ИДЕАЛЬНЫЕ ЛИНИИ: Анна-София Шеллер
Next

Спецпроекты / четверг, 01 ноября

ИДЕАЛЬНЫЕ ЛИНИИ: Анна-София Шеллер

Эталон физической красоты. Изящный силуэт. Тонкие изгибы. Боль. Падения.Травмы. Так что мы знаем о балете на самом деле? История идеальных линий – у каждого она своя. Maincream совместно с ЖК Skyline рассказывает о неиссякаемом желании совершенства, любви к своему делу и внутреннем ощущении красоты.

Анна-София Шеллер стала единственной приглашенной балериной из Нью-Йоркского Балета. Мы удостоились чести поговорить не только о принципиальных различиях западной сцены и украинской, но и затронуть самые тонкие струны души. Пронзительная история упорства и любви – во втором разговоре проекта.

Hair and makeup: beauty salon YES PLEASE

У вас уже была возможность оценить профессиональный уровень ваших украинских коллег. Заметны ли какие-то различия между украинской и американскими балетными труппами?

Да, я заметила, что вы больше времени уделяете деталям, больше времени проводите в репетиционных залах. Например, в Нью-Йорке за одну ночь может пройти несколько балетов, поэтому репетиции минимальны. Все очень быстро и никто не репетирует поворот головы по нескольку раз.

Почему вы приняли решение заниматься классическим балетом? Этот вид искусства был вашей мечтой или скорее чьим-то наставлением?

Когда я была в первом классе, мой брат ходил в футбольную секцию. Я же в это время скучала от безделья. Мама это заметила и предложила ходить в школьный кружок танцев. И уже там педагоги обратили внимание на то, что у меня хорошие данные для балета и посоветовали отдать меня заниматься им профессионально, чему я была  очень рада.

На протяжении 13 лет вы работали в New-York City Ballet. Сегодня вы прима-балерина балета Сан-Франциско. Почему приняли решение перейти в другую труппу?

Танцевать классический балет я мечтала с детства. Еще с тех времен, когда училась в Аргентине. В  Сан-Франциско репертуар классических спектаклей по-настоящему огромен. В Нью-Йорке же, он состоит из постановок Баланчина или Ратманского. В какой-то момент я почувствовала, что занимаюсь совсем не тем, чем хотелось бы.

Меня жутко раздражало все вокруг. Казалось, что я остановилась, застряла, перестала развиваться. Но когда я начала искать, куда перейти, оказалось, что работу найти не так-то просто.

Рынок переполнен прекрасными артистами балета, и все места были просто заняты. И вот, после периода безуспешных попыток, когда я уже хотела возвращаться в Аргентину — меня пригласили на просмотр в балет Сан-Франциско.

Чем бы вы занимались в Аргентине, сложись все не так успешно в Сан-Франциско?

Я думаю, что все равно моя работа была бы связана с балетом. Я не очень хорошо представляю себя в качестве педагога, но мне нравится быть репетитором и помогать молодым артистам готовить классические вариации. Это доставляет мне огромное удовольствие.

Насколько балет популярен в Америке? И насколько велика разница в увлеченности балетом людей в Америке и Украине?

У вас балет очень популярен. Мне кажется, это важная часть вашей культуры, потому что по сравнению с Америкой украинские артисты просто национальные герои, мне кажется. В Америке если предоставить молодежи выбирать между рок-концертом и балетом, они выберут первое.

Посещаемость театра еще падает с появлением на YouTube каналов балетных артистов. Зритель говорит: «Зачем мне тратить время, деньги и идти смотреть на нее в театр, если я ее уже видел в Интернете».

 

А ведь поход в театр — это не только  наслаждение зрелищем, но и красивый ритуал, когда семья собирается вместе и идет на балет. Мне кажется, это очень здорово, потому что родители таким образом прививают любовь и интерес своих детей к этому искусству.

Вам удалось привить любовь к балету кому-то из вашего окружения?

Моему младшему брату, с которым я вместе выросла. Нас в семье шестеро детей, но самые близкие отношения сложились именно с младшим братом. После общения со мной он стал большим поклонником балета, который, по его словам, очень часто посещает в Аргентине.

Когда мама и папа были живы, они тоже всегда ходили на балет. Они были моими самыми большими поклонниками. Пару дней назад, приехав в Киев, мне взгрустнулось о том, что мама уже не может приехать и быть со мной на спектакле. Думаю, она бы мной очень гордилась. Я сейчас расплачусь…

Мне не хочется вас расстраивать, поэтому давайте сменим тему. Есть вещи, которые могут вас по-настоящему разозлить?

О да! Я совсем нетребовательна к комфорту, но есть один обязательный пункт. Будь я в квартире или гостинице, самое важное для меня —  удобная подушка. Все отели, в которых я была, для меня на одно лицо, но один из них я запомнила на всю жизнь, потому что там была просто ужасная подушка. Еще я просто ненавижу необязательность. Не понимаю, как можно что-то пообещать и не выполнить. Особенно если это пообещал мужчина.

Рядом с вами сейчас есть мужчина? Ведь побочный эффект вашей профессии — очень сильный характер и требовательность к себе. Вы так же требовательны и к своим мужчинам?

В данный момент я не связана отношениями. Но исходя из предыдущего опыта, считаю, что для меня очень важно, чтоб человек понимал и уважал мою культуру, говорил на моем языке.

Я очень люблю свою семью и часто с ними общаюсь, и хочу, чтобы мой мужчина так же любил мою семью и хотел стать ее частью. Вообще, чем дальше, тем сильнее общность менталитетов становится для меня одним из самых важных условий.

А насколько вы готовы менять себя ради любимого человека? Ведь чем сильнее личность, тем сложнее ей меняться ради кого-то.

Я готова сделать многое, если вижу такую же отдачу с другой стороны. Никогда не буду делать что-то ради человека в одностороннем порядке. Единственное, что я не готова поменять ни при каких условиях — это перестать заниматься балетом, потому что это мое любимое дело. Но мне 31 год и я хочу детей. Ради ребенка, возможно, я могла бы сделать паузу. Ведь балет — это не навсегда, а семья — это святое.

Последний вопрос, который мы традиционно задаем всем нашим героиням. Если бы у вас была возможность вернуться в прошлое и встретиться с юной Анной-Софией Шеллер, когда та только начала свою балетную карьеру, — что бы вы ей сказали?

Я ей скажу, что это не будет легко. Но не для того, чтобы остановить ее. Просто предупредить, что путь предстоит тяжелый и чтобы пройти его до конца, балет нужно очень сильно любить. А еще я бы сказала,  что всегда кто-то или что-то будет ей мешать или расстраивать, но она должна уметь видеть цель и не распылять себя на негатив.

Нужно привыкнуть к тому, что эта профессия очень зависима от чужого мнения. Ты можешь быть сколько угодно талантливой, но люди, от которых ты зависишь, могут этого не видеть. Но это не значит, что нужно перестать верить в себя. Это значит, что нужно стать сильнее и просто найти для себя идеальный путь.

И посоветовала бы ей, никогда не слушать тех, кто будет говорить: «Это плохо, это никуда не годится». А прислушиваться к тем, кто скажет: «Это хорошо, но можно сделать еще лучше». Это та поддержка, которая была нужна мне, как балерине.