«Мое хобби – создавать других»: интервью с Нателлой Крапивиной
Next

Интервью / четверг, 30 августа

«Мое хобби – создавать других»: интервью с Нателлой Крапивиной

В этом сезоне мы записали много интересных разговоров, но самый важный из них мы оставили финальным летним выпуском. «Для меня режиссер – это Феллини, это Тарковский, Балабанов. Это люди, чей внутренний мир был настолько огромен, что не умещался в физическом теле человека», – цитата из этого интервью. Такого же мнения мы и о его героине. Продюсер, клипмейкер, режиссер и, в первую очередь, Человек – Нателла Крапивина в материале, который нельзя не прочитать.

Нателла, я очень давно наблюдаю за вами: интервью, комментарии, телепередачи... И на каком-то этапе в вашей риторике изменилась основная упоминаемая вами ценность – переместилась с бесконечной работы на семью. Что произошло?

Должна сказать, что до определенного возраста я была в некотором смысле «отщепенцем». Семья, конечно, много для меня значила, но я воспринимала ее несколько отстраненно, эфемерно, что ли. Я выбрала путь, который близкие не совсем понимали. У меня были сложные отношения с папой. Да и не только с ним.

Мне требовалось время, чтобы доказать себе и другим, что я не «прогорела» и сделала правильный выбор.

Позже, когда почувствовала уверенность, все изменилось. Непонимание переросло в уважение. Мне удалось сделать прорыв, в первую очередь внутри себя. После победы в этой маленькой войне с самой собой приоритеты были расставлены верно.

Что вам требовалось доказать?

Для меня всегда было важным, чтобы семья мной гордилась и уважала, а не просто любила. Очень часто бывает, что родители нас любят, но мы им не нравимся. Я хотела нравиться.

Не знаю, откуда берутся эти комплексы. Но мне кажется, когда папа начал меня уважать, его отношение ко мне изменилось. Возможно, тут играют роль традиции Кавказа. Ведь всем известно, что там женщина всегда остается на втором плане. Во всех пониманиях.

 

Ваша бабушка – судья, ваш отец известен как крупный предприниматель. И вот вы выбираете шоу-бизнес. Как был воспринят ваш выбор?

Шоу-бизнес не был выбором. Стечение обстоятельств или судьба, как угодно. Я не брала деньги у отца  на создание бизнеса, а просто взяла все свои накопленные за несколько лет сбережения и вложила их в «Орел и Решку». Это был огромный риск, о котором я ни разу впоследствии не пожалела. Сегодня это настоящая телевизионная империя, которая производит в год более 180 выпусков. Я очень горжусь этой профессиональной областью своей жизни.

Если говорить о конфликтах с папой, то дело было не в моем профессиональном выборе, а в личной жизни. Я разводилась с мужем, а для человека кавказской национальности такие вещи неприемлемы. Ведь у меня есть ребенок, а у ребенка должен быть отец.

Говоря об отце, хочется спросить – насколько сильно вы ощущаете его защиту в своей жизни?

Могу сказать так – я счастлива, что в моей жизни есть отец. Его присутствие дает мне сильнейшую моральную поддержку. Финансово я давно существую отдельно, хотя папа постоянно старается помогать всей своей семье, и за это я ему безумно благодарна. Он – огромный столп, на котором держится все.

В моей жизни было только несколько очень серьезных ситуаций, когда я пришла за помощью к отцу. Но это были действительно крайние случаи. Обычно все свои проблемы я решаю сама.

Большие проекты и успех случились с вами только после развода. А вы никогда не жалели о том, что не начали раньше?

Я очень часто думаю об этом и немного жалею, что не получила режиссерское образование, например,  которого мне сегодня дико не хватает. Так что да, я очень жалею. Но если бы я не вышла замуж, то не было бы Софии. А это ключевой момент, мое самое важное достижение в жизни. А еще я бы никогда не поняла, что замужество – не моя сильная сторона. Все так, как должно быть. Впереди у меня еще много наполненных лет. Мой опыт меня сформировал.

Вы однажды упоминали о том, что согласитесь на отношения лишь в том случае, если найдете такого же сильного мужчину, как и вы сама. У вас вообще очень сложное отношение к мужчинам, как мне показалось.

Да, очень сложное и не всегда понятное мне самой. Поэтому я одна. Когда твой папа – глыба, на которую всегда можно опереться, ты и на мужчин смотришь соответственно. Папа всегда был основой семьи, и все мы росли с этим ощущением.

Все мужчины, которых я встречала в своей жизни, не смогли даже немного приблизиться к «мощности» моего отца, в плане его влияния на меня или же наоборот, создать для меня другой фон. В моих реалиях женщины всегда были сильнее мужчин.

Я нисколько не сожалею о том, что долгое время могу быть вне отношений. Это моя реальность и она меня устраивает. Единственное, чего мне по-настоящему хочется – это ребенка. В отношения я особо никогда не стремилась.

Вам комфортно в одиночестве?

Чаще всего да. Каждый сам определяет, одинок он или свободен. Я для себя давно поняла, что не смогу ни с кем жить. Такой уж я человек. Либо мне нужен настолько же привязанный к собственному одиночеству человек рядом, либо я предпочту тот формат отношений, при котором мы просто встречаемся время от времени.

Моя проблема в том, что мне часто бывает скучно. А точнее – всегда. Кто-то в восторге от того, что валяется на Мальдивах, а я там буду сходить с ума. Мне постоянно необходимо что-то придумывать, генерировать новые идеи, писать, снимать фильмы.

Из-за того, что мне постоянно скучно, я должна поддерживать новизну в отношениях. Радоваться новой родинке у человека. Вот это интересно. Когда вы живете вместе, перестаешь замечать родинки.

Есть люди, которые в стрессовых ситуациях несут убытки везде, где только могут. А есть те, кто умеет правильно это «заесть». «Орел и Решка» вы создали в очень стрессовый период. Можно сказать, это был своеобразный способ «заедания». Как вы избавляетесь от стрессов сегодня?

Ой, «заедать» я люблю. Кстати, и в самом прямом смысле этого слова тоже. Спасибо Востоку (смеется). Если говорить о стрессе, то раньше я больше была подвержена «загуливанию» проблемы.

Сегодня, испытывая стресс, я просто закрываюсь дома и начинаю сама себе задавать вопросы, на которые ищу честные ответы. Ты даже не представляешь, как это мне помогает. Я впоследствии выхожу на совершенно другой уровень работы. Потому заедать не приходится. И еще сон. Чем глубже стресс, тем глубже я проваливаюсь в сон. Раньше меня «пожирала» бессонница, а сейчас я проваливаюсь в почти летаргический сон.

 

Мне кажется, что все, что вы создали со времен «Орла и Решки» – это тоже результат «заедания» проблем. Я прав?

К счастью, не правы. Я была очень счастлива весь тот период. К моменту встречи с ребятами из «Орла и Решки» я освободилась от очень сложных, деструктивных отношений и была на невероятном внутреннем подъеме.

Если за эти годы и случались стрессы, они были не настолько сильными, чтобы мне приходилось долгое время их проживать внутри себя.

Скажите, а у вас никогда не «укачивало» от собственной скорости? В образном понимании, конечно же.

Ой, еще как! От моего дикого ритма действительно подташнивает. Периодически я понимаю, что нужно делать паузы и вводить себя в состояние сомати. Благодаря замедлению можно выйти на новый уровень, таким образом рождаются новые проекты.

Например?

Например, 4 октября состоится премьера моего фильма. К глубочайшему сожалению, мне не удастся показать этот фильм в Украине. Но я обязательно сделаю закрытую презентацию для своих друзей и коллег, и мы вместе посмотрим это кино. Потому что я им очень горжусь.

Это кино о дружбе, первой любви и поиске себя в мире, который кажется враждебным и отчужденным. Таким мы его часто видим, когда внутри пустота. Отсюда наркотики и алкоголь. Фишка этого фильма в том, что он очень свободный! Это кино снял молодой и потрясающе талантливый Александр Горчилин, ученик Кирилла Серебренникова.  

Мне кажется, за вашим собственным «черным» кроется нечто совершенно белое и очень правильное.

Так или иначе, мы все заложники некоего имиджа. Для мамы я самый мягкий человек на свете, а для многих коллег – монстр. У каждого свои ориентиры, своя мотивация.

Черное может быть белым для вас, белое может быть черным для меня. Но каждый должен делать выбор. Как мы выбираем себе пальто или автомобиль, так же мы должны выбирать свое окружение. Если от окружающих вас людей исходит негативная энергия – надо бежать. Вот этот инсайт ко мне пришел давно.

А в мире «шоу-бизнесового кружевного белья» вы производите впечатление «косухи». Но в первую очередь вы – прямолинейный человек с правильными принципами. Работа с первым эшелоном в этой индустрии меняет. Расскажите о трансформациях, которые проходили внутри вас.

Потрясающее сравнение! (Смеётся.)

Очень важно сохранять внутреннюю целостность в мире, который так похож на лоскутное одеяло. А шоу-бизнес – это и вовсе огрызки ткани. Не в обиду этой индустрии скажу, что всё же она вторична. Сложно придумать новое на постсоветском пространстве.

Если говорить о принципах и трансформациях – все мы более менее одинаковы в этой индустрии. Выигрывают лишь те, кто умеет абстрагироваться от мира в глобальном смысле, но не забывает на него ориентироваться.

Почему вас боятся коллеги? Когда-то на одном из мероприятий я слышал даже такую страшилку «Вот Нателла позвонит...»

Не знаю, чем я могу «пугать». Но думаю, все дело в достаточно мощной энергетике. Я внутренне довольно сильный человек, многое могу преодолеть. Если я чего и боюсь, то потери близких. Это по-настоящему ломает.

Наверное, люди чувствуют мою силу и им кажется, что она меня приподнимает над ними. Но поверьте, находятся и те, кто способен мне противостоять и поставить на место. По жизни я вообще очень мягкий человек. Это все знают, и поверьте, пользуются. Особенно мой ребенок (смеется).

Совершенно бы этого не сказал, если вспомнить о конфликтной ситуации в Ивано-Франковске…

Ох. Если говорить об этом, то я пыталась выйти несколько раз в толпу, но меня не пускали. В конце концов я просто не выдержала. Они настолько меня раздражали, что не было сил сдерживаться. Это слабые люди, которые умеют только выполнять приказы. У них нет ни воли, ни ума. А я не боюсь глупых и безвольных людей.

У меня в жизни был лишь один случай, когда мне стало по-настоящему страшно. Это случилось на частном корпоративе, когда заказчик вылез на сцену к артисту. Даже его охранник побоялся что-то сделать, а я – нет. Это был тот момент, когда я почувствовала необходимость позвонить отцу. Потому что этот мужчина действительно был готов меня ударить и даже сломать челюсть. Настолько высок был уровень его агрессии. Но, благо, все обошлось.

Для вас есть четкая грань между политикой и шоу-бизнесом...

Приоритеты – это важно. Выстраивание приоритетной иерархии – серьезная наука, которой я до сих пор учусь. Да, я никогда осознанно не сотрудничаю с фигурами первого политического эшелона, так как не хочу компрометировать своего артиста.

Понимаешь, грань между беспринципностью и принципиальностью очень тонкая. Всегда будет кто-то, кому будет казаться, что для тебя деньги не пахнут, в то время как ты от многого отказываешься именно по причине чистоплотности. Субъективный фактор играет решающую роль. Человек всегда будет стараться быть объективным и всегда будет проигрывать, так как слишком высока склонность к оценочным суждениям. Иногда может казаться, что ты не переступаешь черту, а кто-то уже кричит, что ты заплыл за буйки.

После определенных событий в Украине я разделила для себя людей на человеков и человечков. Так вот эти самые человечки и заигрываются. Они ищут малейший повод пощекотать свое убогое тщеславие.

И в шоу-бизнесе то же самое. Многие забывают о том, что их главная цель – музыка, и мнят себя мессиями. Но по факту они просто поют на сцене. Они функции, а нужно стремиться стать личностью!

Важно помнить о том, кем ты являешься на самом деле. Я думаю, внутри у таких людей происходит дикий конфликт. Многие его не выдерживают. Потому что внутри них идет война. А выжить на войне очень сложно.

А что насчет проекта LOBODA?

Изначально это все начиналось как дружба. Мы много общались, встречались в общих компаниях, дружили. В какой-то момент я начала  уговаривать Светлану многое изменить и в имидже, и в позиционировании. И вдруг она согласилась. Так появился клип «Облака».

Это была другая Лобода. Света почувствовала это и стала мне доверять. Все остальное – дело техники. Продюсером в полном смысле этого слова я стала только спустя три года. Это произошло не тогда, когда я выучила процесс создания песни и ее запуска, и тем более не тогда, когда мы стали гастролировать 20 дней в месяц, а когда я изучила всю линейку световых приборов и поняла, что продюсер – это еще и технический директор, психолог, администратор и pr-менеджер. Нет какого-то аспекта, который можно упустить – так, чтобы артист не пострадал.  

В одном из своих интервью вы сказали, что для вас очень важно в своих артистах и людях вокруг – видеть трагедию в их сердце и глазах. А насколько важна для вас лично амплитуда собственного счастья?

Когда человек выходит из подросткового возраста, он, как правило, становится конформистом, поэтому процент внутренних переживаний заметно снижается. Но я так устроена, что без страданий долго не могу. Надо мной друзья всегда смеются и говорят: «Ты как грузинское кино – в конце всегда кто-то умирает». Я отношусь к этому позитивно. Страдания шлифуют, очищают. Они делают нас интереснее.

Но в определенный момент я перестала искать поводы для этого. Когда ты уже взрастил в себе правильную «фактуру», перестаешь нуждаться в дополнительных стимулах, ты пользуешься и подпитываешься накопленным эмоциональным бэкграундом или историями, которые наблюдаешь со стороны.

Вопрос о вашем погружении в артиста. Насколько глубоко оно происходит? Переносите ли вы личные проблемы артиста на себя?

Я очень переживаю за всё, что происходит между мной и артистом. Если говорить о Свете, то все ее проблемы – мои, потому что она часть моей семьи. Это даже не обсуждается.

Вы даете очень откровенные ответы на все вопросы, но никому не показываете свои стихи. Почему?

И не покажу, потому что почти все уничтожила (смеется). Как-то мне сказали, что я очень испорчена хорошей литературой. Так что я точно знаю, что такое «хорошо» и что такое «плохо». Я никогда не покажу то, что, на мой взгляд, абсолютное баловство. Для хороших стихов нужны такие пожары внутри, такой исключительный ДАР!

Это как с режиссурой. Меня часто спрашивают почему я не сниму кино сама. Но, ребята, это фантастически сложное мастерство! Нужно настолько тонко понимать от начала и до конца всё, что ты хочешь сказать, нужно иметь такой разряд, который мощно ударит тебя в сердце! Мне всегда жаль тех, кто, снимая клипы, какие-то «сюжетики», серьезно именует себя режиссерами. Для меня режиссер – это Феллини, это Тарковский, Балабанов. Это люди, чей внутренний мир был настолько огромен, что не умещался в физическом теле человека.

А когда твое эго больше, чем ты сам, – ты не можешь быть творцом. Я очень четко осознаю свое место в жизни, хочу бросать зерна в землю снова и снова, хочу помогать людям находить себя в этом непростом мире. Как сказала одна моя близкая подруга: «Мое хобби – создавать себя, твое – других».

Финальный вопрос я бы хотел посвятить теме одиночества, которую мы поднимали ранее. Насколько я знаю, София скоро улетит учиться в Лондон. Вы не боитесь остаться одна? Ведь ментальная связь детей и родителей в таких случаях несколько видоизменяется.

Ну, во-первых, София будет находиться всего в паре часов лета от меня, и мы будем видеться раз в месяц, путешествовать куда-нибудь вместе. Есть скайп, фейстайм и всевозможные технологии, способные хоть немного облегчить тоску по друг-другу. Ну и потом есть цель. Общая цель. Классное образование – это лучшее, что родители могут дать своему ребенку. А если Вселенная будет не против, у меня появятся еще дети. Главное в жизни – выстроить диалог с душой и любить жизнь, ничего от нее не требуя.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание рекламных материалов и информационных статей, комментариев и дневники пользователей, которые размещены на страницах сайта, также за последствия их публикации и использования, а так же за убытки понесенные в результате использования или неиспользования его информации и сервисов. Мнение авторов статей, комментариев, дневники, размещенных на наших страницах, могут не совпадать с мнениями и позицией редакции.