Balthazar: "Мир меняется, а музыка должна строить мосты"
Next

Интервью / суббота, 05 марта

Balthazar: "Мир меняется, а музыка должна строить мосты"

На прошлой неделе Киев посетили с концертом бельгийцы Balthazar. Несмотря на то, что группа существует уже практически 10 лет, мир начал узнавать и обсуждать их музыку сравнительно недавно - с 2012 года, то есть после выхода второго лонгплея "Rats". Сегодня коллектив успешно катается по миру, выступая с лайвами на самых прогрессивных музыкальных фестивалях. В концертный тур группы повезло попасть и Киеву, а нам повезло пообщаться с ребятами лично.


Удивительно, но факт – с музыкой Balthazar киевляне знакомы намного обширнее, чем мы все ожидали. Прогрессивная молодежь помнит лайвы группы  на фестивале Sziget, так же случилось и со мной. Я попала на шоу бельгийцев в 2013 году, к тому времени у меня на слуху уже было несколько их песен. По правде говоря, это был один из самых скучных концертов в моей жизни, чему спустя время я все-таки нашла оправдание. Списав на неопытность выступлений перед такой большой аудиторией и сравнительной новизной в индустрии, была уверена, что никакого прорыва от них ждать не стоит. Тем не менее, следующим событием, которое напомнило мне об их творчестве, стал выход альбома “Thin Walls”: это был звоночек, намекнувший мне, что я поторопилась с выводами. За несколько дней выучить все песни на память и с горечью вспоминать фестиваль, - восприятие этой музыки у меня вышло на новый уровень. Все же, несмотря на мой восторг от лонгплея, от киевского концерта я не ждала чего-то воодушевляющего, и о как хорошо, что я ошиблась.

За несколько часов до старта лайва нам удалось попасть на площадку, чтобы задать ребятам несколько вопросов. Тогда еще никто из нас не подозревал, что вечером мы выйдем из зала ошарашенные, но счастливые.  Последнее шоу восточно-европейского мини-тура коллектива прошло в столице: немного уставшие Balthazar отдали нам себя, а мы подарили им Киев. Такой внимательный и отзывчивый в своей ответной эмоции.

Сегодня Balthazar – это не просто пять бесчувственных человек на сцене, это оркестр эмоций и звука. Сегодня каждая их песня – это история, переданная не только словами (чего стоит хотя бы мимика и жестикуляция Маартена). Складывается впечатление, будто все тексты выстраданы болью утрат и опытом, хотя их музыка, прежде всего о любви, взаимоотношениях и дружбе. Лирика перестает быть лирикой, какой мы привыкли ее слышать. Местами пение переходило в декламацию – кажется, перед нами стоял современный Маяковский, убедительно и рьяно убеждая в чем-то, но потом вступала скрипка и все напряжение мгновенно испарялось.


Многие артисты боятся приезжать в Украину, хотя эскалация конфликта не влияет на мирную обстановку в целом. Что вы слышали об Украине перед тем, как приехать? Наверняка что-то о войне?

Да весь этот шум вокруг войны – мы и приехали потому, что хотели развенчать стереотип, что в Украине небезопасно. Честно говоря, мы очень мало знаем о вашей культуре. Читали о ситуации с аннексией Крыма – к сожалению, в нашей прессе кроме как об этом больше не пишут.

Какую программу вы представляете в вашем мини-туре Европой?

Это микс всех альбомов, в котором больше песен из последнего, конечно. Естественно, в нашем списке есть и старые, любимые нашими фанами треки. Мы были очень удивлены, что украинцы знают наши предыдущие пластинки, это так приятно! Такого приема мы не ожидали.

"Thin Walls" – первый альбом, в работу над которым вы привлекли продюсера. Как вы начали сотрудничество с Бэном Хильером?

Нам давно нравятся лонгплеи коллективов, над которыми он работал. Кроме того, мы искали человека, который не будет сильно вмешиваться в звучание, а позволит нам оставаться тем, кем мы являемся. Бэн работал с Blur, Editors, Depeche Mode – творчество всех этих групп очень отличается, поэтому мы решили, что и нам он позволит быть “другими”.  Начать работу было спонтанно просто: мы позвонили, он сразу признался, что знаком с нашими первыми альбомами – так все и сошлось.

Он сильно повлиял на вашу музыку?

К тому моменту большинство песен уже были практически закончены. По большей степени, мы и хотели поработать с продюсером, так как практически все композиции были написаны в туре. Эта музыка действительно отличается от наших предыдущих релизов. Ранее мы сильно заморачивались по всем правилам – искали хорошую технику, студии. В этот раз совместно решили поменять свое отношение и просто работать в свое удовольствие. Мы записывали треки буквально где придется: дома, на улице. Именно поэтому у “Thin Walls” совсем другая атмосфера и звук.

Вы будете продолжать работу с Бэном?

С ним круто работать, но мы пока не знаем, как будет дальше. Не хотелось бы делать одно и то же.

“Thin Walls” сильно отличается по настроению от предыдущих двух лонгплеев?

Безусловно. Когда песни пишутся в туре, результат получается совсем другим. Наш второй альбом "Rats" был более интровертным, меланхоличным. Мы писали его, сидя дома, не меняя обстановку и не выходя из комнаты. Другое дело, когда ты возвращаешься в гостиницу с концерта, и в тебе бурлит адреналин.

У многих хороших групп есть треки, которые всегда будут узнаваемы и любимы публикой, сколько бы времени не прошло. Как вы считаете, спустя много лет, какие песни Balthazar будут всегда любить и помнить?

Да, это типичная ситуация. У нас так будет, наверное, с песней “Blood Like Wine”. Мы часто заканчиваем ею свои лайвы. Она никогда не была радио-синглом, не крутилась по телевизору, но стала очень популярной у нашей публики. Возможно, “Fifteen Floors”, потому что это наша первая песня.

Вы давали концерты на разных континентах перед совершенно разной публикой. Чувствуется ли разница в восприятии вашей музыки?

Конечно.  Страны Балтии и Америка очень схожи по реакции с Южной и Северной Европой. В этих местах люди горят энтузиазмом, они экстраверты по отношению к нам и с удовольствием показывают, если им нравится наша музыка. Во Франции все очень таинственные – думаю, наше выступление им тоже понравилось, хотя они и не были очень активны.

Музыка – сильный агент влияния на человека. В своих песнях вы побуждаете задуматься над собой?

В каких-то случаях да. Многие говорят, что петь о любви – это самое простое и универсальное занятие в жизни.  Это не так, любовь – сильное чувство, которое способно полностью изменить человека. Мы не хотим грузить людей серьезными темами, думать о любви – это хорошо. Вкладывать в свою музыку какие-то более острые месседжи мы не видим смысла, потому что сегодня тема может быть важна, а завтра уже нет. Мир меняется. Ты никогда не можешь быть уверен в том, кто прав, а кто виноват.  Нам нравится писать о том, через что прошли собственнолично. Мы знаем, что есть много групп, которые не выступают в России, но это неправильно. Музыка должна строить мосты.

Вы работаете над новым материалом сейчас?

Мы постоянно пишем что-то новое, но пока у нас нет планов записать конкретный трек. Мы наслаждаемся путешествиями, отдыхаем и не задумываемся серьезно над следующим альбомом.

Многие из вас играют на нескольких музыкальных инструментах. Вы экспериментируете с новыми?

Новый инструмент – это способ добавить новый оттенок в музыку группы. Честно говоря, мы не такие уж и талантливые музыканты. Можем сыграть три ноты на трубе и этого нам достаточно. Была ситуация, когда во время работы над вторым альбомом (а мы были в туре тогда) многие песни писались с участием тромбона. Когда-то мы купили его в Америке и спустя много времени наконец-то решили попробовать. У  нас нет никаких ограничений в этом плане.

Какую песню вы бы в первую очередь дали послушать человеку, который не знаком с вашим творчеством?

О, это очень сложный вопрос! Вряд ли мы можем ответить на него самостоятельно. Возможно, “Decency” – она открывает “Thin Walls” и является хорошим вступлением.

 

Ваша музыка очень кинематографична. Какие фильмы вы бы выбрали, чтобы написать саундтрек?

Было бы прикольно, если бы это были какие-то глупые американские экшены или, например, типичные меланхоличные драмы. А почему бы и нет?