Искусство на грани: Влад Pakooner
Next

Спецпроекты / четверг, 29 ноября

Искусство на грани: Влад Pakooner

Сегодня стрит-арт – это гораздо больше, чем рисунки на стенах. А Normal Restaurant – больше, чем просто еще одна гастрономическая локация. Новым совместным проектом Maincream и Normal Kyiv не только лоббируют продвижение стрит-культуры, но и показывают почему это стоит того. Пять уличных художников. Пять уникальных форматов и пять интервью о том, что мы ничего не знаем о граффити на самом деле.

Будучи не просто райтером, но художником по образованию и призванию, Влад Pakooner меняет художественную динамику города, а сегодня помог в этом и нам. Его по праву можно назвать одним из сильнейших представителей граффити-сцены Украины. И да, Влад не показывает свое лицо, но из чего состоит одна из самых закрытых субкультур мира – рассказал честно и во всех подробностях. 

 

В начале осени в Луцке была открыта твоя выставка. Там ты изображал одну букву в восьми разных стилях. В чем заключался посыл?

Я рисую с 1999 года и с тех пор уже очень многое попробовал в рисунке. Не люблю работать в одной стилистике, всегда пробую разные направления. Если поставить 2 моих работы рядом, вы можете увидеть, что они совершенно не похожи одна на другую.

Выставка в Луцке – это своеобразный срез за 5 лет, в рамках которого я смог продемонстрировать некоторые стилистики, в которых работал. От классики в граффити до абстрактных форм. Если смотреть в правильной поочередности на эти работы, то можно проследить интересную динамику развития на примере одной буквы.

 

А почему именно в Луцке?

Потому что в Киеве нет площадок, которые были бы заинтересованы. И вообще, таких площадок нет. Да, наши люди более менее интересуются стрит-артом, но граффити – это все таки другой фронт. В Луцке расположена одна из немногих площадок, которая заточена непосредственно под стрит-арт и нужды культуры.

 

Так все таки, граффити и стрит-арт – это два разных ответвления культуры, раз ты говоришь о нем отдельно?

Мне тяжело давать четкие определения, так как я все таки не искусствовед. Если говорить на моем примере, то я – художник, работающий с буквами. Граффити по своей сути – достаточно закрытая и эгоистичная культура. Граффити-райтеров не волнует реакция людей на то, что они делают.  Мы делаем это для себя и своих ребят. Иными словами, граффити заключается в том, чтобы везде рисовать свое имя.

Единица измерения твоей ценности в культуре граффити – это слава. Каждый райтер пытается добиться максимального авторитета внутри культуры, показывая интересные стили  на сложных локациях.

 

Но «сюжет» при этом остается одним и тем же – написание имени, верно?

Тут все зависит от отношения райтера. Кого-то устраивает десять лет рисовать одно и то же, а у кого-то есть амбиции и серьезный творческий подход. Я знаю уйму примеров, когда ребята придя классическими графитчиками, в итоге выставляются в галереях.

 

А какой стиль граффити ближе всего тебе?

Мне очень близка немецкая культура граффити, поскольку она максимально повлияла на то, что я делаю сейчас. Немецкая школа граффити представляет собой классический Нью-йоркский стиль, но со своим креативным подходом. Граффити-сцена Берлина в разы больше всей граффити-сцены представленной в Украине.

Один старый графитчик из Германии поведал мне однажды, что граффити в Германию завезли  американские солдаты в период деления страны.  Такой вот экскурс в историю.

 

Не зря Берлин считают столицей граффити. От холстов до стен жилых домов, от коммерческих заказов до незаконных иллюстраций в административных районах. Стрит-арт всегда балансирует на тонкой грани между искусством и вандализмом. Делятся ли райтеры на «хороших» и «плохих»?

Нет. Опять же, на своем примере могу сказать, что сегодня я чаще рисую «легальные» стены. Хотя это тоже размытое понятие, так как на государственном уровне стены не делятся на законные и незаконные  в принципе. Просто есть места, на которые людям все равно. Это вообще особенность нашего менталитета – «моя хата скраю».

При всем этом, до 2008 года я вообще не рисовал в дневное время. Все мое творчество заключалось в том, что мы с друзьями выходили ночью и делали те самые «нелегальные» надписи.

И только после 2008го мои амбиции получили новый толчок и я начал развиваться. Это случилось во многом потому, что я изначально был художником. До граффити увлекался комиксами и иллюстрациями и в итоге это дало свой результат – я заинтересовался более сложными вещами.

 

А происходит какая-то идентификация красоты? Ты можешь объективно обозначить насколько твое граффити вписывается в рамки выбранного фасада? И как в принципе происходит выбор места для рисунка?

Весь город – наша игровая площадка. Где рисовать, а где нет – каждый решает сам для себя, опираясь на уровень своего развития. Если я вижу здание и понимаю, что здесь мое граффити будет неуместно – я не буду его рисовать.

Но, честно говоря, типовая застройка в нашем городе практически не оставила за собой зданий, которые действительно жалко. Конечно, красивые архитектурные фасады не стоит трогать. Там рисуют только те, чья система ценностей на очень низком уровне.

 

Выходит, не граффити определяет тебя, а ты граффити. А каким образом синхронизируется граффити и образ жизни? Накладывает ли твое хобби отпечаток на стиль жизни?

Я тебе так скажу: с того момента, когда я начал рисовать граффити, оно постепенно начало становиться моим образом жизни. 90 % моих друзей и знакомых – это ребята из культуры или как минимум, тесно с ней связанные. Даже какие-то коммерческие заказы уже стали носить отпечаток моего стрит-творчества. Граффити максимально проникает в твою жизнь, если ты занимаешься этим серьезно.

Из тех, кто начинает, только 30 % продолжают рисовать в конечном итоге. Здесь как и везде, хочешь славы – трудись. Но многим не хватает мотивации.

Да, граффити – это мой образ жизни и максимальная самореализация.

 

Ты упомянул «Другие коммерческие заказы». Я так понимаю, на самом граффити заработать трудно. Скорее, на вытекающих из этого сферах деятельности?

Да, граффити само по себе до сих пор воспринимается как ребячество и востребованности в нем в чистом виде нет. Я работаю иллюстратором-фрилансером и параллельно выезжаю на частные заказы.

Но частные заказы – это тоже интересная история. Люди ведь покупают тебя не за творческие видение, а за профессиональные навыки. У нас нет такого, чтобы тебя купили именно как художника. Только в порядке исключений.

 

На мнение заказчика всегда тяжело повлиять. И чем больше бюджет проекта – тем труднее. Давай о другом. Стрит-художники, граффити-райтеры, вандалы и даже преступники.. как только не называют вас и ваших коллег. Так все же, как вы сами себя идентифицируете?

Граффити-райтеры. В отдельных случаях – граффити-художники. Так как я, например, иногда отхожу от классики в виде букв и добавляю в свои работы элементы абстракции.  В последнее время я в принципе увлекаюсь полноценными иллюстрациями.

 

А как так вышло, что граффити неразрывно связано с хип-хоп культурой?

На самом деле, это стереотип. Я, например, вообще металл слушаю. С одеждой та же история. Да, когда я начинал рисовать граффити, брейк-данс, широкие штаны и растянутые футболки были аксиомой. Начало нулевых сыграло тоже не последнюю роль  в этом.

Сегодня мы все пришли к другому пониманию. Возможно, по духу эти культуры близки, но они не связаны. Граффити – самостоятельное течение со своим характером и зарождалось оно на порядок раньше хип-хопа. Ты не поверишь, я знаю серьезных ребят, работающих в престижных компаниях и рисующих граффити. Конечно, в граффити есть определенный дресс-код, который прижился. Как и в любой культуре. Но это не является правилом для всех.

 

Граффити и дизайн одежды, обуви или аксессуаров — интересны ли подобные проекты, принимал ли ты в них участие и на сколько по твоему мнению это востребовано?

Конечно, я брал участие в дизайне помещений, так как в этом заключается большая часть коммерческих заказов. И принты на одежду тоже делал. Это вполне актуально в наши дни. Как я уже говорил, я работаю иллюстратором, и чаще всего я получаю заказы именно на принты.

Вообще заказы могут быть очень разными. До того, как мы с ребятами закрыли свое агентство, мы реализовывали множество проектов: от мелких до ультра масштабных.

 

А как ты относишься к граффити-школам? И может ли их существование носить положительный оттенок?

Я отношусь к этому негативно. Граффити – это та дисциплина, который ты должен научиться сам. Ну чему там можно учить? Разве что основам шрифта. Учиться в принципе можно только академическим дисциплинам. А граффити – это очень индивидуальная вещь. Как ты придешь к своему стилю под чьим-то надзором?

Когда какие-то именитые художники начинают преподавать, они дают знания через призму своего видения. На выходе мы имеем выпускников, которые рисуют так же, как рисует граффити-художник, который их учил.

 

 

Сегодня шеф-бармен Normal Kyiv будет открывать вместе с вами новые грани творчества – вместе вы приготовите коктейль, рецепт которого был продуман согласно концепту ваших иллюстраций. Как ты относишься к коктейлям и что любишь пить в целом?

Я не пью коктейли, честно говоря. Но учиться – всегда интересно. Давай попробуем, почему нет.