28 ужинов. Второй сезон. Глава 6: Елена Лазуткина
Next

Спецпроекты / четверг, 15 марта

28 ужинов. Второй сезон. Глава 6: Елена Лазуткина

Елена Лазуткина – не просто книжный продюсер. Эта женщина смело бросает вызов архаическим слоям общества, приучая нас к высокой литературе. О книжных экспериментах, политике и о том, как секс связан с литературой – в одном из самых интересных разговоров в «28 ужинах».

Ужин: Спринг роллы с чилийским сибасом и вьетнамским соусом. Севиче тунец.

Давно слежу за вами и вашей карьерой. У вас очень правильно выстроен коммерческий образ. Опыт в PR-сфере, как видно, пригодился.

Вообще-то, я считаю себя пиарщиком. Думаю, хороший продюсер – это всегда профессиональный пиарщик, в первую очередь. Просто назвали по-новому.

Во многих интервью вы делаете прямую связку между сексом и книгами. Для чего? Вы считаете, что секс помогает продвигать культуру чтения?

Это единственное сочетание, которое никто еще не осмелился вынести на публику. Думаю, оно привлечет любого.

Чтение давно стало в глазах окружающих уделом ботанов и интеллектуалов. Я пытаюсь это поломать, и секс в данном случае взят в качестве антипода. Секс интересен. Хотя для меня самой сексуальной вещью был и остается мозг. Многих современных проявлений сексуальности я вообще не понимаю. Например, новое модное течение у молодежи – «пансексуализм» – неважно в каком обличии твой партнёр и каковы его внешние проявления.

Я считаю, что всё же роли «Мужчина» и «Женщина» не потеряли актуальности, хотя и границы первичных половых признаков уже размыты.

Секс и книги – это две вещи, которые не могут существовать друг без друга, в моем понимании. Без книг мы не можем развиваться и без секса мы не можем развиваться. Как маркетолог я признаю, что эта фраза выглядит кричаще и вызывающе. Но как пиарщик, и в каком-то роде философ, могу сказать, что это мой сознательный внутренний выбор.

Смешивать направления – это новый тренд. Оглянись вокруг: уже давно смешались технологии, искусство, благотворительность и миллион других направлений. Мы научились экспериментировать даже с религией. Так почему бы не попробовать проделать то же самое с нашим интеллектом?

С книгами нужно экспериментировать?

Конечно! Представим себе флешмоб: сотни известных личностей из мира политики, шоу-бизнеса, IT и т. д. публикуют на своих страницах в социальных сетях фотографию с книгой. Просто фотографию с книгой, которую они сейчас читают, или прочли, или хотят прочесть. Ты вообще представляешь, насколько повысилась бы читаемость нации за одну неделю? Я считаю, что чтение должно стать настоящим интеллектуальным движением. И в этом случае синтез секса и книг очень хорошо работает на привлечение. Это две темы, с которыми сложно спорить. И секс, и интеллект являются основополагающими вещами в жизни человека.

Мне очень понравилась идея такого флешмоба. А почему вы сами до сих пор этого не сделали?

Уже сделала. Проект назвали #Must_Read, в черновом виде он уже готов – буквально на днях увидит свет. Всё равно получается, что я персонализирую проект как организатор, приглашая публичных личностей на фотосъёмки, а хочется, чтобы это стало всемирным движением.

Но вам было бы выгодно стать идеологом такого проекта, не так ли? В нашей стране нет профессии «книжный продюсер» как таковой. Вы могли бы стать популяризатором целого общественного движения.

Да. Кстати, в этом бизнесе я называю себя Диснеем. Когда Уолт начинал, все говорили, что он спятил. А он лишь твердил: «Я верю, что мультик сможет изменить мир». Возможно, это звучит дерзко и немного наивно, но я действительно считаю себя человеком, который может изменить мировую индустрию. Ведь если проследить за другими творческими сферами, то в основе любого фильма или спектакля почти всегда лежит книга.

Но мне кажется, что книжная индустрия, мировой книжный бизнес как таковой уже устарел. Нужно менять подход на корню: я "скопировала" подход из музыки – продюсирование. Ведь если бы не был создан фетиш Мадонны, то и вокруг ее музыки не было бы такого ажиотажа. Так же нужно действовать и с авторами. Необходимо вывести автора в новый формат, в формат книжного гения. Как, например, происходит с музыкантами или художниками. Существует слаженная система, которая позволяет им вырваться вперед. В нашей же стране тебе даже рукопись некому принести. А если ты еще и на русском пишешь, то сразу до свидания. Но так же нельзя. Мы все знаем два языка, и этим нужно гордиться! Нельзя политизировать этот вопрос.

А чтение должно существовать вне политики?

Я считаю, что да. Абсолютно. Ты приходишь к книжкам, когда хочешь учиться. Когда хочешь, чтобы твой мозг работал. Ты хочешь постигать. Это не относится к политике.

Я слышал о том, что существует литература, недоступная для широких масс. Это правда или нет?

Правда. Как минимум, существует библиотека в Ватикане, попасть в которую практически нереально. Там есть сотни книг, на которые историки просто молятся. И я думаю, что таких библиотек достаточно много. Есть ли запрещенные книги? Конечно есть. Их можно найти разве что в теневом интернете. Но не стоит забывать, что общество само делает эти книги запрещенными. Взять ту же «Поваренную книгу анархиста», которую сейчас нигде не найти и благодаря которой можно сделать бомбу у себя на кухне. Ты бы хотел, чтобы она попала в руки кому-нибудь в Донецке? Или чтобы она была у твоих соседей? Вряд ли.

Поговорим о животрепещущем. Насколько сильно бьет по имиджу автора его открытая ЛГБТ позиция?

Как издателя, меня совершенно не волнует личная жизнь автора. Мне важно само творение – интеллектуальный труд писателя. Хотя я всегда в добровольно-принудительной форме прошу автора обсудить со своими партнёрами сексуальные сцены, присутствующие в книге, дабы избежать в дальнейшем недоразумений. Как раз сейчас я осознанно издаю книгу, в которой чётко ясна гомосексуальная позиция автора. Для меня это личный вызов, и вызов нашему обществу. Виктор Бревис описывает жесткую циничную реальность, не заворачивая её в красивую обёртку. Для меня лично это был сложный выбор, я люблю «продавать красоту», а не «реальность».

А рынок к этому готов?

Я из тех людей, которым плевать на рынок. Я создаю тенденции.

Думала ли ты над тем, чтобы издать свою книгу? И если да, то о чем она будет?

Да, у меня есть такие планы. Это будет книга о книгах. Там будет правда о том, как устроен книжный бизнес, и моя теория по изменению мира.

Скажи, где ты любишь бывать в Киеве?

Если речь идёт о клубах – CHI, L8Park и Closer, но клубы все же посещаю крайне редко. Из баров – Barman Dictat и #местокоторогонет. Что касается ресторанов — это зависит от того, в каком  районе живу и работаю. Я переезжаю каждые 1,5-2 года, поэтому всё меняется. Например, сейчас это ресторан "Одуван" на Севастопольской площади.

А алкоголь? Какой алкоголь любишь?

Обожаю смешивать белое сухое вино с яблочным соком. Вообще нравится все сладкое. Иногда позволяю себе самбуку или текилу.

Если я правильно помню, ты водишь автомобиль. Это так?

Да, я вожу и очень это люблю. С учётом того, что я когда-то училась ездить на "Ладе", обожаю все, что на механике, даже старой. Но и любое новое авто – это всегда удовольствие.