Книжная полка искусствоведа и куратора Александра Соловьева
Next

Книжная полка / среда, 18 января

Книжная полка искусствоведа и куратора Александра Соловьева

Александр Соловьев, ведущий украинский куратор, благодаря которому Европа и Америка узнали об украинском искусстве. Благодаря его деятельности современное искусство вышло из мастерских в музейные и галерейные пространства и Украина узнала своих героев в лицо. А.С. работал в PinchukArtCenter, Мистецьком Арсенале, курировал украинский павильон на Венецианской биеннале, Украинскую биеннале и множество других выставок, написал сотни статей об украинском искусстве.

Книг у меня дома много, поэтому выбрать актуальную «книжную полку», что называется, самую-самую, очень проблематично. Такой выбор обречен на вариативность и будет ситуативным. У меня нет инстинкта книгочея, хотя за свою жизнь и прочитал немало. В силу своей природы и профессии, я человек визуальный и смотреть образы единовременные , остановленные, даже в несметных количествах, я готов без остановки, то есть в режиме нон-стоп, не утомляясь. Другое дело – искусства с длящимся временем, как та же литература. Это уже не только удовольствие, но и тяжелый труд, от него устаешь. Наверно, не случайно активное погружение в Книгу на моем жизненном пути было подвержено пароксизмам.

В детстве ничего особенного я не прочитал, моими любимыми книжками были: трилогия о Незнайке Николая Носова, «Робинзон Крузо» Даниэля Дефо, ежегодный альманах «На футбольных полях мира». Ну и, безусловно, сказки, среди которых особо выделю осетинские («Дзег сын Дзега», к примеру) – я рос в Осетии. Надо сказать, что мне больше нравились сказки бытовые, а не волшебные, где есть двойное дно и скрытая, внутренняя магия, а не внешние «спецэффекты», если говорить сегодняшним «силиконовым» языком всемогущих медиа. Впрочем, это распространяется на весь мой ареал искусства и литературы. Школа осталась на паузе – все, что навязывалось по программе, подвергалось стойкой «реакции отторжения». Зато в студенческие годы, а учился я на искусствоведении в Киевском худинституте,   приключился первый приступ – именно тогда, помимо большого гуманитарного массива, так сказать, по специальности,  были с охотой освоены академические собрания  сочинений Пушкина, Достоевского, Гоголя, Толстого, Чехова, западные философы экзистенциализма и Конфуций с Лао-дзы, Кафка и Пруст, Ясунари Кавабата и Акутагава Рюноске , Бодлер, Рильке  и Аполлинер, Басё и Тао Юань-мин… Далее – в плавном течении, но с увлечением японцами (Кобо Абе, Кендзобуро Ое) и аргентинцами (Борхес, Кортасар, Касарес). Следующий пароксизм нагрянул уже с перестройкой и был не менее интенсивный, чем в студенчестве, а в чем-то и плодотворней, поскольку почти все запреты были сняты и напечатаны.  Последние пару десятков лет мое чтение носит более прикладной, информационный характер, чем сугубо литературный. Но догадываюсь, я не один такой, кто подвергся сегодня, фигурально выражаясь, сетевому «ресурсному проклятию»…

Моя сегодняшняя «полка» читаемого /листаемого  также отражает этот нишевый крен:

Начну с крупного ( в буквальном смысле тоже) , фундаментального издания, которое претендует быть библией современного искусства, с книги

«Искусство с 1900 года. Модернизм, антимодернизм, постмодернизм», написанной коллективом авторов, среди которых Бенджамин Х.Д. Бухло и Розалинд Краус.

Полезна для меня «во всех отношениях».  

 

Культура кураторства и кураторство культур (ы). Пол О' Нил  

Авторитетное исследование Пола О’ Нила кураторской профессии, кураторских тенденций с 80-х годов.

 

Дада. Искусство и антиискусство. Ханс Рихтер.

 

Часто перечитываю эту классическую книгу. В истории авангарда мое любимое направление, которое, я считаю, очень созвучно и современным интенциям, дадаизм. 

 

Послеполуденные беседы. Кэлвин Томкинс и Марсель Дюшан

 Она в качестве «вишенки на торте». Представляет собой увлекательные беседы К. Томкинса с отцом дада. 

 

Машина зрения. Поля Вирилио

Одна из моих настольных книг, посвященная философии видения. В ней рассматривается эта проблема с точки зрения перманентного ускорения.

 

Что касается  моего литературно-художественного пула, то, опять же,  на день сегодняшний выбор таков:

Утро снайпера. Владимира Сорокина

 Особенно выделю повесть «Лошадиный суп». 

Андрей Платонов

Книга совершенно уникального автора. Также очень люблю его рассказы: « Река Потудань», «Епифанские шлюзы», «Фро»,«Мусорный ветер», повесть «Ювенильное море» и роман «Чевенгур».

Волшебная гора. Томас Манн. 

Прочитанная в студенческие годы, она вновь притягивает своим наложением на  современные умонастроения.