Стильно, здорово и невероятно вкусно: 3 года Фестивалю Уличной Еды
Next

Foodstyle / вторник, 09 августа

Стильно, здорово и невероятно вкусно: 3 года Фестивалю Уличной Еды

Любимому гастрономическому фестивалю киевлян исполняется 3 года! За это время стрит-фуд кардинально сменил свой статус. Из блюд “второго сорта” бургеры, хот-доги, вок, бейглы и многие другие превратились в модные лакомства для столичных гурманов. И фестиваль Уличной Еды – одна из главных причин такой серьёзной перемены. Эти ребята показали и доказали всем, что любая еда может быть произведением искусства.

 

 

Женя и Аня Гонтарук
Ulitka bar, Сьешь лягушку

Женя: С 2006 года я работал сомелье в ресторанах Киева. Безусловно, это интереснейшая и тонкая профессия, которая требует широкого кругозора и постоянного обучения. Так как вино и еда тесно связаны, я старался много общаться с шеф-поварами и су-шефами, наблюдать за рабочим процессом, интересоваться нюансами приготовления разных блюд для фудпейринга. Время от времени я готовил или иное блюдо дома и, как мне кажется, у меня неплохо получалось. Как и многие молодые ребята, я хотел иметь свое дело. Но страх и отсутствие опыта сдерживали от активных действий.

В определённый момент я услышал о Фестивале Уличной Еды. Тогда я подумал, что это может стать неплохим шансом для старта. Началось всё с диспенсерного рюкзака для лимонадов, потом были бургеры, после бургеров – ряд других кулинарных экспериментов. В конце концов, мы решили остановиться на улитках. В мае прошлого года я ушел из ресторана и решил сосредоточиться только на развитии своего дела.

Мы с Аней неоднократно называли Уличную Еду настоящим трамплином. Наша жизнь перевернулась с ног на голову и мы ни капельки не жалеем об этом! Мы делаем то, что любим. И у нас есть команда, которая также любит и уважает то, что мы делаем, и уважает тех, для кого мы это делаем.

Аня: 8 лет я проработала в рекламе, но в кризисный 2009 год наше агентство закрыли. Пришлось искать другие источники заработка. Именно тогда я впервые соприкоснулась с ресторанной сферой – в качестве маркетолога. Меня возмущали инструменты маркетинга в этой сфере, точнее – их отсутствие. Так что я решила туда не соваться. А в последние три года до старта нашего проекта  я работала в одной из крупнейшей автомобильных дилерских сетей в Украине. Я была уверенна, что нахожусь в своей стихии. Менять вектор своего профессионального развития не собиралась. К тому же, я всегда придерживалась принципа “не работать с мужем”.

Но по состоянию здоровья мне пришлось уйти с работы. После этого я задумалась, чем заниматься дальше. Уже тогда Женя вместе с партнёром участвовал в фестивалях Уличной Еды. И они иногда обращались ко мне за консультациями по рекламе. Постепенно я начала вникать в это дело всё больше и больше. И поняла, что мне реально нравиться кормить людей! Сообща мы начали развивать свой проект с улитками, потом реализовали еще один –  с лягушками. Как оказалось, иногда нужно отказываться от своих принципов ради пользы для общего дела!

Для нас сейчас это больше хобби, чем бизнес. Сухим словом "бизнес" мы не можем его назвать, потому что нас интересует не только прибыль. Мы занимаемся таким продуктом, на котором пока сложно сделать бизнес в нашей стране. Скорее мы несем миссию по развитию локальной гастрономии. А миссию невозможно нести без веры и любви!

 

 

Тарас Парандій
Димне м’ясо вiд Тараса, Fishborn

До Вуличної Їжі в мене був досвід в організації навчальних програм, в туризмі, продажах та маркетингу. Але жоден з моїх попередніх проектів не був повязанаий з кулінарією. В своєму першому фестивалі Вуличної Їжі я взяв участь виключно з подачі Романа Тугашева, а також з простої людської цікавості. Мені хотілося знати, як це все працює. Ососбливих планів переходити в фуд-напрямок в мене тоді не було.

Усі рецепти були взяті мною з подорожей Скандинавією та Австрійськими Альпами. Кухня цих регіонів відображає моє уявлення про смачну та просту їжу. Для такої використовується виключно свіжий продукт та мінімум спецій – це дозволяє відчути справжній смак м’яса.

На фестивалях у нас повністю сформувалася схема роботи і розуміння, як все має виглядати. Та наш продукт знаходиться в такій ціновій категорії, що виходити з ним на вулиці поки немає сенсу. Люди шукають щось недороге, але якісні та імпортні товари рідко бувають дешевими. Так що зараз вулична їжа для мене  – це хобі. Завдяки йому я відкрив для себе ринок виробництва натуральних копчених продуктів.

 

 

Григорий Герман
Кухня Германа

До Уличной Еды я работал в такой любопытной отрасли народного хозяйства как телевидение. Устроился году в 2006 ведущим развлекательного толка. Впрочем, я и сегодня там работаю. Сейчас готовлю сразу два ТВ-проекта, которые будут связанны с кулинарией.

Благодаря Уличной Еде я значительно расширил сферу своей деятельности. Спровоцировал это, наверное, какой-то чертёнок, специализирующийся на авантюризме. Или ангелочек с той же специализацией. Пока это сложно понять... В какой-то момент мы с женой просто не нашли ответа на вопрос "А почему бы и нет?”. Вот и решили попробовать.

Готовить я учился у всех понемногу. Книги, журналы, опыт. Для изучения основ (как резать, на чём жарить, в чём запекать и т.д.) брал несколько занятий со знакомыми шефами. Сначала смотрел, потом пробовал, потом помогал. Нарубил килограмм 20 шампиньонов и килограмм 15 лука репчатого мелким кубиком на фуршет –  вот и научился резать. То же и со всем остальным. С бизнес-процессами, конечно, сложнее. Они у нас все еще в процессе наладки. Но мы уверены, что все будет хорошо. Потому что у нас есть главный элемент всех бизнес процессов – команда. А Фестиваль Уличной Еды – это наш катализатор, бета-тестер, аудитор и реализатор. Собственно, без него “Кухни Германа” и не было бы.

Сейчас из хобби уличная еда становится одной из моих любимых работ. Я не собираюсь оставлять телевидение, наоборот – приумножать. Так что придется ему уживаться с кухней в одних сутках, пока человечество не придет к клонированию.

 

 

Анастасия Шестопал и Антон Таран
Ателье эклеров

Антон: Я занимался ремонтом и продажей техники, а едой только в качестве хобби. Изредка делал что-то на заказ для знакомых и друзей. Но по удачному стечению обстоятельств решил заняться кулинарией. Сначала изучал все сам, с помощью книг и интернета, затем пошел учиться. Рецепты брал в книгах и в сети, затем переделывал и придумывал что-то своё. Постепенно из домашней кухни все переросло в отдельный цех с наемными работниками.

Фестиваль сыграл для нас очень важную роль, ведь “Ателье эклеров” изначально придумывалось исключительно для него. Но почти сразу оно переросло в нечто большее. Сейчас для меня это уже полноценная работа, со своими сложностями и радостями. Так что пора придумать новое хобби.

Анастасия: Когда-то я работала в туристической сфере, а до старта “Ателье эклеров” как раз находилась в декрете. Моему ребенку тогда исполнилось полгода года и мне уже хотелось себя чем-то занять. Вот я и решила помочь Антону раскрыть его кулинарные таланты.

Я вообще не умею и не люблю готовить. За эту часть полностью отвечает Антон. Я же занимаюсь административной работой. Бизнес-процессы налаживаем все время. И чаще эмпирическим путем, чем по умным экономическим гайдам. Мы и представить не могли, что “Ателье эклеров” примет такие масштабы.

Уличная еда стала важной частью нашей жизни. В будни – для нас это работа, в выходные – хобби. Мы приезжаем на “Арт-завод”, открываем бутылку просекко и садимся наблюдать, как разлетаются наши эклеры. На это можно смотреть вечно!

 

 

Саша Бурхан и Дима Дубровный
Churros Factory, Street Fry

Саша: Когда-то я занимался мелкой торговлей –  продавал все, что угодно: очки, духи, всякую мелочь в розницу. Потом работал официантом, администратором в ресторане и только после этого пришел к уличной еде. А вообще по образованию я – психолог.

Однажды появился инвестор, который хотел вложить деньги в лапшичную. У меня как раз имелся некий ресурс для воплощения этой идеи, а Дима показал, что может предложить что-то достойное для кухни. Но с инвестором не получилось – он на какой-то стадии просто пропал. Тогда мы решили не опускать руки и продолжить дело с собственными силами и финансами.

Мы в один момент поняли, что фестиваль может стать той платформой для развития, которой он является для нас сейчас. Впервые мы поучаствовали в кофейном фестивале с нашими чуроссами и какао с ромом. Дима готовил чуроссы, а я активно толкал какао. Оно до сих является нашим фирменным напитком. 

Как-то к нам подошел Роман Тугашев и сказал, что у нас очень крутой формат. В Испании он пробовал такие же чуроссы. Да и готовим мы зрелищно – на месте, как настоящий стрит-фуд. 

Многие спрашивают, когда мы откроем заведение, но пока нас устраивает выездной формат – это намного интересней и активней. Сидеть вальяжно в ресторане и налаживать там работу мне скучно, хотя в 40 лет таскать миски и гриль я тоже не хочу. Поэтому в перспективе заведение мы планируем. Скорей всего, оно будет базироваться на монопродукте, который еще не представлен на рынке. Хочется сделать то, чего еще ни у кого нет. Ну а пока у нас фестивальный формат уличной еды – и нам это нравится. Мы сейчас как раз на той активной стадии, когда хобби переходит в нашу основную работу. Именно этот проект дал нам первый ощутимый заработок и толчок к развитию.

Людям кажется, что это просто развлечение и мы работаем 2-3 дня в неделю, на фестивалях. Они не знают, сколько времени занимает монтаж/демонтаж, закупки, заготовки и прочие моменты. На Арт-заводе “Платформа” события проходят каждый викенд. Так что у нас выходной – это вечер вторника. Всё остальное время мы работаем.

Дима: По образованию я – менеджер. Учился в Инязе, стал бакалавром, а на последний курс пошел в Торгово-економический Университет. Потом служил в армии – так что у меня было много времени, чтобы подумать обо всём.

Меня тянуло на кухню. Я любил готовить дома и много экспериментировал. Когда учился на дневной смене, старался побольше крутиться в общепите: работал официантом, на кухне, барменом. Что интересно, моя первая робота – бармен в “Пан Пицца” (сейчас это уже бывшая “Oliva”). Там же я и встретился с Сашей.

Сейчас у нас четкое разделение труда: есть директор, а есть шеф-повар. Саша – идейный лидер, так что стратегическое развитие и коммерция за ним. А наполнение, кухня, декор уже за мной, хотя изначально мы все делали бок о бок.

Когда мы заработали первые оборотные средства, то долго думали, что с ними делать. В итоге вложились в участие в фестивале и в покупку оборудования. После чуроссов мы также открыли бар «Синяя лавка», а потом “Street fry”.  Именно на фестивале наш проект получил развитие и главных посетителей. 

 

 

Вячеслав Шестаковский
домашнее мороженое Умка

До уличной еды я достаточно долго занимался мотоциклами. Работал в офисе: было скучно и жарко, но уже тогда я привык работать летом, а отдыхать зимой. В итоге я решил, что пора начинать уже собственное дело и что оно непременно должно быть сезонным.

Мой близкий друг начал заниматься мороженым лет 5 назад. Точка продажи была в торговом центре. Правда, продажи там шли не очень хорошо. Тогда появилась идея сделать ice cream truck и продавать морожку прямо на улице и на массовых мероприятиях – этакое передвижное кафе. Со временем первоначальная идея видоизменилась – на радость нам и киевским сладкоежкам.

Изначально мы перепробовали всё мороженое в городе – чтобы понимать, к чему мы хотим прийти по вкусу и качеству. Нам очень повезло с кондитером: наш Андреа приехал сюда из самой Италии. Он уже больше 20 лет делает мороженое и работает с нами до сих пор.

Все 3 года фестиваль очень помогал нам и направлял наше развитие. Благодаря нему мы познакомились с ресторанами, которые сейчас закупают у нас мороженое. Да и посетители постоянно атаковали нас вопросами: “Где вас найти в городе?”, “Когда вы уже откроетесь?”. Именно фестиваль дал нам лояльную базу клиентов и уверенность, что их хватит для нормальной работы кафе. Так и появилось наше заведение на Костельной, 6.

Для меня уличная еда сейчас – это призвание! Мы все вместе меняем облик города, развиваем культуру питания, даем людям право выбора – этот процесс очень важен для общества. Это тяжелый и кропотливый труд, но по-своему благородный.