28 ужинов. Второй сезон. Глава 1: Антон Фридлянд
Next

Спецпроекты / понедельник, 05 марта

28 ужинов. Второй сезон. Глава 1: Антон Фридлянд

О творческом подходе к отношениям, интернет-конфликтах и о том, какие ключевые жизненные амбиции у Антона Фридлянда – писателя, сценариста, креативщика и любителя путешествий.

В социальных сетях нередки случаи травли. Повод найдется всегда: некрасивый «кампейн», ужасная реклама, чья-то безграмотность или бездарность. И как начнется Салем с сжиганием ведьм. Тебя же я никогда не видел участвующим в такой бойне.

На самом деле было пару раз. Иногда возникают ситуации, мимо которых невозможно пройти. К примеру, был случай, когда один человек выложил в Facebook виртуальную шутку, в которой была фашистская свастика. Я не смог промолчать и указал ему в комментариях на то, что эта шутка не смешная. Затем ко мне присоединился Гарик Корогодский. В конце концов, не используя жестких способов давления, нам вдвоём удалось убедить автора поста, что не так уж это и смешно. Хотя это сложно назвать травлей, скорее – воздействием.

А что с остальными не так?

Ты понимаешь, есть мнение, что интернет создает почву для вседозволенности. В соцсетях многие люди остаются анонимизированными. На аватарке у них котик, а в комментариях – ад. Знакомая история, правда? Называешься неким Иваном Ивановым и мочишь всех. Еще конечно же играет роль маленькая дистанция: любой, даже абсолютно незнакомый тебе человек, может ни с того ни с сего начать учить тебя жизни, осудить нелепую шутку или ту же безграмотность.

А как ты относишься к безграмотности?

Смотря, о какой безграмотности мы говорим.  Если ты сделал пару ошибок в тексте – это не страшно. Но бывает же, когда люди пишут глубокие философские посты, рассказывают в них, как нужно жить, но при этом делают ошибку в каждом слове. Для меня это маркер, сразу который напоминает о том, что этот человек с книгами не дружит. Да и в целом мне сложно доверять людям, которые безграмотно пишут.

Не читать книги – это порок?

Ну точно не достоинство. Давай представим: человек не чистит зубы и ходит с плохим запахом изо рта. Это порок? Нет, это не порок. Но на обед я с таким человеком точно не отправлюсь.

Выходит, ты четко сегментируешь людей по уровню грамотности?

Грамотность не является для меня наиболее важным моментом. Иначе я бы просто не смог читать большую часть текстов в интернете.

А что является для тебя важнейшим пунктом?

Радикальное неприятие у меня вызывает воинствующее невежество. И сейчас я говорю не об информационном невежестве. Просто есть люди, которые считают, что быть тупым – это круто. Абсолютно непонятная для меня позиция, которая выбивает из колеи.

Когда тебя слушаешь, в голове сразу вырисовывается образ очень интеллигентного человека. Как ты считаешь, интеллигентность – это качество врожденное, зависящее от семейного бэкграунда, либо же наживное?

Это воспитание. Мы все рождаемся голыми и кричащими, а затем в нас воспитывают разные качества.

Есть мнение, что наживная интеллигентность – не что иное как подражание. Как думаешь, возможно ли воспитать в себе присущие интеллигентному человеку качества, не потерявшись при этом в напускной мишуре?

Я думаю, что интеллигентность в современном понимании – это гораздо больше, чем понимание того, какую ложку нужно взять и под какое блюдо положить. Та самая, якобы врожденная, интеллигентность с «лордовскими замашками» нужна лишь в некоторых случаях и в крайне умеренных дозах.

Для меня интеллигентность –  это умение слушать собеседника, четко излагать свои мысли, не выпячивать себя тогда, когда это не нужно. Не участвовать в интернет-конфликтах – это тоже проявление интеллигентности.

А умение промолчать?

Да, это тоже очень важно.

Опять-таки, возвращаясь к социальным сетям: возникла ситуация, когда люди думают, что у человека, который ведет какую-либо социальную активность, должно быть свое мнение по любому вопросу. На мой взгляд, это заблуждение. Я себе позволяю не иметь мнения по многим вопросам. И не потому, что чего-либо избегаю или боюсь, просто я четко отделил для себя темы, которые мне не интересны.

Или же понимаю, что это не моё, и экспертом я в этом вопросе не являюсь. Этот «феномен эксперта» вызван тем, что якобы если есть некий вопрос, который задает инфосфера, то ты должен обязательно дать на него свой публичный ответ. На самом деле не должен.

«Санитаром леса» ты, видимо, не работаешь.

Наверное, я не настолько плотояден, чтобы работать таким санитаром. Это все вегетарианство. Оно накладывает свой отпечаток, снижает агрессию.

Как ты пришел к вегетарианству?

Я стал вегетарианцем около 15 лет назад. Я часто путешествовал в Азию, познавал индуистские и буддийские принципы жизни. А как ты знаешь, Индия особенно проникнута идеями непричинения зла и вегетарианства. Восточное мировоззрение постепенно проникало в меня и вскоре я решил изменить свою жизнь.

И каково тебе? Ты – первый вегетарианец, которого я об этом спрашиваю.

Абсолютно нормально. Если рассматривать это с физической стороны, то да, ты не ешь мяса, но все равно чувствуешь себя сытым. С этической точки зрения ты понимаешь, что перестал убивать. Ведь давай по-честному: любой твой заказ блюда из животных продуктов в ресторане – это убийство. Хоть ты и не стоял сам с топором на кухне, ты выступил заказчиком.

Когда я перестал есть мясо, почувствовал облегчение. Дело не только в убийстве, а в том, что употребляя мясо, ты лишаешь животных природных условий жизни. Ведь вся их жизнь с момента рождения – это путь на скотобойню. Так не должно быть.

​Количество блюд, которые ты можешь употреблять, существенно сокращается? Какие основные ингредиенты входят в рацион вегетарианца?

Я бы так не сказал. Основные – тофу, бобы, картошка. Да все что угодно. Например, вчера в моем любимом итальянском ресторане я ел моцареллу аффумикату с вялеными томатами и домашним соусом песто; ризотто с трюфелем и равиоли с рикоттой и шпинатом. Я бы не назвал это аскетичным ужином. В представлении среднего обывателя вегетарианцы каждое утро выходят во двор и припадают к газону. Но это не так.

А если кто-то при тебе будет есть стейк?

Никаких проблем. Моя жена, к примеру, мясоед. Я спокойно к этому отношусь. Вегетарианство – мой личный выбор, я никому его не навязываю. Главное, чтобы меня не пытались накормить стейком.

А шутки про вегетарианцев и веганов любишь?

Их всего три от силы, и они очень примитивны.

Поговорим о работе. В число твоих профессиональных талантов входит придумывание названий для ресторанов. Как у тебя происходит этот творческий процесс?

Для начала нужно понять задачу, формат и желания  клиента. Бывают случаи, когда люди сами не знают чего хотят. Но это редкость. Я отталкиваюсь от этих трех базовых моментов и начинаю предлагать варианты. Дальше у нас с заказчиком начинается игра в «тепло-холодно».

Что тебе помогает придумывать? Когда Антон Фридлянд называет твой ресторан – это модно. Можно сказать, это уже стало частью какого-то культа. Я, например, открываю бутылку вина и начинаю штудировать вдохновляющие материалы. Все, что может вдохновить и помочь.

Вам – модно, мне – приятно. Понимаешь, вся моя работа связана с придумыванием: концепции, слоганы, тексты, названия. Это круто и интересно, но это история не только о ресторанах. И если бы я каждый раз открывал бутылку вина, спился бы уже (смеется).

Выходит, ресторанами ты занимаешься не часто.

Да, это происходит локально. Я отвечаю за смысловую составляющую в крупной девелоперской компании.

Ты можешь назвать себя офисным работником?

Нет. Я не офисный работник, но и не фрилансер. Что-то среднее. Офисная жизнь не для меня, это я уже знаю точно. У меня был опыт в бизнесе: еще до кризиса мы с товарищем открыли креативное агентство. Спустя год мы его благополучно закрыли. Я больше креативщик, чем бизнесмен.

А возможно сочетание креативщика и бизнесмена в одном человеке?

Да, конечно. Я знаю таких людей. Но в большинстве случаев все равно приходится выбирать.

Мне кажется, на данном этапе развития своей карьеры ты спокойно мог бы вступить в тандем с каким-то бизнесменом и открыть мощнейшее креативное агентство. Ты бы разрабатывал концепцию, а ее за тебя бы реализовывали.

Я и сейчас придумываю концепции.

Я говорю о масштабности производства. Сейчас ты выращиваешь хорошую, здоровую курицу. Но мог бы штамповать целые партии бройлеров.

Есть хорошая притча о рыбаке на эту тему. Один бизнесмен отдыхал на экзотическом острове и увидел отдыхающего в гамаке рыбака. Бизнесмен спрашивает у него: «А чего ты спишь?

Вышел бы еще раз в море, наловил бы рыбы больше, чем обычно». «А зачем мне это?» — спросил рыбак. «Ну как зачем! – сказал бизнесмен. – Выходя в море два раза вместо одного, ты сможешь уже через год купить себе большой корабль, еще через год купишь пять кораблей, наймешь людей и будете ловить огромное количество рыбы.

Ну а потом у тебя будет целая флотилия с вертолетами, высматривающими рыбу». «Так а зачем мне все это?» — спросил рыбак еще раз.  «Ну как зачем? Ты сможешь лежать в гамаке».

«Я и так лежу в гамаке», – сказал рыбак.

Есть некая гармония между тем, что ты теоретически можешь получить и той ценой, которую ты за это заплатишь. Я сейчас доволен тем балансом сил, который я трачу, и тем, что я за это получаю. Мы снова возвращаемся к тому, что есть люди-бизнесмены, а есть не бизнесмены. Если стремиться к такому бурному росту, о котором ты говоришь, то все равно придется заниматься бизнесом. А я этого не хочу. Мои амбиции другие.

А какие у тебя сейчас амбиции?

Так получилось, что сейчас я одновременно пишу два романа. Моя главная амбиция – сделать эти романы крутыми. Материальные формы меня полностью устраивают. Сейчас хочется другого.

Сейчас ты понял, что в гамаке можно лежать и так?

Нет, сейчас как раз в гамаке лежать не получается. Раньше я каждую зиму проводил в Азии. Иногда даже на полгода уезжал. Но сейчас из-за работы уезжать надолго не получается. Мы с женой каждый месяц стараемся летать куда-то на уикенды, менять ритм. Но это не гамак.

Расскажи о своей новой книге. Как я понял, она посвящена жене.

В этой книге двадцать рассказов, и все они разные. Отдельный сюжетный цикл посвящен Азии. Это сборник историй, произошедших в Камбодже, Лаосе, Индии и т. д.

Также там присутствуют несколько антиутопических вещей, действие которые происходит в недалеком будущем. А еще в этой книге есть пьеса под названием «Аллергия». У главного героя которой аллергия на людей.

Кто твой покупатель? Вряд ли речь идет о женщине, случайно увидевшей в переходе твою книжку.

Я не представляю адресата, когда пишу. Мне хочется думать, что это люди, в чем-то похожие на меня.

Бывало ли у тебя такое, что приходилось заставлять себя писать?

Нет, такого не бывало, потому что для меня писательство не является профессиональной деятельностью. Когда человек себя заставляет, ничего хорошего не выходит. Нельзя творить из-под палки.

Каким был твой путь к такой взвешенности собственных амбиций?

Я пробовал разные способы жизни: от «работоголика» до того, кем я являюсь сейчас. И в итоге нашел свой идеальный режим.

Сколько лет ты в браке?

Вместе мы семь лет, пять из них – в браке.

Семь лет – это очень много. Что помогает вам столько лет быть вместе?

Это любовь. Да, у меня были какие-то краткосрочные отношения, как у всех. Но в нужный момент ты просто находишь своего человека и все.

А та основная составляющая, что заставляла тебя гореть в начале, остается на протяжении всего этого времени?

Да, конечно. Я не знаю, как бывает у остальных людей, но наш брак – это союз творца и музы. Это особый вид отношений. Это творчество. А творчество не может стать рутиной.

Чего ты категорически не приемлешь в людях?

Меня абсолютно отталкивает невежество.