Алиса в стране чудес: Даша Суворова в специальном интервью для Maincream
Next

Интервью / вторник, 04 июня

Алиса в стране чудес: Даша Суворова в специальном интервью для Maincream

«Я хочу, чтобы это интервью называлось Dolce Vita. Можно?» – спросила Даша. Конечно, можно было бы назвать этот материал «Грустный Fashion», ссылаясь на название новой пластинки Суворовой. Но все же наша встреча – не о грусти. Однако, позже, когда материал был готов, стало ясно, что Dolce Vita Даши – это больше, чем дань гедонизму в минуты радости. Это настоящая страна чудес с собственными правилами.

В этом материале Maincream отходит от классического формата интервью и взамен предлагает вам историю – честную и очень настоящую, как и сама Даша. Историю о неподдельных чувствах, красивой музыкальной эстетике, карьере и, конечно, о новом альбоме, в песнях которого сосредоточена вся энергия этой невероятной исполнительницы.

 

Я узнала ее в первую же секунду. Слегка рассеянная и вместе с тем как-то по-счастливому суетная, она поднялась по лестнице мне навстречу, пробравшись к столику между двух вазонов с цветами.

«Я на вас посмотрела и сразу все поняла. Такая красивая сидите и одна…» – сказала Даша. «Я вас тоже сразу заметила. Хотите просекко?».

 

Интервью делать не хотелось, мы обе знали, что это должен быть разговор. Чистый и глубокий, как поздняя весна. И обязательно о любви.

«Давайте без вопросов. Я просто расскажу вам о новом альбоме». «Нет, давайте о любви», – хотела сказать я, но не пришлось. Она сама начала.

 

«Знаешь, – мы тут же перешли на «ты», – я шла сюда и вспоминала о том, сколько раз я обещала себе больше к нему не ездить. Он очень повлиял на мою музыку. Особенный человек. От него я узнала, что группа «Кино» – это танцевальная музыка. И так во всем. Его парафия – ритмы. Он открыл мне многое. Я думаю, в этом и есть жизнь. Так это просекко, да?».

 

Закуривая и теряя умиротворенный облик Даши в клубах дыма, я подумала о том, что эта остаточность и есть самое главное в отношениях. Люди уходят. И если кто-то из них оставляет после себя лишь каплю, то некоторые – целый океан, в котором почему-то совсем не страшно тонуть. «Но важнее то, что остается после…», помните?

 

«Странно, но другой человек, тот, с которым я была обручена и прожила четыре года, после себя ничего не оставил. Я часто об этом думаю. Любила ли я его? Очень. Я любила всех, с кем была. А по-другому и не может быть. Об этом много говорится в моих песнях. Но все же ничего не оставить после себя… как такое возможно?».

 

Но если любовь не оставляет ничего после, была ли любовь вообще? Когда я задала этот вопрос Даше, она задумалась и призналась, что до сих пор не нашла ответа, но тут же добавила, что истина открывается лишь после того, как настает финал. Правдивое отношение человека к тебе ты сможешь увидеть, лишь когда его не станет в твоей жизни. Что он забрал с собой и что оставил? Это уже совсем не о любви. Здесь действуют другие законы. После всегда лучше видно.

«Твои песни рождаются после или во время?», – спросила я. – «Всегда после и никогда по-другому. Я не могу во время, я пуста от счастья».

 

Несмотря на то, что в «здоровом социуме» принято говорить, что всякая настоящая любовь созидает, я знаю, что она может быть разрушительной, может быть токсичной, но даже после этого не перестает быть любовью. Да, сначала она разобьет тебя, но после – обязательно оставит целостное творчество. Я все говорила, а Даша курила и утвердительно кивала в ответ.

 

«Любовь имеет разные характеры. Я не согласна с тем, что у всех она идентична. Знаешь, человек, с которым я была обручена, никогда не возвращал меня, когда я уходила. Это одна из самых знаковых историй для меня. «Мы» закончились, когда он исчез. Остались все его вещи, осталось все. А он – нет. В конце я просто получила письмо о том, что больше он не вернется. Я, кстати, впервые об этом говорю. Девушка, можно еще бокал?»

Когда я спросила Дашу, можем ли мы об этом писать, она ответила – да. Потому что ей больше не больно. Потом мы долго говорили о том, как некрасиво иногда уходят люди и о том, что мы, женщины, умеем делать это поэтично. Порой мы сумбурно врываемся в чью-то жизнь, но оставляем за собой эту удивительную способность – уйти красиво.

 

«Есть только одна парафия, которая удерживает людей вместе – это любовь. Другого не дано. Когда у людей, особенно у мужчин, любовь проходит – с ней проходит и все остальное. Чувство сожаления, преданность, ответственность за чувства… уходит все. Это хладнокровие на самом деле свойственно любому человеку. Я тоже поступала так с теми, кого не любила. Это касается любого вида отношений, и дружбы в том числе. Как раз вчера я написала об этом песню».

 

Сегодня Даша как никогда сильно верит в закон бумеранга, много пишет и готовит к запуску свой новый альбом «Грустный Fashion».

«В этом альбоме очень много сказано об отношениях с людьми и о кармических связях между ними. Такие связи невозможно игнорировать, за ними можно только наблюдать. Этот альбом станет моей отличительной работой в сравнении со всем остальным, что я создавала до этого. О моде ли он? Частично да. Мне удалось глубоко проникнуть в мир моды и увидеть его изнутри. Эти стрёмные лица, которые не отличаются друг от друга. Эти коллекции, вплоть до каждой нитки повторяющие работы известных исторических личностей в мире дизайна, которых уже нет в живых. Все это в комплексе я назвала грустным fashion. Грустный, потому что ничего веселого я там не нашла. Давай-ка, пожалуй, выпьем за Dolce Vita».

 

На прошлой неделе Даша написала новую песню в альбом. Она называется «Алиса в стране чудес». Как говорит сама Даша, именно эта песня стала знаковой в этом альбоме. А в строчке «мое простое искусство забрало все твои чувства» заложен месседж всего альбома, который всегда будет, конечно же, о любви. А еще о власти и городе с перламутровым небом.

 

«Для этой пластинки я осознанно выбирала определенные барабаны. Вся музыка будет подобна той, что играет в фильме «Брат-2». Я даже записала отдельный трек, посвященный Сергею Бодрову. Услышать все целиком можно будет уже осенью, а пока что я еще готовлюсь».

 

Мягкое обеденное солнце скользило по нашей террасе, звонко отражаясь в розовом игристом. В какой-то момент мы обе замолчали, наслаждаясь моментом. «А, пожалуй, в любой Dolce Vita есть доля грустного fashion», – подумала я. Ну и пусть. Мы все сотканы из противоречий. Парадокс – новая религия ХХІ века. И, в отличие от любви, здесь нет места атеистам.