Искатели правды: интервью с солисткой "Zetetics" Ликой Бугаевой
Next

Интервью / вторник, 08 декабря

Искатели правды: интервью с солисткой "Zetetics" Ликой Бугаевой

Качественные изменения любой сферы, в том числе и музыки, невозможны без новых идей и взглядов на привычные вещи. Для нас "глотком свежего воздуха" стало творчество группы "Zetetics" – легкое звучание с примесью инди, рока и джаза. За чашкой ароматного эспрессо, редакция Maincream узнала у солистки Лики Бугаевой, куда дует ветер перемен, что происходит на украинской сцене и почему так важно понимать друг друга.

В интервью ты неоднократно рассказывала, что с детства росла под звуки блюза, рок-н-ролла и джаза. Возможно, среди любимых исполнителей есть один особенный?

Есть. (Улыбается). Когда я начала увлекаться музыкой, почти сразу нашла своего "героя". Это Чарли Паркер. Он зацепил меня не только как талантливый музыкант, но и как личность.

С Чарли связана одна забавная история. Когда он учился на трубача, то играл откровенно плохо. Во время первого отчетного концерта, Чарли настолько ужасно исполнил свою партию, что барабанщик не выдержал, и со всей силы швырнул в него тарелкой прямо посреди выступления. Чарли отпрыгнул от тарелки, словно птица, после чего и получил свое прозвище “Bird”. Тогда еще неопытный музыкант понял, что все вокруг над ним смеялись, поэтому дал себе слово стать гением. Меня безумно вдохновила его история.

Расскажи, на каких инструментах ты умеешь играть, ведь за плечами у тебя музыкальная школа?

Да, я ходила в музыкальную вечернюю школу, но так и не научилась играть ни на одном инструменте. Позже самостоятельно освоила гитару, фортепиано и немного барабаны. Чему я действительно училась, так это джазовому вокалу на протяжении пяти лет.

Чаще всего джаз – это импровизация. Можно ли этому научиться?

Да. (Улыбается). Джаз – это “свободная” музыка. Именно это меня привлекало. Но, как и в любом другом деле, необходима база и практика. Поначалу ты учишься импровизации, постепенно добавляя что-то свое.

Если сравнить тебя сейчас и 5 лет назад, что в ощущении музыки у тебя изменилось?

Мне кажется, изменилось абсолютно все. Чувствую, что повзрослела, но самое главное – теперь я пишу свою музыку и песни. До 19 лет это были только стихи.

Я в буквальном смысле физически ощущаю идею где-то рядом. Чтобы выразить ее, мне необходимо помолчать в одиночестве неделю и только тогда в голове складывается пазл.
Расскажи, как у тебя рождаются слова или мелодия. Это происходит спонтанно или ты долго вынашиваешь идею?

Над вторым альбомом Zetetics мы работали почти год, и я постоянно находилась в студии, поэтому ничего другого не писала. Обычно, все происходит внезапно. Я в буквальном смысле физически ощущаю идею где-то рядом. Чтобы выразить ее, мне необходимо помолчать в одиночестве неделю и только тогда в голове складывается пазл.

22 октября в клубе Atlas прошел твой сольный концерт и презентация второго альбома Zetetics. Теперь название группы идентично названию альбома. Это связано с философией команды?

Да, слово “zetetic” переводится, как “ищущий”. Раньше мы назывались "Lika Bugaeva", потому что не было другого варианта. Отыскать “zetetic” нам помогла подруга из Лондона. Когда я услышала это слово, сразу поняла, что оно подойдет для названия альбома. Со временем я прочувствовала, насколько оно эмоциональное, напористое и очень глубокое. Я всегда мечтала петь в группе, которая бы резонировала с остальными коллективами.

Хотела бы Zetetics принять участие в международных фестивалях, вроде Glastonbury или Coachella?

Иногда я смотрю живые выступления Coldplay, Radiohead, Beyonce и потом у меня начинается депрессия. (Смеется). Почему так мало музыкантов в Украине не стремятся быть лучше вчерашнего себя? Не совру, если скажу, что наша команда постоянно совершенствуется и, на мой взгляд, это верный путь к успеху. Амбиции у нас самые высокие и, кто знает, вдруг к 75 годам мы соберем стадион Wembley. (Смеется). Пока Zetetics сыграли только на двух украинских фестивалях, и опыт был печальным.

Раздражает ли тебя что-то в украинской и зарубежной музыке? В одном из интервью ты говорила о пошлости нашего шоу-бизнеса

Cейчас отношусь к условно “поющим трусам” с улыбкой, а раньше они меня раздражали. Но раз этот “феномен” существует, значит это кому-то нужно. В зарубежной музыке все хорошо и это досаждает. (Улыбается). Рада, что в последнее время на украинской сцене появляются хорошие коллективы, которые ищут свой стиль и обладают музыкальным вкусом.  

Большинство твоих песен на английском языке.

Моя любовь к английскому началась со школы благодаря учительнице. Она часто приглашала на уроки в качестве гостей иностранцев. А я, в свою очередь, обожала учиться, поэтому впитывала все, как губка. Кроме этого, я заслушивала до дыр пластинки зарубежных исполнителей.

Но ты не просто говоришь, а умеешь думать и выражать эмоции на английском.

Может, во мне живет душа английского лорда. (Улыбается). 

Для клипа “Fly away” ты дистанционно учила язык немых. Как родилась идея такого клипа?

Мне постоянно повторяли: “Давай ты будешь петь на русском или украинском, тебя же все будут понимать!”. Но "Mgzavrebi" поют на грузинском и я их все равно понимаю. “Fly away” – крик души. Я мечтала, чтобы меня услышали даже те, кто не может. Когда клип появился в Сети, мне написало столько глухонемных людей! Они благодарили за знакомство с музыкой, потому что поняли, о чем я пою. Клип, в том числе, стал вызовом людям, которые могут слышать, но не слушают.

В чем была сложность дистанционного изучения? И почему ты выбрала преподавателя из Санкт-Петербурга?

Это счастливое стечение обстоятельств. У меня есть подруги в Санкт-Петербурге, которым я рассказала идею, и они посоветовали мне преподавателя. Им оказался мужчина, который работает с глухонемыми детками.

Буквально на следующий день уже состоялся мой первый урок. Я смотрела видео, и понимала, что могу повторить. Но на практике это оказалось намного сложнее. Мне не хватало пластики. Язык немых напоминает танец, и даже во время съемок я не могла стоять на месте и танцевала. Главная идея “Fly away” в том, чтобы  люди, несмотря ни на что, понимали друг друга.

Какой формат выступлений тебе по душе: квартирники, сольные концерты или выступления на мероприятиях?

Конечно, сольные концерты. Там ты можешь поставить свет, звук и, в целом, контролировать процесс. Квартирники тоже бывают сольными, но это слишком интимный момент, которого я немного боюсь. Мне необходимо много выпить, чтобы расслабиться и перестать переживать.

Ты боишься разочароваться в себе или публике?

Мне кажется, с людьми нужно уметь говорить, а для меня это всегда было проблемой. Даже на концерте в Atlas я просто поблагодарила тех, кто пришел, но чувствовала, что люди ждали диалога. Вдогонку сказала, что лучше буду петь, чем говорить. (Смеется).

Но ты достаточно свободно чувствуешь себя на сцене. Например, участие в проекте "Голос" четыре года назад.

Это потому, что за мной стоят мальчики: музыканты, звукорежиссер, световик, техники. Я уверена в их поддержке. А квартирник – это только я с гитаристом или я сама. Когда ты на сцене один – чувствуешь себя голым.

Все знают, что моим наставником на шоу была Диана Арбенина. В своей карьере она пережила нечто подобное. Ей тоже было страшно выходить одной на сцену, поэтому Диана организовала ряд акустических концертов, и только так переборола свою фобию.

Кто направляет тебя сейчас в творчестве? Я читала, что у вас нет продюсера, и даже деньги на один из клипов вы собирали самостоятельно.

С нами работают разные люди, которые отвечают за PR и менеджмент. Я рада, что мы их нашли, ведь я могу погрузиться в творчество и ни о чем не думать. Над первым альбомом мы работали с Евгением Ступкой, но на момент релиза началась война, и было совершенно не до музыки.

Сейчас мы сотрудничаем с самым талантливым, на мой взгляд, звукорежиссером страны – Сергеем Добровольским. Он работал с разными артистами: от Пугачевой и до нас. (Смеется). Также он помог со звуком для видео концерта в Atlas, которое мы недавно разместили на своем YouTube-канале.

Мне повезло быть эмоциональным придурком. Это и есть мой двигатель. Я постоянно сама себе даю пинок под зад, расстраиваюсь и перезагружаюсь.
Ты творческий человек и сама признала, что иногда тебе надо побыть в одиночестве. Насколько сложно для тебя контролировать эмоции вне сцены?

Мне повезло быть эмоциональным придурком. Это и есть мой двигатель. (Улыбается). Я постоянно сама себе даю пинок под зад, расстраиваюсь и перезагружаюсь. Единственное – мне безумно жаль людей, которые в этот момент находятся рядом.

Если тебе импонирует твоя эмоциональность, какую черту характера ты хочешь изменить?

Я очень стараюсь быть спокойной и не срываться на самых близких. Обычно, если мне что-то не нравится – говорю сразу в лицо. Сейчас я стала более деликатной. Пожалуй, все.

В твоем Instagram есть фотографии с занятием йогой.

Да, йогой я стараюсь себя немного притушить. (Смеется). Ты начинаешь дышать, расслабляться. После занятий мне даже говорят, что я выгляжу спокойнее. Обычно, практикуюсь дома по видеоурокам. Еще спасает плаванье, которым занимаюсь с детства. Мне нравится сила воды. Бывает, пока я плаваю, могу кричать под водой. В целом, моя жизненная философия основывается на стремлении жить и наслаждаться моментом. Например, нашим разговором и кофе.

Скажи, есть ли у тебя книга, которая сформировала твою личность?

Повторюсь, что меня впечатляют такие люди, как Чарли Паркер. Также на меня произвел впечатление феномен Ван Гога. Каждый раз, когда попадаю в Амстердам, иду в музей с его работами. Глядя на картины, понимаю насколько важно быть услышанным вовремя, ведь он – гениальный художник.

Биографический роман о Ван Гоге “Жажда жизни” я купила три года назад, гуляя по Арбату. Советую прочитать его каждому, кто потерял себя или не уверен в своих силах.

За время интервью ты вспомнила о Санкт-Петербурге, Москве и Амстердаме. Где тебе комфортнее всего?

Сейчас это Санкт-Петербург. Там каждое здание для меня дышит. Ты понимаешь, что здесь жили и творили великие поэты и художники! Каналы и мосты Питера содержат столько чего-то бурлящего, кровоточащего и живого, что ты не можешь не писать. Я люблю бывать там одна. Могу часами гулять, слушать музыку и наполняться атмосферой города.

Ты увлекаешься еще чем-то кроме музыки?

Я люблю писать картины маслом на больших холстах.

И что на них изображено?

В большинстве случаев, это портреты, которые я называю “абстракция в дурдоме”. (Улыбается). Когда внутри рождается эмоция, беру холст, выдавливаю краски и пишу пальцами. Обычно, я никогда не смешиваю краски, мне нравится чистый цвет.

Сейчас у меня коллекция из восьми картин. Одну я даже продала на благотворительной барахолке. Это были две женщины в виде треугольников. Как бы ты их не перевернул, они будут смотреть друг на друга сверху. Задумка была в том, что у многих девушек есть свойство быть надменными по отношению друг к другу. Честно говоря, меня это раздражает. Я считаю, что все женщины прекрасны.

Я готова идти навстречу организаторам и рассылать наши записи. Я не стесняюсь предлагать музыку Zetetics и не боюсь отказов.
Расскажи о ближайших творческих планах "Zetetics".

Мы хотим, чтобы нас услышала разная публика, в том числе и за границей. Поэтому обсуждаем и планируем небольшой тур по Европе. К сожалению, кроме Киева и Львова мы пока невостребованы в Украине.

Не понимаю, почему некоторые коллективы продолжают выступать там, где играли много лет подряд и не пробуют что-то другое. Я готова идти навстречу организаторам и рассылать наши записи. Я не стесняюсь предлагать музыку Zetetics и не боюсь отказов. Многие говорят, что не воспринимают наше творчество, а другие – наоборот. Тем не менее, мы боремся, не унываем и открываем мир с девизом – “Играть, играть и еще раз играть!”.