Интервью с дизайнером Али Саулиди
Next

Интервью / вторник, 03 ноября

Интервью с дизайнером Али Саулиди

Говоря правду в глаза, обувная культура в Украине развивается крошечными, но уверенными шагами - среди масс-маркета и люксовых брендов очень трудно удовлетворить свое желание найти одновременно красивую и качественную пару. Безусловно, если вы человек требовательный к комфорту и вкладываете некий смысл в приобретенные вещи. Постепенно на рынке появляются нишевые производители и, пожалуй, если начинать перечислять такие марки, сложно не начать с Ali Saulidi.

Обувь Али - это живой и дышащий организм, не аксессуар и не дополнение к образу, а самостоятельный и полноценный продукт, буквально требующий восхищения. Мы поговорили с дизайнером об обучении обувному делу в Украине, черном цвете, стереотипах и тонкостях процесса изготовления каждой пары.

Что изначально вдохновило вас заниматься обувным делом?

В моем случае мне это было понятно еще с осознанного возраста, когда в детстве ты задумываешься, что хочешь делать и кем быть. Я всегда не сомневался в том, что буду что-то создавать. Правда, в каких масштабах, и в какой форме это будет, я тогда не представлял. Меня манила архитектура, работа с формой, но заниматься обувью, одеждой у меня в мыслях не было. Я перевелся на эту специальность и таким образом открыл для себя этот мир. Зачем учиться какому-то делу, если не можешь применить потом свои знания? В 15 лет, в 12 лет, в 20 лет – зачем изучать что-то, если ты потом не будешь это использовать? Нет смысла. Сразу после того, как я начал обучение, еще практики у нас не было, а я уже старался научиться чему-то прикладному: первые модели, макеты, пробы, первые штрихи. Ступенька за ступенькой.

Очень часто выпускники-дизайнеры стремятся выехать за границу, поскольку бытует мнение, что наши ВУЗы выпускают не совсем профессионалов своего дела. Вы учились в Украине, или также имеете зарубежную практику?

На данном этапе я получал образование только в Украине. Конечно, я считаю, что это замечательно, когда есть возможность поехать за границу и путешествовать, набираться опыта. Это бесценно. Поскольку колыбель обувного искусства – это Италия, у меня есть такие планы. Когда я их осуществлю, и как это будет, я пока не могу сказать. Но у меня нет сомнений, что я поеду и возьму от обувного дела еще больше.

Есть ли зарубежные, или, возможно, украинские обувные мастера, чьими работами вы восхищаетесь?

Все мы живем в социуме, во время молниеносной передачи информации, цифровых технологий. Много информации витает вокруг тебя – это то, что ты впитываешь осознанно и неосознанно.  Это влияет и на мое мировоззрение, в том числе. Все люди, которые занимаются творчеством, создают вещи, объекты – они все на друг друга как-то влияют, хотят они этого или нет. Я открыто восхищаюсь многими дизайнерами. Например, Йоши Ямомото – он бог в том, что делает.

Ваши коллекции достаточно сдержанные по цветовой гамме. Это политика бренда или же в скором будущем мы сможем увидеть и кислотно-розовую пару от Али Саулиди?

Я не ставлю ограничения по цветовой гамме.  Ограничений вообще никаких нет, я считаю. Особенно в творчестве. Их просто не должно быть. Для меня не стоит вопрос в том, чтобы работать только в таких тонах, потому что это вроде как моя политика, я концептуальный бренд и т.д. Я передаю свои ощущения, мой продукт соответствует моему внутреннему миру – из темноты мы все пришли, и в темноту мы все уйдем, как говорится. Поэтому самый прекрасный цвет, самый глубокий – это черный. В нем тоже есть много оттенков, который наш глаз не может воспринять, и цветных в том числе. Это цвет философов. Работать с ним – каждый раз удовольствие, что-то новое и безграничное. Если в обуви нет кислотного, то его нет и во мне. Я люблю цвета, но их нужно правильно применять. Определенная яркая цветовая гамма – примитивна, слишком однозначна, слишком буквальна. Из черного и монохромных цветов можно черпать бесконечное вдохновение.

Большинство ваших женских моделей на высоком каблуке. Однако не всегда внешняя красота сопровождается практичностью и носибельностью. На что вы делаете ставку в первую очередь – на практичность или эстетику?

Мы стараемся держать золотую середину. Это утилитарность, чтобы было комфортно, и в то же время эстетически оправдано. То же касается обуви на высоком каблуке, на платформе. Я – человек дела. Я применяю свои знания в продукте, который произвожу. Зачем делать вещи, которые нельзя носить?

А если вспомнить обувь Александра Маккуина? Их же невозможно носить!

Это совсем другое направление. В целом, он не делал только то, что неносибельно. То, чем он занимался – искусство, творчество, которое не имело границ. В той реалии, в которой я живу, я хочу делать обувь, которая будет приносить не только визуальное удовольствие, не только шокировать, удивлять или вызывать негодование, но и чтобы она была оправдана в носке, человеку должно быть удобно и комфортно. Зачем тебе велосипед, на котором нельзя ездить? Зачем тебе машина, которая не заводится? Зачем тебе такие вещи, которые ты поставишь на полку? У всех (в том числе и у меня), бывают авангардные по удобству пары. Но то, что касается работы с клиентом и носибельной обуви, выпущенной под сезон, мы делаем так, чтобы было удобно.

Из скольких человек состоит ваша команда, и кто за что отвечает?

Я работаю в креативной нише, в управлении и направлении бренда, а мой партнер Олег занимается административными функциями, и во многом помогает мне. Мы вдвоем – это «голова». Очень многие модели я разрабатываю сам, образцы первых пар. Затем отдаю лекала своему конструктору, который дальше делает так, чтобы модель была максимально качественно сконструирована. От лекал зависит дальнейшая посадка на колодку, удобство. Что самое интересное, в обуви все расчеты в миллиметрах. Не допустимо, к примеру, делать усечку на 1,5 миллиметров там, где ее нужно делать на 0,5. Здесь нет таких больших отступов, как в одежде, где можно сэкономить на припуске. Каждый миллиметр на счету – чуть выше или ниже уже будет тереть, попадет на косточку. Поэтому просчеты – это очень важно. Далее - швея. Она шьет заготовки к обуви. Также отдельный человек, который занимается аксессуарами. Недавно мы стали производить куртки – это дело ведет тоже определенный человек. Мы обсудили отшив, дальше – сборка. Если говорить о масштабных коллекциях, где свыше десяти пар, у меня есть цех, где мастера собирают обувь в умеренные сроки с хорошим качеством. То есть, я подключаю людей для производственных масштабов. Ну и ко всему – единичные экземпляры, не для массовых продаж. Мы делаем такие под клиента, под индивидуальную мерку или же по эскизу. Это происходит четко под моим руководством, я контролирую каждый процесс, каждый мазок, каждый стежок.

Вы делаете свои модели на заказ?

Да, конечно. Это обычная история, я давно это практикую. Это удобно, ведь часто у нас выходит коллекция с ограниченным рядом – одна пара может быть только в двух размерах. Потом приходит человек, которому нужен свой, 36-й. И мы делаем под его ногу, под его мерки, меняются разработки колодки, посадка – все-все.

Сколько коллекций вы выпускаете в год?

Скажем, один сезон – как минимум одна коллаборация, от одной и больше. Также - мужская и женская коллекции. Четыре коллекции в год свои, плюс коллаборации. То есть, минимум шесть коллекций.

Какие материалы вы используете при пошиве?

Мы используем натуральную кожу из Турции и Италии. Фурнитура – в большинстве случаев тоже Италия, потому что часто среди украинского ассортимента очень сложно найти что-то качественное и красивое. Даже используемый клей – итальянский. Очень интересно поэкспериментировать с какими-то другими материалами. Я уже работал с неопреном, были и авангардные пары из полиамидхлорида –  кожа расплавляется сверху на пвх (прозрачная пластмасса), и выходит эффект растекшегося мазута, нефти. Сейчас мне интересно делать конкурентноспособный продукт и максимально оправдывать идею, которую я в него вложил. Это обувь, которую люди действительно будут любить и носить. Я не хочу играться в творца, который не задумывается о человеческих потребностях.

Вы упоминали об единичных парах, которые появляются в одном или нескольких экземплярах. Как часто вы их выпускаете?

Даже если я этого не хочу, такая модель все равно появляется. Когда разрабатывается коллекция, существует много вариантов, в какую сторону будет развиваться идея. Всегда есть источник вдохновения, есть эскизы, но часто у меня столько вариаций на тему одной модели, что воплотить их все – нереально. Мне приходится отбирать в коллекцию только те, что по многим критериям должны туда попасть – коммерческая составляющая, эстетическая, есть множество нюансов, влияющих на отбор. Бывает так, что первые две пары абсолютно отличаются от последующей линии. Человек, у которого будет такая модель, избежит повторений и ни на ком ее не увидит. Это первые экземпляры, которые не входят в полноценную коллекцию, а являются первородными.

Кристиан Лубутен говорит, что не любит сериал «Секс и город», так как из-за него его обувь стала мейнстримом. По вашему мнению, что убережет вашу марку от мейнстрима?

Если не попадет в такой сериал, как «Секс и город», то и убережет. А поскольку у нас такое не снимают, я думаю, бояться нечего. (смеется) А если говорить серьезно, все очень просто, и в этом вся сложность. Та обувь, о которой мы говорим – это туфли-лодочки на шпильке, стилетто. Это максимально сексуальная обувь, это классика, это шпилька – а что еще нужно девушкам? Сериал развил эту тему, популяризировал через СМИ. Представьте: реклама, которую ты видишь каждый день в течение сорока минут – это и есть популярный сериал. Сексуальная обувь плюс известное шоу равняется тому, что она стала раскрученной и превратилась в «икону обувной сексуальности и женственности».

Но ваша обувь тоже сексуальна…

Это очень личное – чувство восприятия, эстетики. Для кого-то сексуально – это когда каблуки скошены и загнуты носки, а для кого-то – когда нет ни одной пылинки на гладком лаке. Я бы не хотел, чтобы моя обувь стала дешевой. Да она и такой не станет, я в этом уверен. Она будет носиться людьми, для которых мое творчество и смысл того, что я вкладываю, так же близки. Тем более, моя обувь производится именно в Украине. В дальнейших планах - развитие и работа за границей: Париж, Лондон, близкое зарубежье. Мы растем.

Маноло Бланик считает, что обувь мало рассказывает о человеке. По вашему мнению, он прав?

Все очень спорно. Для кого-то достаточно прикрыть свою ногу куском кожи и избавиться от неприятных ощущений при ходьбе по камням. У тебя есть хорошая подошва, тебе не холодно и мягко ходить – ты удовлетворен этим. А для кого-то каждая пара буквально преображает день. Сегодня ты надеваешь эти ботинки, потому что хочешь быть именно в них, и это дает тебе заряд. То, что ты вкладываешь в обувь, в свой день, в вещь – в этой информации и есть вся суть. Только твое отношение может поменять реальность. Если для тебя она ничего не значит, как для Маноло Бланика, это и есть истина. Что такое истина? Ваше восприятие, и у каждого оно свое. Если Бланик в это верит, это истина для него. У вас она может быть своя. Нельзя мыслить оттенками серого, понятиями «да» и «нет». Это слишком узкий круг восприятия. У нас нет трех или пяти вариантов, у нас их столько, сколько космоса. А сколько космоса? Он безграничен.

Сколько пар в вашем обувном гардеробе и как вы выбираете себе обувь?

Не знаю, потому что никогда не считал. Всегда, когда у меня добавляется новая пара, мне все равно мало. Очень редко получается создать что-то для себя, так как обычно я очень занят разработками обуви для клиентов. Для себя у меня остается совсем немного времени, и, конечно же, для себя мне бы хотелось сделать что-то уникальное, но в результате все равно получается не так, как бы я хотел. Бывает так, что обувь, созданную для себя, дарю друзьям, т.к. она мне уже не нравится. Это мой замкнутый круг. В результате, приходится брать себе модели, которые я делаю для всех. Это странно, и я не совсем понимаю, почему это происходит, но тем не менее, в этом тоже что-то есть.