Большое внимание маленьким деталям: история уникальных ароматов
Next

Fashion&Beauty / вторник, 19 июня

Большое внимание маленьким деталям: история уникальных ароматов

4 главы. 8 невероятных историй. Каждая парфюмерная композиция в этих материалах отражает интимные глубины человеческой сущности, интерпретирует страсть и взывает к первородным желаниям. Эти композиции об элегантности и желании в то же время, о сладком забытье и дорогой классике. В этой главе мы поделимся с вами сокровенными тайнами, которые хранят в себе Penhaligon’s ELISABETHAN ROSE и новая коллекция от L’Artisan Parfumeur.

Penhaligon’s ELISABETHAN ROSE

В знак почтения и уважения к аромату Penhaligon’s ELISABETHAN ROSE, 1984 года, парфюмерный дом воспевает ему оду с помощью Penhaligon’s ELISABETHAN ROSE, 2018. Королевский, требовательный, диктующий условия – парфюм оправдывает свое название. Он командный, но в то же время безупречно спокойный, что характерно для аристократии.

Листья фундука, обернутые словно шелком, корицей и миндальным маслом, в сочетании с древесиной и мускусом демонстрируют нам, что сила и мягкость – воистине лучшие друзья. Удивительная композиция создана для того, чтобы показывать свою магкость в постели и силу в  окружающем мире.

Инкрустированный розой на колпачке, аромат отдает дань истории и гербу с двойной розой. Но  «Война роз» давно завершилась, все союзы были заключены, а потому сегодня вам представлен новый союз – ольфактивный. Роза присутствует и в самом аромате. Нежная, ненавязчивая, но в то же время капризная, она подчеркивает статусность владельца и напоминает о том, что не все в этой жизни дается так просто.

 

L’Artisan Parfumeur Colognes

L’Artisan Parfumeur представляет первую коллекцию одеколонов, созданную Фабрисом Пеллегрин. Это не просто неосязаемая световая аура. Эти одеколоны – выражение почтения к импрессионистам. В основе двух новых ароматов легли картины «На краю воды» Клода Моне и «Завтрак на траве» Эдуарда Мане.

На Au Bord De L’Eau парфюмеров вдохновила культовая работа Клода Моне. Этот аромат использует парфюмерные ноты подобно краскам. Как и в шедевре Моне, в нем чередуется реализм цитрусового бергамота и лимона, чтобы затем соединиться со свежестью фруктов с лепестками горького апельсина и более сложной текстурой, расположенной ниже. Художник выводит нечеткие контуры домов, отраженных в воде. К цитрусовой дымке Фабрис Пеллегрин добавил розмарин, яркую зеленую ноту, фиалки и мягкий мускус.

Sur L’Herbe появился благодаря картине «Завтрак на траве» Эдуарда Мане. Сама картина вызвала настоящий скандал, когда художественные критики увидели ее в 1863 году в Париже. Несмотря на отсылки Мане к классическому искусству, эта сцена, изображающая двух полностью одетых мужчин рядом с обнаженной женщиной на пикнике в лесу, его современниками считалась непристойной. Именно такая аутентичная современность и подтолкнула парфюмера Фабрис Пеллегрин к созданию формулы этого одеколона. Картина подтолкнула его вновь изобрести нероли, а точнее – дистилляцию из лепестков апельсинового дерева, насытив ее светом. Он поместил в сердце аромата солнечный аккорд, к которому добавил белый мускус и амбру, снабдив их щедрой порцией кислорода, который стирает все предубеждения.