Территория искусства – это место для диалога: интервью с Катей Тейлор
Next

Интервью / вторник, 06 декабря

Территория искусства – это место для диалога: интервью с Катей Тейлор

Хрупкая и обаятельная Катя Тейлор, сегодня один из самых успешных экспертов по современному искусству в Украине. Она убеждена, что искусство развивает, делает человека лучше, чем он был вчера. Что это один из фильтров, сквозь который можно смотреть на мир и совсем иначе воспринимать его устройство, окружающих и себя, в частности. Конечно, как и полагается разговору с интересным человеком: новых вопросов мы получили больше, чем ответов на старые.

Что обычно вам хочется сказать в ответ людям, которые не всматриваясь в произведение искусства, чеканят: “Так может нарисовать даже моя дочь?”

Мне кажется, так проявляется защитная реакция человека: "Я этого не понимаю – значит, это неправильно". Любое художественное произведение, если оно уж оказалось в музее, то явно прошло определенный путь. То есть оно имеет какую-то художественную ценность и смысловую глубину. Не каждый зритель готов и способен глубоко "нырнуть". Кто-то предпочитает плавать на поверхности. Я отношусь к этому с пониманием. Главное, чтобы человек был открыт услышать что-то новое.

Когда вы сталкиваетесь с непонятным, вас это раздражает или увлекает?

Я воспринимаю это как практику для ума, даже если на полотне один мазок или один разрез, как у Лучо Фонтано. Это ребус, который любопытно разгадывать. Меня это не раздражает.

На уровне обывателя я интересуюсь наукой и космологией. Смотрю научно-популярные фильмы, читаю статьи. Если я читаю какой-то материал в "Википедии", например, о том, что собой представляют двойные звезды. Где первые три абзаца все доступно и понятно, затем появляются незнакомые слова, начинаешь переходить с ссылки на ссылку, чтобы разобраться, что все это обозначает и… начинаешь сходить с ума от объема информации и неизвестных слов. Тут уж я начинаю раздражаться и вспоминаю людей, которые не хотят глубоко нырять в современное искусство. (Смеется.) Потому что это требует дополнительных знаний, самообучения и зависит от того, настроен ли человек на познание вообще.

 

Фото: Коллаборационный проект Polina Veller и Zavod shopфото

 

Тому, кто отважился на глубокое погружение, с каких трех художников стоит начать?

Современные художники достаточно коротко и ясно выражают свои мысли. Например, Алевтина Кахидзе рисует в стиле примитивизма, но поднимает очень важные социальные темы, в том тему межличностный отношений и войны. Также стоит обратить внимание на группу РЭП. Несмотря на то, что на художественной сцене они находятся довольно давно, более мощного арт-высказывания за почти 13 лет не произошло. Авторы РЭПа – Лада Наконечная, Аня Звягинцева, Женя Белорусец Никита Кадан и другие как вместе, в рамках группы, так и по-отдельности работают с важными политическими и социальными темами. Например, Никита доносит революционные идеи часто в традиционном жанре – с помощью акварельной графики. Возможно, через его произведения было бы легче понять, какая миссия возлагается на современного художника. Никита рефлексирует на буквально окружающую среду, на дискриминацию прав человека, например. На то, что он видит здесь и сейчас,  а не на прошлое. Он выходит не просто написать пейзаж, а чтобы высказаться на определенную остросоциальную тему. Есть еще несколько на мой взгляд интересный художников – Гамлет Зиньковский, Иван Светличный, APL315. Буквально на днях у нас в Port creative hub открывается выставка Кати Бучацкой и Виталия Кохана.

Вы помните, когда вы сделали свой выбор в пользу искусства?

Я родилась в обычной советской семье. Но может быть немного с творческими корнями. Моя мама рисует, дядя Сергей Панов – поэт. В детстве, кроме "Нового мира" и "Советской энциклопедии" меня окружали и книги по искусству. Рассматривая каталог Эрмитажа, я представляла, что все эти картины и даже сам дворец принадлежит мне. (Улыбается.) Это была такая игра. Я представляла где бы была моя спальня, а где бы я принимала гостей. Но это так и осталось на уровне детской игры. Прежде чем я вернусь к искусству пройдет почти 20 лет. После окончания школы я поступила в колледж и стала портной верхней одежды, а затем поступила в университет на факультет "Экономика и финансы". Несколько лет работала, у меня было маленькое туристическое агентство. А потом я попала в Великобританию и меня поразило то, насколько иным может быть мир в трех тысячах километров от моего дома. И увидев однажды все эти музеи и вообще уклад жизни – я навсегда заболела этой страной. Какое-то время приезжала туда время от времени, проходила всегда по-возможности короткие курсы, в основном по фотографии, которой я тогда увлекалась. А потом решила, что все хочу в жизни изменить, и решила поступать в колледж, чтобы изучать то, что мне близко, а потом будь что будет. Но не тут-то было. Я не поступила – не сдала экзамен, и меня отправили обратно в Украину. Где я еще год буду учить историю искусства XIX и XX века, прежде, чем меня возьмут в колледж Christie’s Education.

Сегодня художник работает не с красотой, а с социальной проблематикой.

 

Фото: Сергей Сараханов

 

Окончив его, я приняла решение, что могу заниматься чем угодно в жизни, но это всегда должно быть прямо или косвенно связано с искусством. "Всегда" – это отголоски юношеского максимализма. Но тем не менее, спустя 9 лет я все еще плыву по этой реке.

С каким из ваших проектов вы хотели бы, чтобы вас ассоциировали?

Я за то, чтобы двигаться вперед. Одно из моих главных опасений – когда человека уважают только за его прошлые достижения, какими бы большими они не были. Надо делать важное и полезное каждый день из года в год. Чтобы не оставить подобных ассоциаций, не назову какой-то один проект. Но могу сказать, чем я занимаюсь сегодня. Веду программу об искусстве на радио "Аристократы". Она выходит по-вторникам, а готовлю я ее в воскресенье с утра до вечера. И если бы не "Аристократы", я бы не смогла уделить столько времени самообразованию.

Из нового, я также сейчас готовлю большую документально-художественную выставку на тему детей-переселенцев, которую организовывает ЮНИСЕФ. Этой выставкой мы надеемся обратить внимание на проблему внутренних переселенцев всех людей, которые живут в Украине. Наша целевая аудитория – это каждый украинец. Мы хотим увидеть тех, кому пришлось пережить переезд и тех, кто живет в городах, которые принимают переселенцев. Тех, кто открыт и тех, кто не готов к диалогу. Ведь мы верим, что территория искусства – это то место, где этот диалог может начаться.

Бывают опасные произведения искусства?

Если у человека радикальные идеи в голове, то он может посмотреть на цветок герани и пойти перерезать кому-то горло. Но в таком случае это может относиться к любому предмету, который по воле случая оказывается реактивом для нездорового ума. Полагаю, что произведение скорее не вызывает к действию, оно позволяет обратить внимание на что-то о чем мы забываем в обычной жизни. Это "линза", надев которую вы можете иначе посмотреть на какую-то проблему. Но искусство по-прежнему представляет интерес для небольшой группы людей, и остается непонятным для масс.

 

Это плохо или хорошо, что искусство – для небольшой группы людей?

Не знаю. Но мне кажется, что если бы искусством интересовалось больше людей, то мир был бы лучше.

 

Фото: L’Officiel Online. Спецпроект с #LOVEBOOKBOUDOIR

 

Занимаясь искусством, что нового вы открыли в себе?

Если сравнить меня сегодня и десять лет назад – это два разных человека. Я была постсоветским ребенком, который рано повзрослел. Была неблагодарной эгоисткой, как мне теперь кажется. Знакомство с искусством и погружение в него сделало меня более толерантной, отзывчивой и чуткой к проблемам других людей. Искусство помогает сместить фокус с собственного "я" на окружающий мир.

Одно из моих главных опасений – когда человека уважают только за его прошлые достижения, какими бы большими они не были.
Кому из авторов удалось разбудить самые глубокие эмоции в вас?

Когда-то на меня большое впечатление произвели "Кувшинки" Моне. Сидела часа полтора и смотрела на них в Тейт Модерн в Лондоне. Кто знает, может быть в другой день я бы прошла мимо, а может быть заплакала бы при одном взгляде на них. Склоняюсь к мысли, что восприятие картины определяет эмоциональное состояние человека. Картина отражает тебя, а не ты ее. Ты не зеркало, ты приходишь со своим набором эмоций и переживаний, опытом сегодняшнего дня и реакция может быть какой угодно. В свое время зрители теряли сознание на выставках Ротко от переизбытка эмоций, которые испытывали от просмотра его монохромных абстрактных полотен. Сам Ротко верил, что сильные эмоции, которые переживает он во время работы передаются зрителю. Джексон Поллок нанесением краски, буквально выплескивал собственные эмоции наружу. И глядя на них сегодня лично я тоже испытываю сильную экспрессию.

О Поллоке часто вспоминают в контексте бесед о художниках, которые не умеют рисовать.

Я стараюсь не вести дискуссии, которые остаются в плоскости невежества. Ведь противники современного искусства чаще ничего не знают о нем, поэтому осуждают. А переубеждать человека, который изначально агрессивно настроен – неинтересно. Я всегда советую в таких случаях почитать книги "Почему ваш пятилетний ребенок так не нарисует" авторства Сюзи Ходж, "Как говорить с детьми об искусстве ХХ века" Франсуазы Барб-Галль. И уж потом снова делать необоснованные высказывания.

На самом деле эти книги не для детей, а для взрослых. Для взрослых, которые по своим воззрениям остались детьми.

 

Фото: Сергей Сараханов

 

Но ведь искусство – это дело вкуса…

Только если мы говорим о старых мастерах. Современное находится в другой плоскости. Не в зоне компромисса, а вполне ясного взгляда на вопросы, на которые мы не хотим обращать внимание. Оно работает с контекстом, в котором мы с вами живем. Сегодня художник работает не с красотой, а с социальной проблематикой. И свое видение он может выражать в красивой или сознательно некрасивой форме. Это его право.

С кем из авторов вам было бы интересно вступить в диалог?

Наверное, с Луи Буржуа, Казимиром Малевичем. У Малевича были прекрасные лекции, с которыми он выступал в Киевской художественной академии. Было бы интересно послушать, что же он говорил на самом деле и насколько искажены эти материалы сегодня. А еще было бы интересно пообщаться с кем-то из художников Возрождения. Мы же очень мало знаем об этом времени. Зачастую автор был на службе у большого заказчика – церкви или правителей. Но ведь интересно, что он чувствовал на самом деле.

Вы когда-нибудь воровали произведения искусства?

Однажды украла икону. Это было очень давно во время моего первого переезда в город Донецк. Я снимала квартиру, в которой прежде много лет жила некая пожилая дама. Когда она скончалась, хозяева квартиры вывезли вещи, но осталась всякая мелочь, которая не представляла для них интерес. В числе ненужных вещей оказалась старинная икона написанная на дереве, поеденная разными жучками. Не думаю, что она представляет какую-то художественную ценность. Вот уже 15 лет как она переезжает со мной.

Как вы относитесь к использованию произведений искусства не по назначению?

Не по назначению – это если произведение спрятано в чулане и его никто не видит и оно никак не работает со зрителем.

 

Фото: Открытие выставки Омана Михайлова в Port creative hub

 

А книги?

А книги, которые находятся в библиотеке и которые никто не читает, потому что молодежь отдает предпочтение гаджетам – используются по назначению или нет? И еще, я бы сказала, что есть книги, которые стоит использовать не по назначению. У нас есть двадцатитомник Ленина, очень хочу использовать этот набор не по назначению. Сделать из него, например, журнальный столик. (Улыбается.)

Вы делаете пометки на полях?

Раньше загибала странички, делала пометки, рисовала на полях. Но потом я связалась с одним филологом и он просто сходит с ума, когда видит как я разворачиваю книгу и кладу ее лицом вниз. Поэтому теперь я просто сдуваю с них пыль. (Улыбается.)

На ваш взгляд, что давно пора причислить к произведения искусства?

Отношение друг к другу. Очень часто мы ведем себя нетолерантно и грубо.

Вы любите людей?

Ну да. Я просто их немножко боюсь. Я социофоб. Но они мне нравятся. Просто не могу общаться с ними долго и много, что в силу моей профессии приходится часто делать. Коммуникация с большим количеством людей – это сложно.

Каким произведением искусства вы бы хотели обладать?

Довольно долго людям было важно владеть землей, домами, людьми, чтобы доказать свою состоятельность. Это давно закончилось. В современном мире самые дорогие компании владеют интеллектуальной собственностью. Это то, что ценится больше всего. В этом смысле все, чем стоит владеть – это собственный разум. Все остальное не так уж важно.

Что касается коллекции, у меня есть небольшое собрание произведений, которые мне дарили или я покупала, вещи с которыми я хочу себя ассоциировать. Это небольшие графические работы современных украинских художников. Они достаточно простые и минималистичные.

 

Фото: Rozhenyuk Alexander. Лекция в Squat 17B

 

Есть вещи, которые вы боитесь потерять?

Вообще я не считаю себя человеком привязанным к материальным ценностям. Всю свою жизнь я переезжаю из дома в дом, из города в город. И каждый раз приходится что-то оставлять. Со временем я начала относится к этому легче и даже воспринимать как освобождение от прошлого. Но расставаться сознательно и потерять это ведь разные вещи. Однажды я не обнаружила машину возле дома, и мне стало очень обидно, потому что я подумала, что ее украли. То есть я как любой человек, который приобретает что-то с какой-то целью, не хотела терять никакие вещи, вплоть до самых банальных. Но владение вещами это не то, что делает меня счастливой. Но  мой филолог со мной не согласится, потому что он считает, что у меня слишком большой гардероб. (Смеется.)

Противники современного искусства чаще ничего не знают о нем, поэтому осуждают.
Знаете, что по легенде Анне Дело Руссо пришлось сделать непростой выбор между гардеробом и молодым человеком?

Передо мной такой выбор не стоит. Но если бы меня спросили готова ли я расстаться с гардеробом ради молодого человека, то, я бы рассталась.

С гардеробом, разумеется. Но и со слезами на глазах. (Смеется.)

С какими вещами из гардероба вы бы хотели ассоциироваться?

С какими-то бесформенными черными рваными балахонами.

Какие занятия не сопряженные с артом, приносят вам удовольствие?

Прогулки с собакой. Это своего рода медитация. 20 минут в дали от интернета, телефона, от решения любых задач. Это очень восстанавливает.

 

Фото: Открытие выставки Романа Михайлова "Голодный город" в галерее Invogue#art

 

По сюжету картины "Лобстер" в будущем в соответствии с законами социума одиноких людей направляют в отель, где они должны найти себе пару в течение 45 дней или их превратят в животных и отправят в Лес. Вы бы какое животное выбрали?

Волка. У него, как мне кажется, есть способность выживать в любых условиях. Это очень похоже на мою жизнь.

Чем для вас пахнет счастье?

Морем. Потому что ассоциируется с молодостью и свободой.

 

Все фото: личный архив Кати Тейлор