковую дорожку, начитывания "Что сказал Заратустра". Это имело магнетический эффект!

 

 

Фокус. Артур Миллер.

Это потрясающая история о том, как человек может противостоять толпе. Книга об антисемитской вакханалии, которая охватила Америку в 50-е годы. Автор рассказывает историю бухгалтера, у которого портится зрение и он выписывает себе очки. В этих очках он становится похожим на еврея. То есть уже в начале мы видим такого себе типичного конформиста, который выбирает принцип невмешательства: не обращает внимание как в его квартале издеваются над евреями, как периодически громят газетную лавку его соседа-еврея. Но постепенно он сам становится похожим на еврея. От него начинают отворачиваться все – от начальника на работе до жены, которая его бросает. Герой сначала депрессирует, а потом сам идет в атаку, выдавая себя за еврея, которым не является.

По-моему, универсальная история. Нас, современных украинцев, она тоже касается. Потому что после Майдана такая же история случилась со многими людьми: кого-то начали гонять за русский язык, кого-то за кривое слово в адрес патриотов. Я такое замечал, по этому мне книга близка.

 

 

Наплывы времени. Артур Миллер.

Артур Миллер – один из моих любимейших авторов. У него есть прекрасная книга "Наплывы времени". Люблю ее перечитывать. Это сборник биографических эссе, в которых он рассказывает о своем детстве в еврейско-американской среде, о том, как он переживал "охоту на ведьм" в США, о романе с Мэрилин Монро. Дико интересно читать! Порой даже интереснее, чем его прозу, когда он пишет не о себе, а о каком-то другом герое.

 

 

Я не умею худеть. Пьер Дюкан.

Пожалуй, самая странная книга на моей полке. Купил, потому что мне ее порекомендовал один мой хороший знакомый.

 

 

Новый завет. Библия.

Эту книгу я самой первой заберу в случае пожара! Многие вещи из нее я помню, но иногда тянет залезть и перечитать.