Я люблю жизнь, даже когда не люблю её: интервью с Натальей Могилевской
Next

Интервью / четверг, 22 декабря

Я люблю жизнь, даже когда не люблю её: интервью с Натальей Могилевской

Отправляясь на интервью к Наталье Могилевской, признаться честно я не знала чего ожидать. Я видела ее сотни раз по тв, читала сотни интервью, видела все клипы, а текст песни "Місяць" я знаю наизусть. Нет, я не являюсь ее ярым поклонником. Впрочем, фанатичность - это не про Наталью. Она не просто певица и селебрити, она нечто большее для целого поколения украинцев, она часть истории нашей страны. И я не про любовь или ненависть к ней или к ее творчеству, я про вклад человека, личности, профессионала.

Наталья Могилевская плотно вплетена в ДНК, заложена на генном уровне большинства “детей” из 90-х. Я шла на встречу к легенде, а встретила человека, интересную женщину и богатую душу. Несколько лет назад она решила, что больше не станет жить в рамках, навязанных ей обществом и профессией. Наталья бросила все и уехала жить в Индию. Три года, проведенные в некой аскезе, позволили ей переоценить жизнь, увидеть иные грани и вынуть себя из панциря, в котором она жила долгие годы. Это не интервью, это разговор с мудрой и удивительной женщиной. 

 

 

Наталья, начну с поздравлений - ваша видеоработа на песню “Завелась” за день набрала 500.000 просмотров, а на прошлой неделе мы видели Вас на всех главных концертах страны.

Спасибо. Я действительно много сделала за этот год, и я действительно живу сейчас на огромной скорости, посвящая все свое время творчеству. Я вернулась к тому, где вижу свое главное предназначение. Вернулась обновленной и наполненной. Я могу петь только тогда, когда поет моя душа, и когда я люблю то, что делаю. Поэтому сейчас мое сердце счастливо петь для зрителей Украины, как никогда.

 

Вас можно назвать акулой шоу-бизнеса. Интересно услышать ваше мнение о происходящем в шоу-бизнесе и конкретно в украинской музыке сейчас.

Происходит всплеск — появляется большое количество молодых артистов. Это связано с законом о языке и с революцией. Я переживала это на собственном опыте: с 1991 года по 1997-й, 98-й происходило то же самое. В истории все циклично, все повторяется.

Сейчас рождается много молодой музыки, много дерзких взглядов, много дерзких фраз. Молодым свойственно ощущение свободы, и она, свобода, рождает определенный стиль в поведении и, конечно, определенный романтизм, присущий всем революциям мира. Так что в целом появилось много романтики, андеграунда и прогрессивной музыки.

Дальше произойдет эволюция, когда сито жизни отсеет тех, кто действительно готов занимать какое-то место на олимпе. В 1991 году появились все: ВВ, “Брати Гадюкіни” — и в то же время “Формула Воды”, “Аква Вита”. В общем, огромное количество всякого рода артистов, из которых выжили только самые достойные. Многим остальным либо пороху не хватило, либо таланта, либо наркотики, либо неудачная женитьба. У современных артистов задача такая же: достойно проявить себя на долгой дистанции. Сейчас мы видим спринтеров. Посмотрим, кто станет стайером. Так что все как обычно справедливо.

Касательно квот на украинскую музыку. Как они изменят положение?

Их влияние ощутимо уже сейчас. Появляется свободное пространство, которое необходимо заполнить украинским языком. Так же было в 1991—1993 годах — тогда Кравчук принял идентичный закон. Это и сформировало первый эшелон украинских артистов, которые стали звездами и являются ими до сих пор.

На сегодняшний день ситуация аналогичная: есть свободное пространство на радио, и в него попадут как талантливые люди, так и люди просто по наличию языка. Сообразительные артисты запишут что-то на украинском и попадут на радио. Но только талантливые продолжат путь.

 

 

Выделяете ли вы кого-то для себя?

Мне нравятся ONUKA, Джамала, Тина Кароль, мои ученики Монатик и Макс Барских. Я люблю хорошие песни и талантливых людей во всех направлениях. Для меня не существует традиционной музыки, потому что самое традиционное, что есть на свете, и то, что лежит в основе всей музыки Мира, — это фолк. Он — бесконечный кладезь, из которого рождается все остальное: люди, философия и новые стили.

У вас был небольшой творческий перерыв, и вы вернулись из него совершенно другим человеком…

Творческий перерыв был большой. Три года назад я уходила со сцены. Я просто никому об этом не сказала: уехала жить в другую страну и решила, что это, вполне возможно, навсегда. Это время я провела в Индии, лишь иногда возвращаясь в Украину.

Об этом периоде я громко не заявляла, потому, что он был очень глубокий и интимный для меня лично. Я пересмотрела всю свою жизнь, простилась со всем, что было мне дорого. Произошли глубокие трансформации, я вернулась другим человеком. Я, как феникс, сожгла в пепел не только себя, но и все, что связывало меня с друзьями, родными и близкими, страной, карьерой, социальным положением. Поменялся мой мир, моя жизнь и способ мышления. Сегодня моя задача — интегрировать, то, что я поняла за это время. Изменился даже стиль управления: я сейчас набираю новую команду и строю отношения совершенно по-другому.

Как насчет родных — они принимают вашу новую жизнь?

Я оказалась в уникальном положении, которое редко бывает у людей моего возраста: родителей не стало, мужа уже нет, а детей еще нет. При этом люди обычно привязаны к положению и деньгам, а я — нет: оказалось, что и это меня не держит. В какой-то момент я осознала, что чувствую себя абсолютно неприкаянной и одинокой, а потом поняла, что получаю от этого потрясающую свободу.

Свобода как у восемнадцатилетнего подростка, но мировоззрение намного чувственнее и ярче, потому что ты сам гораздо мудрее. Я никогда не думала, что, как герои моих любимых книг, однажды все покину и отправлюсь в большое путешествие. Но именно так все произошло. Я сидела у океана и думала, что после того, как ушла мама, меня больше никто, ничто и нигде не держит. И подумала: “А махну-ка я в кругосветку!”

 

 

Образование, мышление, политика, экономическо-социальный институт, институт семьи и вся эта система, в общем, довлеют над человеком таким образом, что лишают его индивидуальности. Делают бездумным рабом, который должен следовать предложенным вариантам и исходам событий. К моему сожалению, ни к сорока, ни к пятидесяти, ни к семидесяти годам люди обычно так и не становятся счастливыми. Вроде чем дольше живешь, тем быстрее должен освобождаться от невежества и научиться, как быть счастливым. Но на самом деле все, что ждет нас в возрасте, — это комплексы, пластические операции, страх смерти и скука оттого, что внуки нас бросили и им с нами неинтересно.

А я не хотела идти по этому сценарию. Я, в принципе, никакие сценарии не приемлю — кроме своего собственного. Именно на это я и потратила три года: чтобы просто закрыть глаза, посидеть в тишине и наконец-то услышать, что же говорит мне мое сердце. У меня была огромная компания, мы продюсировали большое количество артистов. Много забот, столичная жизнь — в этой суете я и не заметила, как живу, ежедневно делая то, чего не хочу, что не соответствует моим главным, истинным ценностям. Так что с этого я и начала: закрыла глаза и спросила себя: «Что для меня по-настоящему ценно? Чего хочу именно я?» И выяснилось, что для счастья мне нужно не так уж много.

Я часто слышала, что люди после Индии по-настоящему меняют собственную жизнь. Происходит полная переоценка ценностей: понимаешь, что тебе не нужна изощренная пища, косметика, десять пар обуви — в принципе, и двух или даже одной хватит.

Аскеза, которую предлагает Индия, нужна далеко не всем. Женщинам, которые рожают детей или строят карьеру, вряд ли нужна длительная медитация и рестрит Vipassana по восемь часов в день. Это необходимо монахам. Если ты слушаешь свое сердце и понимаешь, что твой божий дар — быть монахом и жить в аскезе, быть йогином в Гималаях, то, конечно, селись в пещере и будь отшельником. Но если твой божий дар — быть артистом, то пой, быть женой – выходи замуж. Если тебе дано иметь миллионы денег и огромные компании, то управляй людьми. Таким людям для счастья и согласия с собой достаточно медитировать или просто посидеть в тишине, направляя взгляд внутрь своего "я", всего 15 мин в день. Я была очень удивлена, что после моей простой жизни в Индии и двух хлопчатобумажных платьев, которые я там носила, я вернулась сюда с желанием покорить мир.

Я дала двухчасовой концерт в Индии на стадионе, где публика не знала ни меня, ни единого слова на украинском языке. Я спела несколько индийских песен, спела мантры, штук пять украинских фолк-песен, включая “Місяць” и “Ніч яка місячна”, несколько песен на иврите, то есть дала настоящий интернациональный большой концерт, а прием был точно такой же, будто я приехала выступать в Днепропетровск. Разницы абсолютно никакой.

В юности у меня тоже были амбиции покорить мир, но подтекст был “хочу больше денег”, “хочу славы”, “докажу этой Ирке Билык, какая я крутая и круче всех на свете”. Сегодня я никому ничего доказывать не хочу и мне все равно, будет моя популярность в Украине или во всем мире. Но именно сейчас я вышла на новый уровень: я начала работу над интернациональным альбомом, я рассматриваю кандидатуры нескольких серьезных электронных музыкантов, которые практикуют медитации, знают мантры, чтобы создать новый проект: чаши, колокола, украинский язык, мантры на санскрите и электронная музыка. Это не коммерческий проект, это просто то, чем я сейчас живу. Я хорошо знакома с электронной музыкой из самых истоков, была большой поклонницей. То, что делаю сейчас, очень похоже на то, что делали в конце 1990-х и в начале 2000-х: минимализм, определенные обработки вокала, много скрипучих прохладных звуков и тепло редких уникальных инструментов.

Поток, который я всю жизнь использовала для своих поп-концертов, — достаточно мощный, его можно окрасить в любой цвет. Когда-то Виталий Телезин мне говорил: “Наташа, ты была бы отличной солисткой для моей новой рок-группы, если бы не пела поп?”, а я шутила: “Давай создадим разрывной проект и просто наденем на меня маску”. И это еще до того, как на Евровидении победили Lordi, В Молдове тоже есть похожий потрясающий музыкант Carla*s Dreams — всегда в черной маске. Он безумно красивый парень, мы знакомы лично. Но вся страна понятия не имеет, кто он и как его зовут.

Так что смелые идеи у меня возникают постоянно. Но архаичная музыка и мантры мне близки еще и духовно: она тантрическая, она поется из потока, в совершенно расслабленном состоянии. Если попсовые песни я пою “вовне”, то эти песни я пою “вовнутрь”. Получается совсем другой голос и другое состояние души. Это безумно интересно, это балансирует мой внешний и внутренний мир. Плюс это соответствует моей любви к исконной фолковой музыке. Африканской или арабской, украинской или латиноамериканской, индийской или японской — не имеет значения, фолк прекрасен в каждой культуре, и я с удовольствием использую разные мотивы и разные инструменты. Например, сейчас учусь играть на бансури (индийский духовой музыкальный инструмент, вид поперечной флейты. — Прим. ред.), хоть на ней традиционно играют мужчины. Чем больше бансури, тем сложнее играть, но тем более низкий и глубокий звук она производит. Я не сопрано, а меццо-сопрано — у меня низкий голос. И мне хотелось выбрать такой же тембр бансури — чтобы соответствовал моему голосу и всей глубине того что я чувствую.

После всего пережитого у вас наверняка поменялось отношение к институту семьи и к тому, какой должна быть женщина и каким должен быть мужчина.

Рамки, которые предлагает общество, всегда мне были не приятны. Жить в обязательной “ячейке” — программа устаревшая и трещит по швам. Если помечтать совсем уж оторвано от действительности, я считаю, что мы должны жить в сообществах единомышленников. Это звучит нереально, но кто знает к чему в итоге эволюции придет общество.. Одна женщина рожает детей, другая рождает идеи, один мужчина воюет, другой делает бизнес — и это была бы прекрасная семья, скажем, из десяти человек.. Мои практикующие друзья уже относятся друг другу именно так, только без близости. Но суть та же. Все мы из разного мира: среди нас есть и миллионеры, и совершенно бедные люди. Все друг другу помогают, и мы реально готовы все вместе собраться и построить кому-то дом. Звучит как идиотизм или утопический коммунизм, но это действительно такое сообщество людей с отрытым сердцем, которое делятся всем, что имеют, ориентируясь на истинный талант (то есть если я умею рисовать — нарисую тебе и твоим друзьям картины; если умею зарабатывать деньги — с удовольствием поделюсь частью; если умею петь — пою).

Мне очень нравится идея коммуны. Думаю, эволюционно общество еще к ней придет, а точнее, вернется. Сейчас общество вынуждает двух людей жить вместе, даже если их уже тошнит друг от друга, чувства прошли, и им бы стоило давно расстаться. Да и мотивация создания семьи часто странная: спастись от одиночества или скуки, ради удобства или потому что люди смотрят косо и пора бы уже. Такой подход вызывает у меня массу сомнений. Институт брака претерпевает кризис по всему миру: все понимают, что происходит, но все молчат, ведь выход из ситуации пока никто не нашел.

 

 

Тем не менее, я рождена женщиной. Прежде чем мы осознаём наш профессиональный талант, мы получаем самый первый божий дар — талант быть или женщиной, или мужчиной. Это огромная энергия и огромные возможности, самая потрясающая из которых — слияние. Люди создают союз, чтобы друг друга усилить. Есть у психологов такое смешное выражение: «слабоумие после развода». Люди в синергии создают коллективный, общий на двоих, ум. Они становятся умнее, талантливее — и все у них получается. А после развода у людей некоторое время наблюдается такое себе «слабоумие», потому что уже появилась привычка мыслить вдвоем.

Так что, конечно, я хочу реализовать себя как женщина. Этот мой божий дар был первым, еще до того, как я научилась петь, ходить и говорить, а я его незаслуженно не реализовала. Я была жертвой системы и, как и большинство женщин в мире, реализовывала свой дар по мужскому принципу. Чтобы добиться равенства и стать с мужчинами на одну ступень, дискредитированные много столетий женщины решили делать все по-мужски. Надели брюки, начали пытаться воевать, уходить в бизнес, в политику и так далее — и этим заслужили выражение “казаться, а не быть”.

Пытаться быть мужчиной — это плагиат чистой воды. Тем самым сильным, что есть в женщине, и стоило добиваться равенства. Сделать это не так сложно: берем и пишем традиционно женские и мужские качества. Женские: мягкость, гибкость, принятие, умение трансформировать энергию, умение энергию сохранить. Женщине, чтобы что-то родить, ничего не нужно делать — нужно просто расслабиться. Этот принцип работает, чтобы родить песню, родить идею, родить, где взять новое платье. Не нужно судорожно листать вспотевшими пальцами журналы мод. Нужно просто закрыть глаза, услышать свое сердце и понять: “Что бы я хотела надеть сегодня?”. И тут же приходит потрясающая идея, как у старого платья отрезать рукава и сделать гетры.

Я же, к моему сожалению, всю жизнь шла к результату, добивалась цели, вела авторитарную политику управления бизнесом. Даже отношения строила по мужскому признаку — мужчиной в семье была я. Или же мне на время разрешали быть им, а потом понимали, что жить со мной просто невозможно.

Тем не менее, вы добились очень многого…

Этого я добилась потому, что у меня был природный талант, которому я сильно мешала. А когда вы увидите, чего я добьюсь завтра, поймете: "Вот что происходит с человеком, когда он наконец-то начал жить в согласии с самим собой".

Сейчас все мои проекты в тысячу раз более амбициозные, чем в шестнадцать или двадцать лет. У меня нет границ больше. Я уверена, что каждый человек способен вытворить с планетой — с миром, с Украиной — нечто по-настоящему особенное. Я стремлюсь к этому, легко, без напряжения. Я не знаю, что из этого получится, — сейчас это просто идеи. Но сегодня в свои идеи я верю больше, чем десять лет назад. Тогда я воевала и завоевывала каждый кусочек, каждую пядь своего успеха. Сейчас, я уверена, все будет иначе. Более того, я уверена, что так будет с каждым человеком, который ищет согласие с самим собой. Это основной закон космоса.

Сила нашего намерения велика настолько, что мы можем всё. Великие спортсмены и ученые доказывают, что возможности нашего тела, ума и духа имеют неограниченные возможности. Моего учителя из Индии закапывали на сорок дней под землю, он весь был увешан специальными датчиками американских ученых. Он пришел в себя ровно в тот день, когда обещал. Его погружали в стеклянной колбе на двадцать дней под воду, и он позволил исследовать себя в состоянии самадхи. Он учил космонавтов НАСА медитации и состоянию смерти. Учил, кстати, и советских космонавтов в конце 80-х — начале 90-х во время Советско-Индийской экспедиции в Космос. Это человек, который знает много языков мира, один из великих гималайских сиддха-йогов. Его главное послание: «Все, что могу я, можешь и ты. Твоя проблема — только невежество». Все, что делает Бабаджи, включая сорокадневные самадхи, умирания и воскрешения, может и другой человек. У меня теперь вопрос: а действительно воскрес Иисус или он просто был в состоянии самадхи?

 

 

Великие души были способны на великие поступки, и то же самое, что мы сегодня можем увидеть у сиддха-йогов, я читаю у святых отцов — основателях Киевской Лавры: Антония и Феодосия. Созерцание, состояние чистоты и блаженства, аскеза — все это о медитации. Ты хозяин и у тебя живет два волка – добрый и злой. Победит тот, кого ты кормишь. Хотя самые “злые” души приходят, чтобы взбодрить остальных, чтобы мы наконец-то проснулись. Для меня душа, которая пришла и осталась в тысячелетиях — изначально великая душа, какими бы добрыми или злыми поступками она ни прославилась.

Вы верите в реинкарнацию?

Я верю, что душа остается жива. Простая логика Аристотеля говорит о том, что мы знаем, когда умирает и рождается тело, но мы не знаем, из чего состоят мысли, сколько они весят и когда рождаются. То же самое касательно души: мы рождаемся уже с ней и умираем еще с ней, — как мы можем знать, когда она умирает? Живет она еще секунду после смерти тела или тысячелетия после? Никто не может сказать. Можно лишь скромно предположить, что если не я создал себя и все вокруг, то и не я могу решать, когда все умрет. Атеизм не более чем высокомерие ограниченного и амбициозного человеческого эго.

Когда мы живем в животе у мамы, у нас потрясающая жизнь, свой мир и свои правила. Вот приди туда в живот и скажи ребенку, что вскоре он будет с мобильным телефоном, ездить на машине, дышать легкими и есть через рот и так далее. Разве сможет младенец во все это поверить? Разве имеет он хоть какое-то представление о жизни, которая его ждет? Ему комфортно в животе? Да. Он хочет выходить наружу? Нет. Ему страшно рождаться? Очень. По сути, он переживает то же, что и мы в момент смерти: мы не знаем, что нас ждет, мы не хотим туда идти, нам и здесь хорошо.

Есть такой чудесный праздник — Рождество. Он существовал во всех древних традициях и у нас в Триполье тоже. Его основная идея, что смерть и рождение – это одно и тоже. За закатом рассвет, за ночью день, последний день года – он же первый следующего. В его основу было положено поклонение и уважение смерти, прощание с тем, что отжило, благодарность за опыт и дары, умение отдохнуть и обнулиться. До нас же дошла купированная часть, мы празднуем только рождение. И это делает нас очень слабыми, всю жизнь мы боимся смерти, и эта тень нас пугает, навевает ужас и отвращение. Таким обществом легко управлять, в этом секрет. Мы напуганы и невежественны, хотя взять даже слово “могила” — в его корне зашифровано “могущество”, “магия”. У древних могущество и смерть имели общий корень. Так что мы не любим осень, зиму, возраст после сорока, старость, которая, кстати, совсем, не обязательно должна сопровождаться болезнями, если ты гармонично жил и смерть — а это является самым сильным этапом нашей жизни. Осенью был еще очень сильный праздник Благодарения, его остатки празднуют в Америке, когда ты проводишь время с семьей, подводишь итоги года-жизни и раздаешь плоды, как сладкие так и горькие, как своим близким, так и самому себе. До наших дней дошли только Масленица и Ивана Купала – праздники, связанные с началом создания отношений и посевом. Иначе мы бы послали к черту систему и жили так, как хотели бы, уважая, прежде всего себя и свою семью, и держали бы ответ только перед Богом, минуя социальный, политический и другие институты.

Я, к сожалению, прожила первую половину жизни под влиянием штампов, на которые меня подсадили школа, кино, журналы и вся остальная чушь. Но вторую половину жизни я так прожить не хочу. Пример: все мы, женщины, хотим красивой нежной любви и нежного секса. Почему тогда в каждом хорошем голливудском фильме мужчина нас обязательно больно ударяет о стену, разрывает на нас одежду и грубо и неприятно входит, разрывая нашу плоть, а мы при этом зачем-то изображаем, что нам это нравится? И бедные мальчики, которым тоже это трудно и неприятно, думают, что “раз в кино так показывают, значит, так надо сделать для женщины — ну ей же, наверное, именно так приятно”. Получается круговой обман, хотя и те и другие хотят нежного секса и чистой безусловной любви.

О чем вы в жизни жалеете?

У меня было слишком много ожиданий от самой себя, которые я не оправдала, и от других людей, которые меня разочаровали. Именно поэтому я слетела с катушек, уехала в Индию в поисках знаний. И сегодня мне нравится абсолютно все. Все, что приходит в мою жизнь, я воспринимаю как интересные уроки, которые нужно с достоинством и без лишнего напряжения пройти.

Я где-то прочла, что вы круто изменили свой тип питания и даже какое-то время придерживались веганства и сыроедения.

Я прошла через сыроядение, вегетарианство, веганство и сейчас пересматриваю свою систему питания. Когда я устаю здесь в зимний период, я могу съесть мясо или рыбу, что очень подходит энергиям, живущим в шоу бизнесе (смеется), а когда активно практикую, то мне это мешает. Мы не зря родились в средней широте, где есть зима и периоды дискомфорта и слабости, и здесь мясо многим необходимо. Когда я узнала, что монахи Тибета едят в основном мясо яков и зерна бобов, потому что ничего другого нет, то поняла, что все в нашей жизни устроено не так просто и вегетарианство вовсе не является залогом просветления. С диетологической стороны вегетарианство тоже не является самой полезной системой питания, ведь белок — главный строительный материал для роста мышц. Вопросы питания следует рассматривать с учетом того, где ты живешь, какие твои потребности, какое твое тело и что ты практикуешь. Есть люди, которым еще все равно едят ли они мясо, а есть люди , которым уже все равно. Нет примитивной, единой схемы.

К чему у меня действительно пропал интерес, так это ко всяким “ядам”, таблеткам, интоксикантам, алкоголю и т.д. Вообще-то, есть вопросы важнее, чем диета. Очищаться только способом питания — бесполезно, это очень тонко и деликатно, без серьезной работы над собой и глубоких раздумий никакое вегетарианство вас не спасет. Оно не даст ничего, кроме возросшего эго и пренебрежения к людям в связи с тем, что “вот я какой чистый, а вы — нет”. Все серьезные практики — не в теле.

Что сейчас занимает вашу книжную полку?

Я очень люблю скандинавов во всем: в архитектуре, кино, книгах. Мне нравится все, что они делают, начиная от муми-троллей и заканчивая Тургримом Эггеном. У него есть такая невероятная книга — Hermanas, в переводе с кубинского диалекта испанского языка — “Сестры”. Я просто не понимаю, как этот рыжересничный, рыжеволосый, белокожий и прохладный скандинавский человек смог рассказать такую потрясающую, жаркую, страстную кубинскую историю. Запомнилась фраза: “Коричневая загорелая кожа на серо-стальных шелковых простынях”. Еще мне очень понравился Майкл Ньютон, “Путешествие души”. Потрясающее чтиво для человека, которому нужно на все вопросы ответить умом. Доналд Уолш Беседы с Богом, стала поворотной для многих моих друзей.

Сейчас я в основном читаю книги, связанные с практиками. Сегодня это Книга мертвых, вернее, ее интерпретация — Согьяла Ринпоче. Она состоит из двух половин: первую, которая связана с тем, как жить, я прочитала семь лет назад. Вторая половина связана с тем, как умирать. Когда-то я прочитала буквально пару слов и испугалась: я поняла, что не могу это объять. А сейчас мне кажется, я готова идти дальше.

 

 

Мне также нравятся книги Шри Ауробиндо и он сам. Это человек, благодаря которому создан Ауровиль — огромная коммуна со своими детскими садами, медицинскими учреждениями и университетами. Все существующие ныне экопоселения — это подобия Ауровиля. Шри Ауробиндо утверждает, что на сегодняшнем человеке эволюция не остановилась. С чего вообще человек решил, что он «венец творения» и последний вид, созданный природой? Это невежество, которое должно удивлять и вызывать улыбку. Почему вдруг человек имеет такое эго утверждать, что он — венец величия матери-природы и эволюции? Так вот, Шри Ауробиндо считал, что следующий вид будет отличаться от человека так же, как сегодняшний человек отличается от животного. У животного есть душа, оно понимает многие команды, но у него нет права выбора и животное не умеет говорить. То есть мы отличаемся только тем, что можем говорить и выбирать, как нам жить. В остальном же мы — животные. Возможно, с развитием технологий мы придем к роботам или биороботам, и они-то и статут этим следующим видом. И возможно, эти существа будут видеть то, что происходит после смерти. Мы не способны — ведь у нас всего-то пять чувств и четыре измерения. Но что мы можем окончательно утверждать, пользуясь всего 3 процентами своего мозга?

Я сейчас и сама пишу книгу. Даже первые крохи философии, которую я начала постигать, полностью перевернули мою жизнь. Но это все написано очень мутным, медленным и сложным языком, а мир сегодня очень динамичен. Еще среди авторов подобных книг нет поп-звезд, так что люди, посещающие McDonalds, вряд ли это прочтут. А у меня есть возможность сделать для украинцев написанную легким, быстрым и простым языком книгу о том, что я понимаю, с добавлением практических примеров. Большая проблема нашего образования заключается в том, что теория много, мало практики, поскольку те, кто успешны, не имеют времени на книги. Я постараюсь рассказать на собственном примере, как выйти из кризиса, стать гораздо счастливее, избавиться от гнева и раздражения и перестать разрушаться от столичной суеты.

На что в этой жизни можно закрыть глаза, а что необходимо говорить в лоб, несмотря на возможную боль?

Я считаю, что в лоб можно сказать все и что стоит всегда говорить правду, но только в одном случае: если тебя об этом просят. Сам никогда не давай советов, не говори, если не спрашивали, и ничего не предлагай. Если человек не готов к правде — не стоит и стараться, это бесполезная работа, на которую многие тратят всю жизнь.

Так что сеять зерна хорошо по женскому принципу – мягко и деликатно. Надо давать право другому человеку на собственный темп и давать право быть медленнее, чем ты. А мы обычно, посеяв зерна, тут же требуем, чтобы они взошли, и этим вызываем один лишь протест.

Во что вы верите?

Верю в закономерность и последовательность событий. На гнев ты встретишь гнев, на любовь — любовь, на свободу — свободу. Я верю, что единственный способ счастливой жизни — жить в согласии с собой и делать только то, что для тебя ценно. Тогда тебе откроются все врата и дороги.

Чем для вас пахнет счастье?

Я люблю запах утреннего города, который еще спит, запах скошенной травы, свежего хлеба, моих Comme des Garcons 53, запах индийских благовоний, соленого моря, старых кожаных барабанов, запах антикварной лавки, свежего морозного воздуха, асфальта после дождя и лаванды. Я люблю жизнь, даже когда не люблю ее.