Мечта украинских детей полетит в космос. Интервью с американским художником Дэвидом Датуной
Next

Интервью / среда, 10 февраля

Мечта украинских детей полетит в космос. Интервью с американским художником Дэвидом Датуной

Американский художник грузинского происхождения Дэвид Датуна известен своим инновационным подходом к искусству и новыми техниками. Он - первый в мире создал произведение с искусственным интеллектом и Google-очками. Оригинальная техника нанесения линз сделала его работы узнаваемыми, его картины расходятся огромными тиражами, а эксперты внесли Дэвида в список самых продаваемых и дорогих художников мира.

В данный момент Датуна работает над уникальным проектом «Freespace», суть которого заключается в сборе арт-капсулы –  небольшого техногенного ящика с цифровыми произведениями искусства. К началу 2017 года Дэвид планирует закончить работу и, при помощи НАСА, запустить капсулу в космос. Редакция Maincream встретилась с художником, чтобы узнать, как будет происходить реализация столь масштабного проекта.

Как вам пришла идея невероятная создания арт-капсулы?

Она не невероятная. Эта идея приходит в голову каждому ребенку. Каждый хочет быть космонавтом, все хотят побывать в космосе. Концептуальная идея не нова, а вот реализация требует немало усилий и средств. Но я, как художник, отвечаю только за концептуальную составляющую. Целенаправленный план совершить "полет искусства" в космос появился три года назад, но тогда технически это было невозможно выполнить. Объем запуска составлял размер маленького грузовика. Это  было слишком затратно, слишком трудоемко. Сегодня арт-капсула представляет собой небольшой куб размером 50 на 30 см и весит 3-4 киллограма, а в течении года она станет размером в маленький теннисный мячик. Это ярчайший пример невообразимой скорости технологий. 

За последние несколько сот лет искусство стало элитарным и забыло о своем главном предназначении - служить народу.
Что этот "куб" будет делать в космосе?

Он будет петь украинский гимн! (Смеется). Он вмещает в себе всю информацию обо всех арт-работах и координатах участников. Он будет вам на телефон, на часы, на очки присылать информацию о том, где сейчас пролетает ваш рисунок. Вы сможете сами указать место, куда хотите послать ваш арт-объект, и он - в виде радиоволны - будет послан на конкретное созвездие. Все, что сейчас происходит - впервые в мире, и мы иногда сами не понимаем, какого "монстра" растим. Технологии апгрейдятся каждый день, и что мы получим на выходе - не знаем сами. 

Я себе представляла, что вы собираете картины, инсталляции в какой-то огромный ящик и отправляете это в космос…

Нет, конечно! (Смеется). Это все в цифровом формате. То есть, мы и правда собираем предметы искусства, в том числе рисунки детей – но все арт-объекты мы оцифровываем.

Это совместный проект с НАСА?

Не совсем. Я - самодержец. Концептуально и финансово этот проект принадлежит только мне. Но реализация будет, конечно, при помощи НАСА. У меня есть серьезные друзья, которые помогли мне с ними связаться и заключить контракт. В проекте, в общем, задействовано очень много людей. Моя команда - это ведущие специалисты передовых технологий, цвет нации, мозговой центр планеты. Я собрал лучших: Apple, Google, NASA. 

Я смотрел, как люди подбирают линзы: каждому нужен свой размер, свой цвет, своя выпуклость. Ван Гог говорил, что цвет определяет душу человека, для меня же линзы определяют взгляд человека. Так и возникла идея "View Points of Million", первого созданного мной американского флага в линзах.

Вы сами оплачиваете запуск капсулы?

Я горжусь тем, что моя страна поддержала меня в столь масштабном, возможно экономически невыгодном проекте. Это колоссальные средства, и, несмотря на то, что я вложил в проект все свои деньги, большую часть на это выделила страна. В прошлом году состоялся запуск капсулы, которая делала в космосе селфи, это стоило более 100 миллионов долларов. А ведь это было просто селфи. Мой проект в разы технически сложнее и интереснее. Сам запуск стоит недорого: от одного до пяти миллионов долларов. Недорого, в смысле для космоса. То, что мы делаем - это сумасшедшие деньги, с вашего позволения, сумму называть не буду.

По какому принципу вы отбираете работы?

Критериев нет, есть только свобода. Вся суть в том, что любой человек может принять участие. За последние несколько сот лет искусство стало элитарным и забыло о своем главном предназначении - служить народу.  

Расскажите, пожалуйста, о проекте с использованием искусственного интеллекта и Google-очков.

Это первое произведение в мире с искусственным интеллектом, первое произведение в мире, использующее Google-очки и первое произведение в мире, когда искусство и технологии были связаны на таком высоком уровне. Этот проект выставлялся в Национальной Портретной галерее в Нью-Йорке. Правила этой самой галереи гласят, что художник должен быть коренным американцем и на момент выставки быть мертвым лет уж как десять, но мой проект вызвал огромный резонанс в американском социуме, поэтому мне позволили выставлять его именно здесь, что впоследствии открыло мне двери в Белый дом.

Ключевая цель арт-капсулы показать детям, что мечты сбываются, и посредством рисунка, можно полететь в космос. Только мечтая, человек может построить новый мир.
Откройте секрет: что вы уже поместили в арт-капсулу? Произведения каких художников?

Дело не в художниках. Дело в детях. Этой капсулой мы хотим показать им, что мечты сбываются и можно посредством рисунка полететь в космос, в зону свободного мышления. Это и для будущих поколений: дети не должны забывать мечтать, только мечтая, человек может построить новый мир.

В рамках этого проекта, мы посетим детский дом, и на одном большом ватмане все детки нарисуют свою мечту, затем мы оцифруем рисунок и поместим в капсулу. Дети должны понимать, что искусство - это не только, когда у тебя есть миллиард долларов и ты можешь купить любую картину. Искусство делает нас лучше, свободнее. Свобода, в свою очередь, избавляет от страха, а когда мы не боимся - мы можем созидать. Прав я или не прав, идеалист ли я, утопичны ли мои идеи - они таковы. И в них верят, в них вкладывают огромное количество денег и посылают в космос.

Вы переехали в США целенаправленно, чтобы стать художником?

Я всегда был художником. Но кому в современном мире нужен художник без имени? Никому. Я обходил двести галерей и все было напрасно. Чтобы заработать на хлеб насущный, я стал работать в магазине оптики. Я был техником: резал линзы и вставлял их в очки, зарабатывал целых 400 долларов в неделю, чувствовал себя Биллом Гейтсом. (Смеется).

Я проповедую глобальность, но остро ощущаю необходимость поддерживать все национальное.
Так вам пришла идея создать первый флаг в линзах?

Да. Я смотрел, как люди подбирают линзы: каждому нужен свой размер, свой цвет, своя опуклость. Ван Гог говорил, что цвет определяет душу человека, для меня же линзы определяют взгляд человека. Так и возникла идея "View Points of Million", первого созданного мной американского флага в линзах. После этого я создал множество флагов разных стран, и каждый раз это разные линзы, разные взгляды людей на свою страну. Кроме этого, под каждой линзой сосредоточена разная информация, при каждом повороте головы - картинка меняется. Это целый калейдоскоп знаний и чувств.

В Грузии и Латвии вы подарили флаги президентам этих стран. Планируете ли подарить флаг Украины Петру Порошенку?

Я не дарил флаги президентам, я дарил флаги народу Грузии и Латвии в лице президента. Порошенку я не планирую дарить флаг. На 20-летие независимости Украины я уже сделал "Флаг Свободы" и передал его украинскому народу. Он выставлялся в рамках Art Kyiv, а потом он куда-то пропал, просто исчез, я до сих пор не знаю месторасположение своей работы.  

Сейчас вы работаете над флагом для какой-то страны?

У меня работает целая фабрика, и я в этом не уникален, у многих современных художников есть рабочие, которые воплощают их идеи в жизнь. У Ай Вэйвэя их, например, около сотни. В данный момент, я создаю флаг для Далай Ламы.

Художник - это человек, который должен не только зеркально отображать то, что происходит на планете. Он, по мере своих сил, должен направлять человека в сторону света.
Вы родились в Грузии и прожили там около двадцати лет, сейчас вы уже около двадцати лет живете в Штатах . Частью какой страны вы себя чувствуете?

Я проповедую глобальность, но остро ощущаю необходить поддерживать все национальное. Был период когда меня, как национальный элемент, никто не хотел признавать. Во мне четыре крови, и мне не удавалось стать нигде, то что называется, своим. Ни в Грузии, ни в Украине, ни в России, ни в Израиле. Я сам себя называю "метисом", "собакой дворнягой". Будучи таким нескладным человеком в плане национальности, я нашел себе прибежище в Соединных Штатах Америки, потому что это "страна дворняг", которые вдруг начали править миром. Я верю в глобальность, но тем не менее считаю, что очень важно сохранять локальные черты и поддерживать национальную идентичность.

Ай Вэйвэй, например, очень политизированный художник. Мои картины еще более политизированы, чем его, потому что у него очень локальная политизация. Ай Вэйвэй сегодня - это тот, кем был Илья Кабаков двадцать лет назад. И хотя Кабаков - гениальный художник, но все его искусство - это развал Советского Союза, он не проповедует глобальные идеи, как Дэмиан Херст, например, в работе "Смерть и жизнь". В тоже время Кабаков не говорит американскому народу: вот это (Советский Союз - прим. ред.) - ваше, он говорит: это  - часть нашей планеты. Это локально, но это мозаика. Вот что значит сохранить национальную идентичность, но при этом быть гениальным художником для всего мира. Редко, кому это удается. И Ай Вэйвэй такой же, только в китайском варианте. Такие люди как Кабаков и Вэйвэй пошли по трудному пути, потому что намного легче просто проповедовать глобальные идеи. Я в свое время изобрел для себя путь полегче, но сейчас я от него отхожу и возвращаюсь к национальной идентичности.

Мне раньше многие говорили: "Как ты можешь быть против Путина, если ты создал его портрет?". Эти господа - идиоты. Я сделал портрет Путина в 2011 году, когда его все целовали в одно место, сделал в виде Моны Лизы не просто так. Во всей Западной прессе мой посыл поняли: Путин - Мона Лиза? Что скрывается за улыбкой Путина? Прежде чем обвинять, неплохо было бы разобраться в концепции.
Вы изобразили портреты Натальи Водяновой и Стива Джобса. Вам это не кажется спекуляцией и способом заработать на чужом имени?

Вы и правы, и нет. Мне раньше многие говорили: "Как ты можешь быть против Путина, если ты создал его портрет?". Эти господа - идиоты. Я сделал портрет Путина в 2011 году, когда его все целовали в одно место, сделал в виде Моны Лизы не просто так. Во всей Западной прессе мой посыл поняли: "Путин - Мона Лиза? Что скрывается за улыбкой Путина?". Прежде чем обвинять, неплохо было бы разобраться в концепции.

Портрет Водяновой был специально создан для ее фонда и для аукциона Сhristie's. Его продали за 790 тысяч долларов, а все деньги перечислены детям. Портрет Стива Джобса был не просто лицом под линзами, я его создал из маленьких портретов Айн Рэнд, которая в свое время объяснила, как выглядит лицо современного капитализма. 

Но если вы у меня спрашиваете, есть у меня коммерческие проекты, которые продаются за большие деньги? Да, конечно, есть. Я продал двести портретов Мэрилин Монро в своей технике нанесения линз. Их прекрасно покупают, потому что люди любят ее. Также я делаю логотипы для Chanel и Louis Vuitton, их сотни продано. Это коммерчески? Да! Но у меня работает 300 человек, мне нужно им платить зарплаты. У любого художника так, это нормально. Бабочки Дэмиана Херста разве не так? Он сделал массу гениальных работ, но бабочки он создавал, чтобы заработать. Мы живем в материальном мире, и мы должны за свою работу получать деньги.